Кричать нельзя молчать

20 Апр 2020 10:00
Количество просмотров: 2222

Идея этого проекта родилась не вдруг. Жертвы домашнего насилия — одна, две, а потом все больше — стали обращаться за помощью. Растерянные, измученные, с надеждой смотрящие на журналиста: подскажите, как действовать, чтобы наверняка? Кто и как помогает женщинам и детям в такой ситуации и помогает ли вообще — «ЮК» берется в этом разобраться.

Кричать нельзя молчать

В фокусе внимания — густонаселенные районы Туркестанской области и Шымкент. Честно и объективно расскажем о ситуации с домашним насилием. И начнем с Сайрамского района — одного из лидеров в печальной сводке статистики преступлений в отношении женщин. К слову, в ходе подготовки материала выяснилось, что с прошлого года должности инспекторов по защите женщин в районах сокращены. Оптимизация в рядах полиции коснулась их напрямую. Найти объяснение такому решению сложно.

На 214 тысяч 523 жителя Сайрамского района сегодня приходится 60 участковых полицейских. На одного стража порядка — больше 35 тысяч человек. Сложно представить, как он умудряется обеспечивать охрану правопорядка столь многочисленной «пастве». Вытрезвителя и наркодиспансера в районе отродясь не было. Ближайшие — в Шымкенте. Туда и везут, несмотря на административное разделение границ города и области.

Кризисный центр для пострадавших женщин? О нем только мечтают. А вот центр по работе с агрессорами, где планировалось оказывать всестороннюю помощь проблемной семье, был. Открыли его летом 2017 года. Торжественно, с участием представителя Генеральной прокуратуры и прессой, речами про цели и задачи. И закрыли спустя месяц: денег на его содержание из бюджета так и не выделили.

Заменой ему стал отдел социально-психологического сопровождения семьи. Его специалисты — руководитель отдела, юрист, два инспектора и два психолога — сегодня занимаются проблемными семьями. Отталкиваются от полицейской сводки преступлений и обращений женщин. Работы, признается его руководитель Г. Медеуов, хватает: документирование, поиск работы, необходимая социальная и психологическая поддержка.

«На сегодня в сфере семейно-бытовых отношений зарегистрировано 225 фактов насилия в отношении женщин, вынесено 171 защитное предписание в адрес семейных дебоширов, — рассказывает начальник РУП Сайрамского района полковник полиции Б. Зиятаев. — Как правило, после подачи заявления о факте насилия наутро от женщины поступает встречное об отмене. До следующего подобного факта. Замкнутый круг. «Постоянных клиентов» — тех, кому защитное предписание выносят три и более раз в год — в районе около двух десятков человек. Их и особо проблемных товарищей берем на учет. В этом случае участковый несет за них прямую ответственность. Обязан регулярно посещать семью, заниматься предупреждением фактов насилия. А вообще лучшая профилактика — правильное воспитание молодежи».

Б. Зиятаев.

Майоры полиции Е. Яврова и Г. Курбанова напрямую работают с семьями, где зафиксированы случаи насилия. Одна — участковый инспектор, другая — старший инспектор по делам несовершеннолетних. Работают в связке.

«Защитные предписания дебоширам выносим. Но, честно говоря, мало помогает, — поясняют они. — Если дело до суда и доходит, то к тому времени стороны зачастую уже примирились: общий дом, дети — как их делить?»

Е. Яврова, как и многие ее коллеги, уверена: закону о бытовом насилии не хватает жесткости. Совершил правонарушение — без всяких защитных предписаний административный арест до 15 суток. И жертве спокойно, и агрессору возможность осознать, что он нарушает закон, а не просто «воспитывает» собственную жену. В этом деле гуманизация только во вред. Если человек один раз ударил, значит, сделает это еще.

Г. Курбанова и Е. Яврова.

«Просвещаем и женщин, — поясняют полицейские. — Совместно с отделом социально-психологического сопровождения семьи проводим семинары, встречи. Женщины узнают о своих правах и о том, как действовать при конфликте».

Свой вклад в обеспечение мира в семьях стараются внести и сельские женсоветы. У них своя правда — терпение и прощение. К слову, так рассуждает большинство здешних женщин.

У. Оразбаева.

«Профилактика бытового насилия — одно из приоритетных направлений нашей работы, — поясняет руководитель районного женсовета У. Оразбаева. — Действуем по-женски мягко, тактично, стараясь убедить и мужа, и жену сохранить семью ради детей, ради их будущего».

На счету у председателя районного совета бабушек «Әжелер кенесі» У. Муратбековой немало семей, в которых она выступила примиряющей стороной.

Родители виноваты во многом, — считает Умит Балгабаевна. — Не готовят молодых к трудностям семейной жизни. Стараются сыграть пышный той, а о том, как жить будут их молодые, не думают. А ведь мудрость и жизненный опыт гораздо ценнее сундуков с приданым. И всегда нужно смотреть на родителей, на семью, с которой хотите породниться. Многое можно понять уже на этом этапе. Надо быть готовым ко всему, уметь идти на компромисс. Многое зависит от женщины: она должна быть хорошей хозяйкой, женой, матерью.

У. Муратбекова.

Вот я, к примеру, единственной дочкой в семье росла, любимицей. Но замуж вышла в семью, где семнадцать человек! Трудно было поначалу, не скрою. Бывало, что даже еды не доставалось: все поедят, а я уж после, сначала нужно подать и поухаживать, как положено снохе. Собирала остатки с тарелок и ела. Родители предупреждали меня: терпи, относись с уважением, жалобы на мужа и его родню нам не неси.

Сейчас я сама свекровь: у меня пять снох. Находим общий язык, это главное. Женщина всегда должна знать свое место, она всегда на ступень ниже мужчины, его надо уважать и лишний раз не перечить. Когда зовут на помощь в конфликтные семьи, то сначала выслушаю их внимательно, а потом начинаю объяснять то, на чем всегда держались семьи: терпении, уважении и мудрости».

Справка «ЮК»
По данным департамента полиции Туркестанской области, за три месяца этого года по факту преступлений в отношении женщин возбуждено 879 уголовных дел. Из них два убийства, 27 фактов доведения до самоубийства, 20 изнасилований, 9 домогательств. Расследуются пять дел, возбужденных за половую связь с несовершеннолетними до 16 лет.

фото А. Мырзадавлетова

История НЕжизни

Старшую дочь 38-летняя жительница аула Карабулак Зухра (имя изменено по этическим причинам) семейной жизни подготовить не успела. Девочку украли, когда она училась в девятом классе. С тех пор вся семья Зухры живет в настоящем аду. Уже четыре года. За это время женщина потеряла так и не родившегося ребенка, сон, покой, уверенность в будущем и веру в верховенство закона.

— Тот, кто украл Саиду (имя изменено), всего на год старше, они из одной школы. Просто были знакомы. В тот злополучный день меня только выписали из больницы, где я лежала на сохранении. Ждала ребенка, мучил токсикоз. Вечером на улицу Саида вышла с сестренкой. Подъехала машина, ее запихнули внутрь и увезли, пригрозив младшей. Пять дней мы ее искали по всей округе. Не верила, что с моей девочкой могло произойти что-то дурное.

Как выяснилось, украл Саиду парень с соседней улицы. Таким же образом «женились» и два его старших брата. Эти варварские традиции и по сей день существуют в Карабулаке. Всего тридцать километров от города — и словно в средневековье попал.

— Меня привезли в какой-то дом, отобрали телефон и закрыли в комнате, — вспоминает Саида. — Просила отпустить, но он сказал, что убьет всех, кто мне поможет. У него в руках был нож, я испугалась.

Так в испуге и вечном страхе девочка и прожила свою короткую и несчастную семейную жизнь. Свадьбу все-таки сыграли через год. Зухра пыталась вернуть дочь, но наткнулась на оскорбления родителей парня: «Твоя дочь сама хотела, чтобы ее украли. Воспитала так, теперь не жалуйся». Вслед за этим свекровь и свекор Зухры принялись за уговоры, предлагая скрыть позор свадьбой. Отец семейства согласился с родителями.

— Видит Бог, не так я мечтала отдать дочку замуж, да и не в таком возрасте, она ведь еще школьницей была! — плачет Зухра. — Но я простила все в надежде, что у нее сложится семейная жизнь. Свадьбу сыграли в ноябре 2016 года. С тех пор я потеряла покой. Как оказалось, еще до свадьбы она забеременела, но ребенка потеряла. После того, как он ее избил. Но она мне не рассказала тогда. Он постоянно над ней издевался, бил. Я пыталась ее защитить, достучаться до его родителей, чтобы остановили весь этот кошмар. Но его отец такой же семейный тиран. Он и со мной церемониться не стал, вытолкал из дома, я упала, он ударил меня несколько раз. Это богатая семья, мы для них никто. Они никого не боятся.

Все четыре года, пока дочка была замужем, Зухра то и дело забирала, отдавала, отбивала дочь от агрессивного мужа. Лечила, восстанавливала здоровье, помогая зализывать раны. Со страхом каждый раз смотрела на телефон, когда дочь звонила. От жалости разрывалось сердце, но изменить ситуацию не могла: раз замужем, значит, хозяин — муж. Саида была нужна этой семье не как невестка, а как рабсила.

— Врагу не пожелаю увидеть свою дочь беременную, всю в крови и грязи, после того, как она огородами убегала от мужа, — с болью рассказывает Зухра. — Повезла ее в Шымкент на скорой, положили в больницу. Состояние было критическим. Но полицейскому я не смогла сказать, кто ее избил. Муж уговорил не подавать заявление в надежде, что они помирятся ради будущего ребенка. Как я жалею, что послушала его тогда! Жалею, что не забрала дочь из этого ада, махнув на все эти традиции!

В первый раз Зухра вступила в схватку с зятем, когда Саида попала в больницу с первенцем. Ребенок сильно болел, но его отец требовал отдать жену и сына, потому что разрешение на госпитализацию он не давал. Зухра сорвалась. Они подрались прямо во дворе городской инфекционной больницы на виду у медперсонала. У Саиды начались преждевременные роды. Мать в одиночку разрывалась между больным внуком и родившей дочерью с новорожденной внучкой.

— Первый сломанный палец у меня остался после того случая. За двадцать лет семейной жизни муж ни разу не ударил меня, не оскорбил. Зато от зятя отхватила сполна. Этот факт от полиции я тоже скрыла, это ведь стыд на весь аул! — говорит Зухра.

Переезд в отдельный дом и рождение дочки жизнь Саиды не облегчили. Мужа было не остановить: побои сыпались по любому поводу. Доставалось и Зухре, если прибежище дочка находила в родительском доме.

Отца семейства часто не было дома: бизнес связан с постоянными разъездами по стране. Защитить женщин и детей в этом доме было некому. Однажды терпение Зухры лопнуло. Дочку муж не просто избил, а извалял на загаженном полу сарая для скотины, а после бросил ее в бочку с водой для скота. В это время их грудная дочь посинела от плача.

Очнувшись от кошмара, Саида снова рискнула уйти с детьми. Зухре удалось убедить ее подать на развод. Сама же написала заявление в полицию по факту избиения. Дочку отправила в Шымкент. Сняла ей квартиру.

В декабре прошлого года Саида получила долгожданный развод. Но не спасение от своего мучителя. Он нашел ее и в Шымкенте. 10 февраля 2020 года силой увез ее с сыном, бросив шестимесячную дочь одну на съемной квартире. На спасение снова бросилась Зухра. Последовало еще одно заявление.

На сей раз в РОВД Енбекшинского района Шымкента. Угрозы от разъяренного зятя сыпались одна за другой. До этого, в ноябре 2019-го, он похитил 17-летнего сына Зухры. Вывез на окраину села и избил. Парень попал в больницу. Мать в этот же день написала заявление в полицию.

Безнаказанность бесчинствующего преступника поражает: в отношении него возбуждено сразу несколько уголовных дел, а он продолжает оставаться на свободе. Скрывая по вполне понятным причинам имена пострадавших, намеренно назову имя следователя Сайрамского управления полиции Рустема Мустафаева, который прекратил возбужденное уголовное дело по факту похищения и избиения младшего брата Саиды «за отсутствием состава преступления», несмотря на то, что парень угодил в больницу.

Адвокат семьи доказал, что это не просто факт бытового насилия, а самое настоящее истязание, которое квалифицируется статьей 110 частью 2 УК РК. В ответ на его жалобу прокуратура района отменила постановление об отказе и вернула дело на доследование в феврале этого года. Только вот дознаватель Ниязбеков из-за технической ошибки в указании части статьи 110 УК РК, снова отправил дело в суд. Так оно до сих пор и «болтается» между судом и следствием.

— Если бы реакция правоохранительных и судебных органов уже после первого заявления, поступившего 21 октября прошлого года по факту истязания Саиды, была бы своевременной и адекватной, то последующих преступлений не было бы, — уверена Зухра. — Чувствуя полную безнаказанность, он продолжал держать в страхе всю нашу семью: бесконечные издевательства, похищение моего несовершеннолетнего сына, потом и Саиды с ребенком. Он запугивал меня в ответ на мои обращения в полицию.

Сегодня правой кистью Зухра не может держать даже ложку.

К слову, в Енбекшинском отделе полиции Шымкента дело по заявлению Зухры о похищении дочки и внука даже рассматривать не стали. Как потом пояснили, «думали, что они помирились»! А он планировал уже новое преступление.

Этим преступлением стало нападение на неугомонную тещу 1 марта этого года в ее же доме. С ножом, угрозами, нанесением ножевых ранений. Дело в настоящее время расследуется, раскрывать его подробностей пока нельзя. Но вот израненную руку жертвы показать можно — ею она держала телефон, вызывая полицию. Сегодня правой кистью она не может держать даже ложку. Психическое, душевное состояние женщины представить страшно: четыре года этого ада бесследно не прошли. Шрамы останутся не только на теле.

«Неужели все его преступления так и останутся безнаказанными? Неужели мы так и будем жить в страхе? Как женщинам защищать себя от таких издевательств, если без адвоката сложно довести дело до суда? Выходит, нет у нас никаких прав?» — вопросы истерзанной женщины пока остаются без ответа.

«ЮК» уже обратился к полковнику Б. Зиятаеву с просьбой взять расследование всех дел этой семьи на личный контроль. А заодно дать оценку действиям следователя Р. Мустафаева. Мы будем следить за развитием событий.

Алиса Масалева

Проект «Не проходите мимо» создается в рамках программы MediaCAMP Internews при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *