Кто поддержит неравнодушного?

14 мая 2021 20:16
Количество просмотров: 2157

Во время нереста Шымкент завален свежей рыбой. Откуда ее привозят? Кто нарушает запрет на рыбалку и как бороться с браконьерством?

Имя Сергея Ефремова хорошо знакомо в стройных рядах рыбаков-любителей и не менее стройных — браконьеров.

В арсенале первых — удочки и желание отдохнуть, у вторых — запрещенные остроги, электроудочки, китайские сети из моноволокна и жажда наживы. На протяжении многих лет Ефремов ведет непримиримую борьбу с теми, кто уничтожает природу. Причем делает это на добровольных началах.

А браконьерству, кажется, не видно конца.

Рыба! Рыба! Свежая рыба!

«Буквально на днях мы провели совместный рейд по точкам продажи рыбы, — рассказывает С. Ефремов. — Мы — это «Ассоциация рыбных хозяйств-BD» по Туркестанской области, заместителем председателя которой я являюсь, сотрудники Арало-Сырдарьинской инспекции и полиции. Все знают, что сейчас рыба нерестится, поэтому действует запрет на рыбалку. Но, несмотря на это, в Шымкенте бойко торгуют свежей рыбой. Продавцы уверяют, что она выловлена в незапрещенных местах. Однако рейд показал обратное. Мы выехали на проверку в семь часов утра, и на одном из пунктов приема и продажи рыбы, расположенном по улице Цеткин при проверке документов обнаружили несоответствие. Продавцы сказали, что рыба привезена из Атырау. Но она не мороженая, а охлажденная, с икрой. Это явно маточное поголовье, предположительно из Шардаринского водохранилища.

1 688 кг незаконно добытой рыбы выявили только на одном пункте! Нанесенный ущерб составил более 6 миллионов тенге».

Надо отметить, что рыбу в городе продают не только на базарах, но и с «колес». «Рыба! Рыба! Свежая рыба!» — зазывают водители. Во время нереста Шымкент завален рыбой. Естественно, возникает ряд вопросов, связанных с ее происхождением.

В социальных сетях народ выставляет фотографии с рынков, где продают рыбу с икрой, справедливо сопровождая их гневными комментариями.

Возникает вопрос в духе классика Некрасова: «Откуда дровишки?» А и впрямь, откуда в период нереста и запрета на наших прилавках лежат свежие, незамороженные тушки рыбы с икрой? Каким образом они сюда попадают? Вряд ли частные производители будут пускать в продажу маточное поголовье.

Будем надеяться

Наша газета уже не раз писала о борьбе с браконьерами.

В прошлом году было громкое задержание преступной группы, орудующей на Шардаринском водохранилище.

Этому предшествовало обращение общественника С. Ефремова к Президенту страны, в котором он просил остановить незаконную ловлю рыбы и принять жесткие меры к браконьерам.

К слову, это было первое подобное прямое видеообращение. Наш регион посетил министр экологии М. Мирзагалиев, а позже и общественный деятель М. Абенов, которые встречались и разговаривали с С. Ефремовым.

С тех пор прошел почти год. Что изменилось?

«Честно скажу, ситуация на Шардаринском водохранилище значительно улучшилась. Контроля со стороны государства стало больше, — говорит Ефремов. — Все структуры взаимодействуют и работают слаженно. Уверен, что именно такой подход приносит хорошие плоды. Не как в известной басне, где рак, лебедь и щука тянут каждый в свою сторону. У браконьеров остается все меньше шансов, и это радует.
Не могу не сказать о другой стороне медали. Например, приходит на службу в рыбную инспекцию молодой специалист. Транспорт ему не выдают или выдают, но в таком состоянии, что тот нуждается в постоянном ремонте. А ведь ему необходимо регулярно, круглые сутки объезжать свой участок. Особенно в период нереста. Браконьеры орудуют в основном ночью. Как вы думаете, где инспектору брать деньги на ГСМ и ремонт авто? Заработная плата у него небольшая, а ему еще семью надо кормить. У человека появляется соблазн, скажем так, принять «благодарность» от браконьеров. Вот вам и коррупционная составляющая. Я никоим образом не хочу очернить наших инспекторов. Хочу лишь донести, что необходимо облегчить им условия труда. Мотивировать людей. Почему бы не премировать инспектора за пойманного браконьера?

И еще такой момент: у рыбинспекторов Туркестанской области нет ни одной лодки. Представляете? И какие шансы у них против браконьеров, экипированных по последнему слову техники?

Но сейчас вроде бы дело сдвинулось с мертвой точки. Поменялся руководитель Комитета рыбного хозяйства. Его возглавил Нариман Талгатович Жунусов. Мы недавно с ним встречались в Астане. Будем надеяться, что ситуация улучшится».

С. Ефремов поднимает еще одну проблему. На территории Шардаринского водохранилища есть зона круглогодичного запрета на вылов рыбы для всех.

«Но чудным образом эта зона попала в частные руки — ее отдали в аренду. Здесь неоднократно уже ловили браконьеров именно в период нереста. В этой зоне мелководье, вся рыба старается отнереститься здесь. По информации, которая мне поступает, очень много «электриков» (браконьеры с электро-удочками — авт.), использующих острогу и другое, — рассказывает активист. — Мне интересно, каким образом эта территория оказалась в частных руках. И почему там идет истребление рыбы? Сейчас водоемы отдают в аренду частникам. Я не против, но вопросы возникают. Уверен, что в договорах значатся такие пункты, как сохранность водоемов от браконьеров, чистота побережья и прочее. Условия договора должны соблюдаться. Если этого не происходит, то надо применять определенные санкции или передавать водоем другому природопользователю, который будет выполнять условия договора. Почему на протяжении нескольких лет к таким недобросовестным природопользователям государство не предъявляет претензий? Если не справляются, почему до сих пор не лишены права на аренду? Есть же добросовестные предприниматели, которые могут этим заниматься и делать мир лучше».

Борьба с браконьерством — это не работа С. Ефремова, а принципиальная позиция. Он хочет, чтобы детям после нас остались природные ресурсы. У самого Сергея четверо детей, а вскоре появится и пятый. Он — многодетный отец, и ему небезразлично будущее своих детей и детей всего Казахстана.

«Мне предлагали работать инспектором, но для государственной службы по всем параметрам я не подхожу, — говорит Сергей. — Хотя эту работу знаю от и до, но не подхожу. Да и на заработную плату, которую платят инспекторам, прокормить свою большую семью не смогу».

Между тем, среди государственных служащих в этой сфере деятельности немногие могут похвастаться такими результатами работы, как С. Ефремов. Его благодарят и простые люди, и рыбаки-любители. Борьбу с браконьерством ведет на добровольных началах, не получая за это заработную плату. Тем временем, Сергей со своей большой семьей живет на съемной квартире.

Борьба с браконьерами не отдых в Таиланде. Зачастую это опасно, а Сергей не защищен ни юридически, ни физически, ни морально. Да что там — у него даже своего транспорта нет. Но, несмотря на это, его вклад очевиден. С. Ефремова в государственных структурах хорошо знают. А браконьерам он уже давно оскомину набил.

Думается, что таких неравнодушных людей, владеющих полной информацией и любящих свое дело, надо активно привлекать к работе и защищать. Их в нашей стране не так уж много. Если не государственные структуры, то частные могут привлечь Сергея и воспользоваться его опытом и знаниями. Думаю, он с удовольствием поделится.

 

Татьяна Бурдель

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *