«Хочу, чтобы эта киноистория стала достоянием страны»

11 Дек 2023 17:49
Количество просмотров: 548

В Шымкенте прошла пресс-конференция, организованная визит-центром «Шымкент». Спикерами были наши земляки: лауреат премии «Ника» и Каннского кинофестиваля, казахстанско-российский режиссер С. Дворцевой, доктор исторических наук, академик Б. Байтанаев и казахстанский диктор и журналист Е. Мукаш.

С детства помню, что в титрах художественных фильмов, будь они исторические, о милиции или врачах, приключенческие или другого жанра, были написаны имена и фамилии научных консультантов. К сожалению, сегодня у исторического кино не всегда бывают такие советники. Либо они есть, но абсолютно не авторитетные в академической и исторической среде. Поэтому автор или авторы сценария и режиссер современного исторического художественного кино могут фантазировать как угодно. Зачастую в угоду политической конъюнктуре. Но история – дама принципиальная. У нее есть факты, за которые распирает гордость, а есть вещи, от которых становится стыдно. Перефразируя французскую поговорку, скажу, что порой история сурова и нелицеприятна, но это история.

Незнающему человеку можно рассказать, что самовар – это утюг. И он будет это говорить всем, пока сам не увидит самовар в деле или не нарвется на знающего человека, который покажет ему эту кухонную утварь на картинке и расскажет правду. Теоретически, наверное, самоваром можно погладить одежду. Но видя то, как вы елозите рубашкой или брюками по горячему пузу самовара, в лучшем случае вам подарят утюг, в худшем – покрутят у виска.

Киноманы спросят, а при чем здесь история и С. Дворцевой? Ответы даст пресс-конференция, которая прошла интересно и познавательно, в том числе благодаря моей коллеге Л. Копжасаровой, не только оповестившей о встрече группы с журналистами, но и выступившей модератором.

История кинопроекта, как рассказал С. Дворцевой, началась с того, что ему позвонил Е. Мукаш и предложил снять фильм на родине.

Е. Мукаш поведал, что смотря современные фильмы об истории страны, понял, что они неинтересные, ненастоящие, ничего не добившиеся в мире. Изначально о Дворцевом вообще не думал. На тот момент у него было много знакомых среди казахстанских режиссеров. Но проговаривая свою инициативу, понимал, что многие не потянут. А идея заключалась в том, чтобы снять историческое кино. В голове были разные жанры: комедия, может быть, фантастика. Хотелось снять что-то в духе Ридли Скотта, который работал в самых разных жанрах, но наибольшей известности добился историческими и фантастическими картинами.

«Каждому человеку хочется сделать в жизни что-то важное. У меня есть желание создать фильм, где не собрались бы на холме, подрались и разбежались. Но это была лишь инициатива. Я непрофессионал в кино, не было ни истории, ни сценария. Но хотелось, чтобы фильм снял режиссер мирового уровня. И тогда я предложил свою идею Дворцевому. Он тоже очень долго сомневался», — рассказал о том, как все начиналось, Е. Мукаш.

Продолжая свой рассказ о начале кинопроекта, С. Дворцевой честно признался, что когда ему позвонил Ержан, первое, о чем он подумал: «Да ну, несерьезно все это». Но в какой-то момент все же начал размышлять на эту тему.

«Таких предложений мне делают много и достаточно часто. Передо мной вставал вопрос: «Где я и где историческое кино?» Кто видел мои картины, знает, что они базируются на реальности. Можно сказать, на сегодняшнем дне. А здесь надо делать фильм о том, чего, по сути, никто не помнит», — рассказал С. Дворцевой.

По словам режиссера, он давно хотел сделать фильм в Казахстане, но не в ближайшее время. Тем более историческую картину.

«Я очень опасаюсь таких фильмов. Для меня, режиссера, вышедшего из документального кино, такие фильмы зачастую выглядят, как театр с ряжеными актерами, которые изображают некую эпоху. А здесь увлекся. Работа началась месяцев восемь назад.

Недавно я встречался с акимом Туркестанской области Дарханом Сатыбалды. Он нас поддержал, за что я ему очень благодарен.

Надеюсь, что все обещанное для реализации первого этапа состоится», — рассказал С. Дворцевой.

Продолжая рассказ, мастер обозначил, что в конечном итоге инициатива им была поддержана не потому, что он родился в Казахстане, а потому, что почувствовал: надо сделать что-то важное для страны. И сказано это было без какого-либо пафоса.

Как уже ранее было отмечено, очень важно для исторического кино присутствие грамотного и компетентного научного консультанта. В нашем случае команде единомышленников повезло: в нее влился академик Б. Байтанаев.

Режиссер будущего фильма рассказал, что, общаясь с профессиональным историком, поразился тому, что об истории родного края, наверное, знал один процент.

«Сначала я не знал, о чем делать картину. Много думал о каких-то объектах, событиях в истории нашего края. И фокус сужался.

Прочитал много источников. Но мне хотелось, чтобы в этом огромном мире меня кто-то, как компас, сориентировал. Общаясь с Байтанаевым, вышел на ту идею, которая мне очень понравилась», — рассказал С. Дворцевой.

В свою очередь Б. Байтанаев также посетовал на то, что хорошего и достоверного исторического кино у нас в Казахстане не хватает.

«К большинству фильмов, как и к современным художественным произведениям на исторические темы, отношусь достаточно скептически. Очень важны исторические реалии. Когда я познакомился с Дворцевым, первая идея была не только показать памятники археологии, но и чтобы он прочувствовал само историческое событие. Достоверность состоит из мелочей. Мне понравилось в моем новом знакомом, что он очень дотошный и стал докапываться до истины. Моя задача была снабдить его источниками. К тому же, когда мы приехали на городище Караспан, где перед походом на Золотую Орду Темирлан встречался с послами Тохтамыша, по глазам Дворцевого было видно, как он представил это событие. Моя задача — избавить режиссера от исторических ляпов, вплоть до мелочей», — сказал на пресс-конференции Б. Байтанаев.

Чтобы определиться с тем, о чем будет фильм, С. Дворцевой начал читать книги английских авторов, американскую, иранскую литературу. И в какой-то момент увлекся. Сначала обсуждали VIII и IX века. Была и Золотая Орда.

«О многом говорили. Но я режиссер, которому нужно зацепиться за что-то. Не могу снимать, например, про жизнь какого-то исторического деятеля. Я такое кино не делаю. Как можно рассказать о жизни Чингисхана за полтора-два часа? Для меня это невозможно. Есть режиссеры, которые это делают. И, наверное, хорошо делают. Мне важно не по поверхности пройти, а вглубь. Мой метод диктует найти явление, факт или артефакт и с ним дальше работать. И тут благодаря Байтанаеву появилось «Зафар-наме». И вот так шаг за шагом я понял, о чем хочу сделать фильм. Понял, что мне интереснее всего будет время, а точнее, 1399 год. Это эпоха Тамерлана и конкретный артефакт – тай-казан. Именно он стал той точкой или каплей, через которую я смогу показать море», — немного приоткрыл создавшуюся интригу режиссер.

СПРАВКА «ЮК»

«Зафар-наме» («Книга побед») Шараф ад-Дина Али Йазди — крупнейший исторический труд средневековья, посвященный жизни государственного деятеля и полководца Амира Тимура. В нем описаны основные события правления Сахибкирана, его военные действия в 1360-1405 годах. Сочинение Шараф ад-Дина Али Йазди содержит обширную информацию о социальной, экономической и культурной жизни того периода. В источнике впервые упоминается Шымкент.

С. Дворцевой рассказал, что ему захотелось экранизировать историю создания тай-казана. Во-первых, это известный исторический факт. Во-вторых, мы знаем имя конкретного мастера. В-третьих, есть факт, что заказал тай-казан непосредственно Амир Тимур. Есть годы, когда делался тай-казан и когда он был готов. Вот эти исторические факты стали для режиссера «Тюльпана» и «Айки» очень важными.

«Хочу сделать картину, которая будет основана на стопроцентных исторических фактах. Но, конечно, что-то нужно будет додумывать. Но в меру. Все же это художественное кино. К тому же меня еще привлекает то, что о Тимуре знают многие, а о тай-казане не все. В том числе за рубежом. Хотя это семантический эпицентр туркестанской святыни и шедевр мирового декоративного бронзолитейного искусства. К тому же это сжатая история, которую можно рассказать подробно. Не надо растягивать на десятки или сотни лет. Поэтому это будет история об иранском пленном, который по приказу Тимура отливал тай-казан. Раскроем человеческую историю в теме «художник и власть», когда создается шедевр из заказа», — рассказал С. Дворцевой.

Для работы над сценарием историко-приключенческой драмы, который пишется вместе с соавтором Г. Островским, режиссер использует не только общеизвестные источники, но и те, которые не имеют широкого научного оборота. Например, китайские, которые не переведены ни на один язык.

Возвращаясь к встрече с главой региона, режиссер отметил, что это был первый человек, который поддержал проект.

«На этапе переговоров меня убеждали, что с моим согласием моментально найдутся люди, которые поддержат проект, в том числе финансово. Но когда история была готова, оказалось, что никого нет. Никто ничего не хочет поддерживать. Люди просто шарахались. Я понял, почему так произошло.

По всей вероятности, бизнесмены подумали, если ты такой серьезный с мировым именем режиссер, найди деньги где-нибудь на Западе. Я бы мог начать это делать и, безусловно, нашел бы поддержку и в Китае, и в Иране. Но я хочу найти поддержку в Казахстане. Хочу, чтобы это была наша картина, которая станет достоянием нашей страны. К сожалению, все на словах патриоты, а когда касается дела, то разбегаются. Хотя, по сути, речь идет о проекте, которого в Казахстане никогда не было», — поделился своими мыслями режиссер.

И он прав. Дело в том, чтобы пригласить такого уровня режиссера, как С. Дворцевой, снимать кино в Казахстане, его нужно чем-то заманить. Чаще всего деньгами. Но если так случилось, что мастер дал свое согласие, есть история, то такое кино надо сделать.

Поэтому хотелось бы, чтобы идея нашла понимание и в этом проекте приняли участие наши бизнесмены. Хотя, как сказал С. Дворцевой, он тоже из разных источников, но внесет финансы в бюджет фильма.

Именно сейчас начинается один из этапов создания фильма, когда необходимо делать кинопробы, искать локации. Кстати, кроме того что С. Дворцевой выступает в проекте как автор сценария и режиссер, есть необходимость, чтобы он продюсировал этот фильм, так как мастер работает по своему авторскому методу. И только это ему интересно.

Ему не нужна очередная картина про всадников, убийства и оторванные головы. Ему нужно кино – ручная работа, мировое произведение искусства, которое будут смотреть не один год. Поэтому над фильмом будут работать как казахстанцы, так и люди из ближнего и дальнего зарубежья. В том числе в актерском составе. Если только режиссер почувствует, что кто-то будет давить, чтобы кино снималось, как они хотят, то он будет жестко требовать, чтобы его работа снималась по его методу. По факту С. Дворцевой, согласившись на этот проект, впрягся в тяжелейшую работу, требующую не меньших затрат, как, например, фильм «Томирис». Но, как он сам сказал, это не только его профессия, но и долг. Поэтому очень важно найти правильных партнеров, которые бы точно понимали, что он хочет сделать.

Почему этот фильм важно снять именно в Казахстане, хотя мастер тай-казана – пленный иранец, а заказчик – национальный герой Узбекистана? Как пояснил С. Дворцевой, такую двухтонную чашу, как тай-казан, один человек не мог выплавить в одиночку. В этом ему помогали представители различных племен, в первую очередь джалаиры, впоследствии сформировавшие казахский этнос. Но при всем уважении ко всем политикам и странам режиссер хочет создать фильм, лишенный политической подоплеки и очередного исторического мифа.

Во время учебы на историческом факультете преподаватели научили меня перепроверять в разных источниках описание того или иного события, выводить причинно-следственную связь и никогда не рассматривать то или иное историческое событие с точки зрения времени, в котором мы живем. Историю надо рассматривать в разрезе той эпохи, когда она произошла.

А в соцсети я познакомился с кавалером ордена «Достык», доктором исторических наук, профессором В. Козодоем, который сегодня изучает и по-новому, опираясь на первоисточники, раскрывает историю Сибири. Кстати, несколько лет назад профессор написал и выпустил книгу «Алихан Букейханов: человек-эпоха», которую перевели на казахский и турецкий языки.

Так вот, В. Козодой высказался о том, что история – это точная наука. Есть описанный в источнике или подтвержденный археологией факт – это история. Нет – либо историческая гипотеза, но не история, либо – конъюнктура.

Так и с кино Дворцевого. Его художественные фильмы не только авторская, штучная работа, но и точное кино. Не говоря уже о документалистике.

Так и с историей тай-казана, которую режиссер взялся экранизировать. И я абсолютно уверен, что первыми зрителями на премьере должны стать туркестанцы и шымкентцы.

В казахском языке есть понятие «ниет» — намерение. «Акниет» — благое намерение. Пожелаем этому благому намерению сбыться. Светлого пути — Ак жол!

 

 

Владимир Привалов

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *