Кому тепло, кому дорого

22 Янв 2024 13:43
Количество просмотров: 396

Вокруг тарифов на отопление

«Тариф в обмен на инвестиции» — это здорово. В замысле.

Как это у нас часто случается на пути от идеи к ее реализации, первоначальный смысл куда-то исчезает. Куда — загадка отечественной сферы коммунальных услуг. Или ее особенности.

Кому как больше нравится. Сама схема — утром деньги, вечером стулья — может быть, и не плоха. При условии, что партнеры добросовестно выполняют взятые обязательства. Пока же мы видим исключительно рост тарифов и финансовой поддержки государством отечественных ТЭЦ, доведенных «эффективными частными владельцами» до точки полураспада.

Теплопад

Аварии начала этой зимы прошли волной по городам страны: Актау, Риддер, Балхаш, Кокшетау, Балхаш, Борабай. На их фоне отключение Кентауской ТЭЦ-5 выглядит легкими неприятностями. Но жители замерзших домов вряд ли с этим согласятся. Только на ремонт тепловых мощностей страны в декабре 2023 года было выделено 146 млрд. тенге. Это в четыре раза больше суммы прошлого года. И это ни разу не модернизация и не реконструкция. Это просто латание дыр. Хотя в Минэнерго и обещали попутно повысить КПД котлов. Масштабной национализации теплоэнергетических предприятий тоже не произошло. В руки государства вернулось только несколько ТЭЦ, наиболее пострадавших от КПД котлов. В ведомстве также рассказали, какие ТЭЦ перешли на баланс государства, что изменилось и сколько времени потребуется на замену изношенных сетей в стране.

«На теплосети в 2023 году затратили 175,8 миллиарда тенге средств собственников, местных, республиканского бюджетов и резервов Правительства, — сказал заместитель министра Р. Скляр. — Отремонтировано 489,7 сетей из 14 тысяч. В 2022-ом отремонтировали 166 км на 39 миллиарда тенге. Аварии или технологические нарушения на сетях будут происходить. Десятилетиями эти проблемы копились. Мы все это прекрасно понимаем. Трубам больше 50 лет. В один год эту проблему решить невозможно. Возможности бюджета, тарифа ограничены».

Единственный вариант решения накопившихся в энергетике проблем профильное министерство видит в повышении тарифов. Переложить с больной головы частных собственников на здоровые (пока) потребителей кажется чиновникам самым простым путем. То, что все это уже было и ожидаемых результатов не дало, их мало смущает.

«Программа «Тариф в обмен на инвестиции», — сообщил Р. Скляр, — показала свою эффективность ранее. Она работала с 2009 по 2016 год. Да, были нарушения. Возможно, где-то собственники не эффективно тратили полученные в результате повышения тарифов деньги. Но программа способствовала проведению в плановом порядке ремонтных работ. Велись работы по реконструкции, улучшению сетей, снижению степени износа. В 2023 году износ теплосетей удалось снизить с 58 до 55%. До 2029 года планируем снизить до 39%. Износ ТЭЦ сейчас 65%. Есть ТЭЦ в красной зоне. Планомерно будем решать. Каких-либо крупных аварий, остановок станций, проблем в городах не допустим».

Оптимизму энергетических начальников можно только позавидовать. Программа «Тариф в обмен на инвестиции» работала, работала и наработала. Вторую зиму страна живет в ожидании очередных аварий на очередных ТЭЦ. Крупная авария на ТЭЦ-5 Кентау случилась как раз в самый разгар реализации этой эффективной, по мнению Минэнерго, программы, в 2012 году. Тогда пришлось принимать чрезвычайные меры для реанимации системы отопления города. Весной 2023 года началась очередная, третья за последние 20 лет, реконструкция ТЭЦ-5. В общей сложности она обойдется в 13,5 млрд. тенге бюджетных денег. Но этот центр, слава богу, хотя бы возвращен в коммунальную собственность. Впрочем, как показывает опыт, это не дает стопроцентной гарантии, что деньги пойдут именно на дело. Непосредственно перед началом реконструкции сменился директор ТЭЦ и добровольно ушел с должности начальник ЖКХ Кентау. Просто совпадение, наверное.

Латание труб в г. Кентау.

В мутной воде рыба жирнее

Не остановимый и трудно объяснимый обычной логикой рост тарифов на коммунальные услуги не у всех вызывает оптимизм. Член региональной комиссии по тарифной политике при ДКРЕМ по Туркестанской области А. Юлдашев, анализируя тарифные сметы, представленные ТЭЦ-5, пришел к выводу, что монополист лукавит.

«Не берусь утверждать, — говорит А. Юлдашев, — что по злому умыслу. Скорее, по привычке и в русле сложившейся практики ценообразования в теплоэнергетике. Но уверен, что рост тарифной сметы не соответствует затратам ГКП «Кентау сервис» (ТЭЦ-5) на производство и поставку населению тепловой энергии. Многократно завышен.

Жить с каждым днем становится все труднее, точнее, дороже. Мало того, что растут цены на продукты питания, тут еще и коммунальщики повышают тарифы на свои услуги. При том, что объем и качество этих услуг неизвестны ни потребителям, ни самому монополисту. Это же нонсенс! Парадоксально, но факт: при советской власти теплоснабжение населения не было коммерческим. Но учет поставки тепловой энергии и ее параметров был налажен качественный и соответствовал установленным тарифам.

Диспетчерская ТЭЦ-5.

В 2006 году в Закон «О естественных монополиях» была внесена норма «переходные положения», установившая, что «субъекты естественных монополий, оказывающие регулируемые коммунальные услуги, обязаны обеспечить потребителей, не имеющих приборов учета, в соответствии с заключенными договорами приборами учета регулируемых коммунальных услуг до 1 января 2009 года» (ст. 26, п. 30). Государство устами ДКРЕМ неустанно твердит, что приборы учета выгодны не только потребителям, но и поставщикам коммунальных услуг. Догадайтесь: почему до сих пор эта норма закона не выполняется? У нас же рынок на дворе: все, за что платишь, должно быть измерено. Мы же не покупаем на базаре картошку «на глазок». Только в теплоснабжении почему-то все иначе».

Индивидуальные приборы учета тепла на каждую квартиру — это, конечно, из области фантастики. Хотя за полтора десятилетия с принятия этой нормы закона можно было бы и это сделать. При желании. Но общедомовые приборы учета тепла, считает А. Юлдашев, не только желательны, но и, вообще, безальтернативны. Без точного инструментального учета поставленного тепла невозможно установить нормальные договорные отношения между поставщиком и потребителем услуги. Тепловые счетчики кое-где установлены. Но силами самих жильцов и общей картины не меняют.

«Вынужден снова вспомнить наше нерыночное прошлое, — говорит А. Юлдашев. — На каждой ТЭЦ, котельной, на всех магистральных и внутриквартальных теплотрассах стояли эти самые приборы учета. Отпуск от каждого теплоисточника обязательно фиксировался, так же как и нормативные потери в теплосетях, для чего проводились обязательные тепловые испытания. Особый контроль был за теплоизоляцией трубопроводов. На основании показаний приборов учета и испытаний рассчитывались показатели эффективности использования топлива, воды, других ресурсов. В многоэтажках никто никаких замеров не делал, но у самих энергетиков все данные, необходимые для определения качества их работы, были. Самое интересное, что все эти измерительные приборы на сетях, котельных и ТЭЦ, где стояли при советской власти, там и стоят поныне. Кое-где они даже работают. Энергетики, по привычке, продолжают следить за параметрами теплоподачи. Но сугубо для внутрипроизводственного учета. ДКРЕМ так зарегулировал расчет тарифов, что показателей реального отпуска тепла для этого не требуется. Они только мешать будут. Расчет полностью абстрагирован от реальности. Тариф вычисляется чисто теоретически: сумма всех предполагаемых затрат делится на количество тепла, отпущенного в прошлом отопительном сезоне. При рыночной игре цен на все и вся определить сумму затрат на год-два вперед — ненаучная фантастика. Поэтому тариф для потребителей «надувается» монополистом до пределов, которые может пропустить ДКРЕМ. Это — единственный ограничитель свойственной априори любому капиталисту, даже государственному, жадности».

Интересно, что с крупных потребителей оплату за тепло берут все-таки по приборам учета. Ну, почти. Приборы действительно показывают реальное потребление тепла. Но оплата по тарифу, полученному делением одной абстракции на другую, заставляет и их платить за некую среднюю температуру по палате. Для обычных жителей отдельных квартир в качестве дополнительного сбора вводится еще одна абстракция — некое удельное теплопотребление усредненного квадратного метра площади жилья. Только специалисты по теплоснабжению могут объяснить, почему за единицу расчетов берется метр квадратный, а не кубический. Что было бы логичнее с точки зрения физики.

«Если бы только это, — продолжает А. Юлдашев. — Физика в современных расчетах за тепло рядом не стоит. Не учитываются такие важнейшие параметры, как материал из которого построен дом. У железобетона, кирпича, камня, шлакоблоков очень разная теплоотдача. Не учитывается и высота помещений, те самые кубические метры воздуха, которые реально обогреваются. Усредненный показатель игнорирует и такие важные «детали», как количество радиаторов отопления, их модели, наличие пристроек. В результате всех этих хитрых вычислений то, за что получают деньги работники ТЭЦ, котельных и теплосетей, почти не связано с реальными производственными процессами и экономическим положением их предприятий. Добившись в очередной раз повышения тарифа, теплоснабжающая организация всего-навсего латает самые зияющие прорехи в своем хозяйстве. Система расчета тарифа никак не стимулирует экономить топливо, снижать теплопотери, повышать эффективность работы всей системы теплоснабжения».

Авария на ТЭЦ в г. Риддере.

Бизнес на доверии

Пофигизм, порожденный абстрактными показателями, — дело обоюдное. Потребителей тепла платежи по такой схеме тоже ни к чему не обязывают. Убрал лишние радиаторы или удвоил их количество, утеплил окна или держишь всю зиму форточку нараспашку — истеричная борьба за экономию ресурсов выглядит махровым анахронизмом. Наши начальники по делу и без любят ссылаться на опыт «развитых стран». Только не в этом случае. В Европе каждый дом, каждая квартира оборудованы полным набором приборов учета. Попробуйте заставить среднего германского бюргера платить за тепло, воду или электричество по неким усредненным показателям! В нашем случае не поможет даже всеобщая цифровизация коммунальных услуг. Это тот случай, когда менять нужно всю систему. Вернее, приводить ее в соответствие с прописанными давным-давно нормами закона.

А. Юлдашев.

«Необходимо уяснить, — говорит А. Юлдашев, — что если просто установить везде, где необходимо, приборы учета, не меняя методику расчета тарифов, результат будет разрушительным. Где счетчики тепла будут устанавливать, кто за них будет отвечать, кто и как будет проводить инструментальный контроль их работы, как все это будет документально оформляться? Ни в ДКРЕМ, ни в ЖКХ акиматов просто нет специалистов, которые, не то что на эти вопросы ответить не могут, просто понять, о чем речь, не в состоянии. Поставщики услуг при существующей методике совсем не заинтересованы в прозрачности процесса. При утверждении тарифной сметы коммунальщики (не только тепловики, все) намеренно скрывают внутрипроизводственные ресурсы.

Система позволяет это делать. Например, во время отопительного сезона, при комбинированном производстве тепловой и электроэнергии, экономия условного топлива (тоже усредненный показатель, но других на сегодня нет) достигает 20-30%. За счет использования пара и горячей воды от турбин. В то же время каждый погонный метр оголенных внутригородских теплотрасс дает дополнительный расход топлива. Эти показатели абсолютно не учитываются при расчете тарифной сметы. Списание топлива, химических реагентов, других затрат теплоснабжающих предприятий необходимо учитывать по закупочным документам и актам списания, а не по сведенной в таблицу тарифной смете. Не то, чтобы мы нашим тепловикам не доверяли. Но деньги порядок любят. Это по тарифам в теплоэнергетике вообще. Конкретно по нашей ТЭЦ-5 хотелось бы, для начала, увидеть суммы, выделенные государством на его ремонты по годам, начиная с ее национализации в 2011 году. Неплохо было бы провести проверку фактически работающих на предприятии рабочих, ИТР и служащих. И много других подробностей о работе центра узнать, прежде чем в очередной раз позволить повышать цены на тепло. Но пока только мечты. Добиться прозрачности процесса ценообразования в ЖКХ на сегодня задача неразрешимая. Им так работать удобнее и выгоднее».

Несмотря на это, А. Юлдашев считает, что не все так безнадежно. По возражениям, представленным им на тарифную смету ГКП «Кентау сервис» в прошлом году, монополисты вынуждены были слегка умерить свои аппетиты. Свои предложения по реформированию системы коммунальных услуг он направил в Министерство энергетики РК. С присущей ему настойчивостью А. Юлдашев методично работает над решением накопившихся в отрасли ЖКХ проблем и надеется быть, рано или поздно, услышанным. Хорошо бы не совсем поздно для отрасли.

Ну а пока… Пока латание дыр в тепловом хозяйстве решено возложить на потребителей. В Минэнерго заверили, что тарифы на тепло будут повышаться минимум на 15% ежегодно. Несмотря ни на что.

 

 

Игорь Лунин

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *