Каша для грачей и гусиный праздник

30 Июн 2020 18:30
Количество просмотров: 349

Расскажи мне о своих традициях, и я скажу, кто ты. Это один из верных способов самоидентификации.

Потому что в традиции заложена многовековая связь поколений, которая позволяет видеть, кто свой, а кто чужой.

Народа без традиций не бывает: там, где они заканчиваются, заканчивается этнос.

Каждое поколение вольно выбирать, что сохранить, а что обесценить за ненадобностью.

Но в настоящее время общая тенденция проявляется в том, что глубинные народные обычаи стали повсеместно возрождаться. И в этом явлении сказывается совокупное желание не оставить дерево без корней, чтобы не болтаться в космосе без точки опоры, чтобы восстановить разорванную духовную связь с далекими предками и тем самым укрепить себя в сегодняшнем дне, ведь по-настоящему народная, завещанная предками традиция – это один из мощных регуляторов общественных отношений.

Что касается татар, то у них активно стали возрождаться два культовых праздника. Один весенний – «карга боткасы» и один осенний – «каз омэсе». Один претерпел некоторые изменения, а другой возобновляется практически точь-в-точь. И оба связаны с птицами.

«Карга әйтә: кар, кар,
Туем житте, бар, бар.
Ярма, кукәй алып бар,
Сэт, маеңны алып бар.
Бар, бар, бар!»
Грач кричит: кар, кар,
Скоро моя свадьба,
Неси крупу, яйца,
Молоко и масло
Неси, неси, неси.

Это закличка к празднику встречи весны «карга боткасы», или «грачиная каша», потому что в этот день в казане варится угощенье не только всем жителям села, но и первым весенним птицам. Праздник, главная идея которого – обеспечить богатый урожай, корнями уходит в доисламскую языческую историю татар и имеет логичную символику. «Карга боткасы» проводился с прилетом грачей, что по времени совпадало с началом посевных работ. Татары верили, что грачи приносят на своих крыльях весну. Им отводилась роль своего рода медиатора межсезонья: они улетают последними, унося с собой душу земли перед зимним оцепенением, и прилетают первыми, возвращая ее природе. Более того, грачей почитали посредниками между тем и этим светом, между жизнью и смертью, меж днем и ночью. И это отразилось в многочисленных татарских пословицах. Например, «Карга юлга тешмәгән» — «Грач еще не сел на землю», примерный смысл которой: день еще не начался, на улице темно.

В чем, собственно, заключается сам праздник?

С утра пораньше деревенские дети, руководимые нарядной распорядительницей алсабыр, начинают с песнями-закличками обходить дворы и собирать продукты для каши: крупу, соль, сахар, масло, молоко, яйца. Затем добытое сносят в одно место, как правило, на возвышенность, и здесь на костре варят кашу. Обычно процессом руководит женщина в почтенном возрасте. Когда ритуальное блюдо дойдет до готовности, начинает подтягиваться народ, прихватив с собой разной снеди для полноты праздника. Каждый получает свою порцию грачиного угощенья. Но сначала оно отдается земле с пожеланием хорошего урожая, затем – воде, чтобы питала влагой, следом – небу, чтобы согревало теплом, и далее – грачам, что принесли весну. Одновременно это было и данью предкам, посланниками которых являются эти птицы. Такая вот картина маслом «Грачи прилетели», написанная древними булгарами.

От черных грачей ранней весной татарский народ поздней осенью переходил к белым гусям — начинался многодневный обрядовый праздник «каз омясе» — «гусиное перо». По завершении сбора урожая с первым ледоставом наступал черед забоя скота и птицы. Поскольку татары традиционно занимались гусеводством, и в каждом дворе было до трех десятков птиц, управиться с ними в одиночку было весьма тяжело. Поэтому народ кооперировался и поочередно, от дома к дому, переходил обрабатывать птицу. На селе коллективный труд всегда обставлялся как праздник – с шутками да прибаутками, с песнями, с угощеньем. С традициями опять же. Самая примечательная связана с выбором будущей невестки: почтенные особы присматривались, кто из девушек ловчее других ощипывает гуся. Им же, барышням, поручалось омыть гусиные тушки в ледяной воде: они их вешали на коромысло и шли к роднику.

Гусь на татарском подворье никому не товарищ – он главный. И дело не только в мясе, пухе и ценном жире – это само собой. Гусь в седой древности был тотемом. Есть мнение, что он служил символом предков – покровителей рода в культуре домусульманских булгар. Об этом свидетельствуют художественные образы птицы в металле и керамике. В татарских деревнях и по сей день можно встретить стилизованные изображения гусиных голов в оконных наличниках и на карнизах.

Надо сказать, что сакральным значением предки нынешних татар наделили и другую водоплавающую птицу из отряда гусеобразных — утку.

Удивительно, что татарский фольклор соединил эти два древних тотема в одну пословицу: «Дожидаясь гуся, не упусти утку». И если гусь ассоциировался с родовыми предками, то утке отводилась роль не менее важная: она участвовала в сотворении суши. На то есть очень красивый миф, связанный с библейским сюжетом, где сказано, что «Земля была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою». Это теперь в русском синодальном переводе присутствует бездна, а изначально в древнемесопотамском тексте, откуда еврейскими жрецами была заимствована шумеро-вавилонская космология, это были первозданные мировые воды. А реющий над ними дух, он же в арабском языке рух, стал со временем гигантской мифологической птицей Рух, которая и сотворила мир.

Так вот булгары эту птицу представляли в виде утки, и легенда о ней жива до сих пор:

«В древние времена мир состоял только из воды. В воде существовали только рыбы и водоплавающие. Однажды одна утка нырнула на дно и вынесла в клюве кусочек глины. Он увеличился, и так появилась земля».

Татарская сушесозидательница присутствует в национальных украшениях. В серьгах, найденных на территории Биляра -домонгольской столице Волжской Булгарии, присутствует утка с золотой крупицей в клюве. Эта тема повторяется и в другом украшении – височном кольце, на которое надеты три бусины и фигурка уточки. Еще одно украшение с символикой водоплавающей называется «шумящая подвеска» — с привязанными на цепочки утиными лапками. Подвески с уточкой в силу своего высокого семантического значения обоснованно считаются этномаркирующими украшениями булгар, другими словами, изначально им принадлежавшими.

Так что «каз омясе» — праздник далеко не чистой прагматики, есть в нем подтекст. И традиционное гусеводство в Татарстане тоже не случайно. А сам гусь стал почетным гостем на свадьбе, без которого она даже и немыслима, ведь он в данном случае становится символом плодовитости и семейного благополучия. При этом саму птицу предоставляет сторона жениха, а готовится она в доме невесты.

Вынос коронного блюда сопровождается одариванием молодоженов со стороны гостей, а затем специальный человек приступает к разделыванию гуся, где особым искусством является не повредить косточки.

В зависимости от географии жениху преподносят то шею, то лапку, то голову, соответственно, невесте – либо крылышко, либо шейку, либо лапку. Где как сложилась традиция. И, кстати, перед тем как войти в дом к жениху, свекровь бросает под ноги невесте подушку с гусиным пером – чтобы была мягкой и обходительной с новой родней.

А еще об искусстве раздела гуся у татар есть очаровательная сказка. Так и называется «Как бедняк гуся делил»:

«Давным-давно жил в одной деревне бедняк. Кроме одного гуся, не было у него ни скотинки, ни птицы. Однажды кончилась у него мука, и он пошел к богатому баю попросить немного. А чтобы бай не прогнал его, он зарезал своего единственного гуся, изжарил и понёс баю
в подарок.

Тот принял гуся, но не знал, как его разделить, и предложил бедняку:

— Ты гуся принёс, сам его и раздели по справедливости. Разделишь хорошо — дам тебе муки, а не сможешь — прогоню ни с чем!

Подумал бедняк немного, потом отрезал голову гуся и подал её самому баю.

— Ты в доме голова — вот тебе гусиная голова, — сказал он.

Потом отрезал гусиную шейку, дал её жене бая.

— Если муж голова, то жена — шея: куда повернётся шея, туда и будет смотреть голова, поэтому тебе полагается гусиная шейка, — сказал он.

Потом отрезал гусиные крылья, подал по одному крылу двум байским дочерям:

— Вам в этом доме не вечно жить, скоро вы отсюда улетите.

А две гусиные лапки он отдал байским сыновьям и сказал при этом:

— Вы должны быстро бегать и выполнять приказания ваших родителей, поэтому даю вам по гусиной лапке.

После этого бедняк сказал:

— Я каждого из вас наделил, чем полагается. А остаток, по справедливости, могу взять себе.

С этими словами бедняк взял себе всю гусиную тушку.

Бай удивился находчивости бедняка и дал ему целый мешок муки».

Зинаида Савина

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *