И каково там инвалидам?

22 Апр 2024 16:50
Количество просмотров: 322

В Кентау продолжается противоборство администрации специализированного колледжа для инвалидов с проверяющими и контролирующими органами.

На уроке.

«ЮК» № 30 (20.879) от 12 марта сообщал о результатах проверки с участием сразу нескольких ведомств и последовавших за ней возражениях директора учреждения Р. Аяпбергеновой, представленных прокурору области. Исход разбирательства еще не ясен. Но представители КГУ «Специальный профессиональный колледж» управления координации занятости и соцальных программ Туркестанской области оценивают свои шансы со скромным оптимизмом.

Победители.

Они предъявили суду множество нарушений со стороны проверяющих и нестыковок выявленных санитарными врачами фактов нарушений и формулировок. Однако грамотно проведенная блиц-кампания в СМИ дала результаты и продолжается. Никто теперь не хочет разбираться в хитросплетениях взаимных обвинений проверяющих и проверенных. Себе дороже.

Вот только что с правами 80 особенных детей, права которых были «вопиюще нарушены?» Взрослые господа с суровыми лицами, местами при солидных погонах и должностях решают серьезные проблемы. Инвалиды, ради блага и комфорта которых все это, если верить официальным документам и абстрагироваться от реальности, затевалось, остались за скобками.

Как им живется под прессом постпроверочных телодвижений вокруг их учебного заведения, никто не спрашивает.

А мы взяли и спросили их и их родителей.

Родители в коллеждже.

«Мой сын учится в этом колледже на 1 курсе и только начал привыкать к самостоятельной жизни, — говорит Г. Тохтарова. — За это время никаких отрицательных отзывов с его стороны не было. Ребенку здесь все нравится. Хочу выразить огромную благодарность директору и коллективу колледжа. Очень грамотный психолого-педагогический состав. Каждый месяц здесь проводят различные мероприятия, дети не только учатся, но и весело проводят время, участвуя в различных конкурсах и соревнованиях. Каждый раскрывается по-своему: кто-то поет, кто-то танцует. Если закроют колледж (единственный в Казахстане!), в котором наши особенные дети живут, развиваются, общаются между собой, поддерживают всячески друг друга, получают образование, чтобы в будущем найти свое любимое занятие и знать, что в жизни не пропадут, куда они пойдут? Кто о них так позаботится, как работники нашего колледжа? Просим лишь справедливости по отношению к коллективу и нашим детям прежде всего».

На перемене.

На защиту коллектива встали выпускники, которым здесь помогли освоить нужную востребованную профессию, для которых это не просто учебное заведение, а дом, большая семья, в которой они провели несколько лет.

«Я учился в колледже с 2012-го по 2015 год, — говорит С. Калиев. — Не припоминаю «вопиющих нарушений» наших прав, даже какой-то небрежности со стороны сотрудников. Они здесь днюют и ночуют. В случае необходимости сутками работают и не ропщут. Директор всегда внимательна, не жалеет ни времени, ни сил для студентов. Еда всегда была вкусная и свежая, комнаты в общежитии уютные и чистые. Горжусь своим специальным профессиональным колледжем. Прекратите писать про нас гадости и дезинформировать общество!»

Характерно, что позицию директора, категорически не согласной с результатами прокурорской проверки, поддерживает коллектив колледжа. Вряд ли такое единодушие могло возникнуть в обстановке «грубых нарушений законодательства» и злоупотреблений со стороны администрации.

Полдник.

«На протяжении 15 лет работаю в этом колледже, — говорит Ж. Алаева, — и вижу, какую большую работу выполняет наш коллектив. Сколько усилий руководство прилагает, чтобы жить и учиться здесь детям было лучше. Чего это стоит! Элементарная вообще-то вещь — лифт для инвалидов. Он просто должен был быть в здании с самого начала (был установлен в 2023 году — прим. автора). И не надо говорить, что денег в бюджете на это не было. Острого желания у больших начальников не было! Им не понять, что такое в коляске подняться или спуститься по лестнице. Хотя разве по должности они не обязаны понимать и принимать меры? А по совести? Или она после занятия определенного поста не обязательна? Сегодня у нас кабинеты оборудованы компьютерами, интерактивными досками, мастерские полностью оснащены всем необходимым. Постоянно проводятся мероприятия для учеников, посещение театров, концертов, выезды на природу. Дети участвуют в различных конкурсах — региональных, областных — и получают заслуженные награды. Обретая специальность, успешно работают после окончания колледжа. Выпускники звонят и приезжают в колледж, за советом обращаются. В коллективе обстановка доверительная, товарищеская. Зачем и кому надо все это разрушить?»

«Пятнадцать лет, — говорит председатель ОО «Республиканское общество инвалидов» советник акима г. Кентау Д. Жусупов, — коллектив колледжа и лично директор Роза Аяпбергенова бились за то, чтобы создать особенным детям человеческие условия для обучения и быта. Сколько врагов она нажила, добиваясь того, что положено им по закону, знаю не понаслышке! Что-то не припомню, чтобы прокуратура или кто из власть имущих чем-то всерьез помогли. Теперь со всех сторон навалились: «Освободи место». Для кого так стараются? Думаю, дело в личных качествах объекта давления. Роза — северянка, характера нордического. В наш менталитет так и не встроилась. Говорит в лицо то, что думает. Проблем, с которыми постоянно сталкивается колледж, не скрывает. Это многим не нравится. Да, в учреждении не все идеально, как должно быть. А где идеально? Но здесь я, полтора десятка лет уже, вижу постоянную работу, стремление сделать жизнь детей-инвалидов лучше, дать им профессиональные и психологические навыки социальной жизни. Вижу и результаты этой работы. Посмотрите на студентов. Они активны, общительны, открыты для нового. Какие они изготавливают работы своими руками. Это же великолепно! В колледже целая галерея из таких работ. Сотни грамот, благодарственных писем, призов, привезенных ими с конкурсов и олимпиад. Директор требовательна к персоналу и студентам. Но посмотрите, как все они встали на ее защиту!

В заказном характере проверки у меня сомнений нет. Уж не знаю, кто настолько серьезный вес имеет, чтобы организовать подобный разгром. Да и знать не хочу. Людьми просто надо быть, независимо от занимаемых постов. И в первую очередь о детях думать, а не о том, как начальству угодить».

От себя скажу: то, что происходит вокруг специального профессионального колледжа г. Кентау, очевидцы уже назвали модным словом bullying. Переводится с креативного на межнациональный просто: запугивание или травля.

В данном случае попытки жертвы защищаться действительно нейтрализуются действующей (и действенной) системой круговорота жалоб и обращений граждан в госаппарате. Когда по давно внедренному алгоритму, куда бы ты ни обращался, твоя жалоба будет послана для «проверки изложенных фактов» тому чиновнику, действия которого ты обжалуешь.

«Я категорически не согласна с «нарушениями законности», указанными в справке по результатам проверки, — говорит Р. Аяпбергенова. — Но меня не слышат. Считаю, что в ходе проверки со стороны работников прокуратуры были проявлены предвзятость и необъективность. Доводы, представленные нами в ходе и после проверки, не были приняты во внимание».

Своими руками.

К слову, 5 марта 2024 года Р. Аяпбергенова была на приеме у прокурора области М. Тлеубердиева, где еще раз подробно изложила свои доводы и возражения на акт проверки. Пока это обращение остается без рассмотрения.

14 марта 2024 года неугомонный директор колледжа повторно направила в Генеральную прокуратуру РК заявление с просьбой о приеме Генеральным прокурором либо заместителем. В этом ей было отказано.

«С января 2024 года по настоящее время нарушена нормальная деятельность работы колледжа. Сотрудники и ученики с инвалидностью постоянно находятся в стрессовом состоянии, что сказывается на психологическом климате в коллективе и психоэмоциональном состоянии детей. Действия прокуратуры области нанесли урон имиджу колледжа, моей чести и достоинству и дисредитировали многолетний безупречный труд», — сказала при встрече Р. Аяпбергенова.

Оздоровительные занятия.

Пока бумаги путешествуют по замкнутому кругу, идет судебное разбирательство и продолжается давление на дирекцию колледжа, дети-инвалиды усваивают еще один блок навыков социальной адаптации: «не плюй против ветра» и «бастык всегда прав». Это во взрослой жизни им точно не раз пригодится.

Хотелось бы докричаться: «Остановитесь уже, господа!»

Справка ЮК:

Травля — агрессивное преследование и издевательство над одним из членов коллектива со стороны другого или группы лиц, не обязательно из одного формального или признаваемого другими коллектива.

Травлю организует один агрессор, иногда с сообщниками, а большинство остаются свидетелями. При травле жертва оказывается не в состоянии защитить себя от нападок. Таким образом травля отличается от конфликта, где силы сторон примерно равны.

Проявляется во всех возрастных и социальных группах.

В качестве особой формы травли выделяют групповую травлю, травлю начальником, работодателем.

 

Игорь Лунин

фото автора

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *