«Хочу по-христиански похоронить брата»

26 Окт 2018

То, о чем рассказала в редакции «ЮК» жительница Шымкента И. Гусева, вызвало противоречивые чувства и сомнения: не лукавит ли заявительница? Или ситуация, в которой она оказалась, бывает не только в придуманных детективных сериалах? И. Гусева утверждает, что ей угрожают физической расправой, если она не прекратит хождений по инстанциям, в том числе в прокуратуру. Угроза, по ее словам, исходит от сотрудника полиции с офицерскими звездами на погонах (называет фамилию и должность). «Я хожу с электрошокером», — Ирина вынула из сумки устройство.

И. Гусева.

 На сайте Генеральной прокуратуры РК на днях появилась официальная информация о том, что в Шымкенте был осужден и провел за решеткой более трех лет человек, в отношении которого было сфальсифицировано уголовное дело. Приговор ему вынесли в 2015 году. Досудебное расследование вел Аль-Фарабийский отдел полиции УВД Шымкента. Приблизительно в то же время туда со своей бедой обращалась И. Гусева.

  Двери «ЮК» открыты для всех

 В редакцию «Южного Казахстана» люди приходят с самыми разными обращениями. В основном — за справедливостью, с просьбами помочь в конкретной ситуации. Например, в той, в какой оказался Почетный гражданин Арыси 89-летний А. Кудрин, столкнувшийся с непробиваемой стеной при отправке важных для него памятных вещей наследникам в Россию по железной дороге. На публикацию «ЮК» «Железная дорога: во сколько это обойдется» откликнулся заместитель Шымкентского транспортного прокурора М. Отан. И решил эту проблему, организовав доставку знаковых для арысского ветерана предметов в РФ… автомобильным грузовым транспортом. Сначала — в Алматы, оттуда — в Крым. Железная дорога, всегда считавшаяся главной артерией страны, осталась не у дел. Печально, но факт. Для заявителя, как и «ЮК», важен конечный результат. И мы его получили.

 Сначала убили отца

 «В 1993 году убили моего отца Гусева Владимира Васильевича, — рассказала И. Гусева. — Ему было 52 года. Он работал на машине скорой медицинской помощи. Вечером в гараж медучреждения ворвались незнакомые люди. Там находился и мой 19-летний брат Сергей. Он затаился под машиной. Пришельцы забили отца до смерти. Для Сергея это была сильнейшая психологическая травма: его отправили на длительное лечение. Убийц отца не нашли. Мама, работавшая поваром в той же больнице, ненамного пережила отца. Остались мы с братом в родительской квартире в доме по улице Володарского.

По признанию Ирины Владимировны, брат был слабохарактерным, выпивал, но с золотыми руками. Мог и автомобиль починить, и любую сантехническую работу выполнить на отлично. Но за ним нужен был глаз да глаз: давала знать психологическая травма.

Днем 4 апреля 2012 года рядом с домом на беззащитного Сергея напала мужская компания. Забрала сотовый телефон, две тысячи тенге и сильно избила. Он пролежал на улице несколько часов, пока его не кинулась искать вернувшаяся домой сестра. Сергея госпитализировали.

Гусева написала заявление об ограблении и издевательствах над братом в Аль-Фарабийский отдел полиции.

А 18 апреля того же года к ней домой пожаловали трое обидчиков Сергея. И потребовали, чтобы она немедленно забрала свое заявление из полиции. Пригрозили: «Не заберешь — закопаем».

Покалеченный Сергей долго лечился. «После выписки из больницы, — вздыхает Ирина Владимировна, — состояние его было плачевным. Но в материалах досудебного следствия написано: «Повреждения средней тяжести».

Заявление, поданное в полицию, Ирина Владимировна не забрала. Постоянно теребила следователя своими настойчивыми телефонными звонками о наказании виновных.

  Пропал средь бела дня

 А 7 ноября 2012 года Сергей вышел из дома за сигаретами в соседний магазин, уходить на большие расстояния сестра ему категорически запретила. И… бесследно исчез. Ирина обегала все вокруг. Но брата не нашла, он как сквозь землю провалился. О пропаже родного человека сообщила в полицию. Развешивала по городу объявления с фотографией и особыми приметами. Но все безрезультатно.
Исчезновение произошло в ноябре 2012 года, но, как свидетельствуют официальные материалы, предоставленные И. Гусевой в редакцию, только 26.12.2013 года в Аль-Фарабийском ОП возбудили уголовное дело по статье «Без вести пропавший», которое благополучно отправили в архив «в связи с неустановлением лица, без вести пропавшего».

Убитую горем женщину, потерявшую единственного брата, следователь, который вел это дело, с ее слов, встречал, мягко говоря, нелюбезно. Оставались без принятия мер и ее обращения в другие инстанции.

Но Ирина Владимировна не теряла надежды и не опускала рук. Стала сама искать брата. Как написала в официальном обращении в редакцию «ЮК», в июле 2016 года она случайно встретилась с бывшим соседом. Зашел разговор о Сергее. И тот рассказал ей, что от водителя-дальнобойщика, останавливавшегося на «пятачке для большегрузов» в Сарыагашском районе, услышал историю о зверском убийстве мужчины, по приметам похожего на Сергея: «Его зарезали и закопали».

И тогда Ирина Владимировна поклялась перед Всевышним, что обязательно найдет останки брата и предаст их земле по христианским обычаям.

И. Гусева считает, что брата похитили и отправили в рабство. Предположение небезосновательное. Еще не забылся громкий на всю страну скандал о разоблачении преступной компании, воровавшей в Шымкенте бомжей, которых увозили в Байдибекский район и заставляли строить кошары и другие объекты. Держали впроголодь, на цепи. Один из рабов тогда сбежал, пешком добрался до Шымкента и обратился в полицию. Было и мое журналистское расследование, как в Шымкенте похитили мужчину, а следом и его сожительницу, чтобы отобрать приличную квартиру в центре города, доставшуюся в наследство непутевому сыну от состоятельных родителей. Пленников доставили на отдаленную ферму в том же Байдибекском районе. Пригрозили убить, если попытаются бежать.

А года три назад в редакцию «ЮК» обратился житель Шардары. Рассказал о пропаже брата, инвалида детства, с разумом ребенка, но физически крепкого мужчины. Был подготовлен и опубликован в «ЮК» материал, после которого разыскивающему брата шардаринцу сообщили, что тот находится на ферме в Алимтауском сельском округе Сарыагашского района. Там он его обнаружил и увез домой.

Сестра ведет поиск

 Ирина Владимировна настойчиво ведет поиски Сергея. Подключила толковых юристов. Добилась официального статуса законного представителя потерпевшего (пропавшего брата), гражданского истца для участия в досудебном производстве по уголовному делу о нападении на брата 4 апреля 2012 года и бесследном его исчезновении.

Поиски предполагаемых убийц брата привели ее к некоему А. Кобрусеву, 1979 года рождения, признанному судом особо опасным рецидивистом и приговоренному специализированным межрайонным судом по уголовным делам ЮКО в июле 2014 года к 12 годам лишения свободы за убийство К. Гавриша, с которым работал на плантации у частного лица в сельском округе Алимтау Сарыагашского района. И. Гусева, ознакомившаяся с материалами этого уголовного дела, считает, что убитый не Гавриш, а ее родной брат Сережа: «У него, как и у брата, глаза разного цвета: один серый, другой зеленый. А на груди в одном и том же месте, как у меня и отца, родинка — наша гусевская отметина».

Суд вынес решение об эксгумации

 Расследование по бесконечным заявлениям И. Гусевой сдвинулось с места после ее обращения к новому прокурору Аль-Фарабийского района Н. Сейдалиеву — профессионалу с большим опытом и безупречной репутацией. По указанию прокуратуры уголовное дело, возбужденное в декабре 2013 года по факту пропажи без вести С. Гусева и отправленное в архив в связи с неустановлением разыскиваемого, было наконец переквалифицировано по ст. 99 ч.1 УК РК «Убийство».

И. Гусева обратилась с заявлением в прокуратуру о проведении эксгумации на месте захоронения трупа мужчины, убитого в сельском округе Алимтау Сарыагашского района в июне 2014 года, за что убийцу приговорили к 12 годам лишения свободы, для установления личности похороненного. Судья специализированного следственного суда г. Шымкента 12 сентября 2018 года удовлетворил ходатайство ОП Аль-Фарабийского района УВД Шымкента о производстве эксгумации.

 Где безымянная могила?

 Но выезд шымкентских прокуроров и следователей в Сарыагашский район не дал результатов. Они не нашли разыскиваемого захоронения. Отсутствуют и исполнители той печальной процедуры. По странному стечению обстоятельств ушли из жизни и свидетели убийства в Алимтау четырехлетней давности, дававшие показания на следствии и в суде.

Захоронение неопознанных покойников в Сарыагашском районе из года в год выполняет победитель региональных тендеров ГККП «Сарыагаш», обязанное вести учет своей работы и обслуживать место вечного упокоения подопечного контингента. Но журналы с записями испарились. Исчезла почти вся бригада могильщиков, работавших в 2014 году. Остался единственный работник, который уволился и убыл в неизвестном направлении. «Ведем его поиск», — сообщили в прокуратуре Аль-Фарабийского района Шымкента.

По официальным данным, в Сарыагашском районе похоронено 328 неопознанных трупов. Но в могиле, которую разыскивает И. Гусева и в которой, по ее предположению, может находиться ее брат, лежит известный следствию и похоронной команде человек. По документам это Константин Гавриш, и на могиле должна быть хотя бы табличка с именем или номер.

 «Мне угрожают…»

 В адрес Ирины Владимировны, по ее признанию, продолжают поступать угрозы: неизвестные требуют замолчать и прекратить активную деятельность в поисках брата.

В отношении нее в соответствии со статьей 97 УПК РК приняты меры безопасности как к потерпевшей, участнице уголовного процесса, сообщили в прокуратуре Аль-Фарабийского района.

Эта мужественная, сильная духом женщина вопреки запугиваниям и угрозам продолжает добиваться справедливости и истины. А ведь у нее на руках сын — инвалид первой группы, требующий ухода, внимания и заботы. Но она — из породы людей, кто идет до конца и не ломается.

 * * *

 Редакция «ЮК» будет отслеживать ситуацию, о которой рассказала. Эта история подняла еще одну проблему.

Еще в 2017 году сенатор Парламента РК О. Перепечина обратилась к главе правительства с депутатским запросом об отсутствии контроля над захоронениями, о низком качестве ритуальных услуг: «В целях урегулирования отношений, связанных с погребением умерших, установления правовых основ организации похоронного дела, полагаю целесообразным дать поручение соответствующим государственным органам разработать проект закона «О погребении и похоронном деле» либо рассмотреть возможность внесения соответствующих изменений и дополнений в действующие законодательные и подзаконные акты, дополнив статьи».

Действительно, пора навести порядок в деле с безымянными могилами. Вдруг объявятся родственники, как И. Гусева, и пожелают исполнить свой человеческий долг — перезахоронить прах близкого человека?

 Татьяна Корецкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *