Куй железо, пока горячо!

25 Июл 2022 09:57
Количество просмотров: 689

В музее Туркестана посетители могут увидеть очень интересный экспонат — увеличенную копию печати великого мыслителя, философа и ученого средневековья Ходжи Ахмета Ясави.

Изготовил копию наш земляк А. Наурызбаев. По словам Абдуллы Халмановича, на работу ушло три месяца. Основа — это железо, а покрытие — медь. В идеале, конечно же, нужно было использовать бронзу, но она стоит слишком дорого. Работа выполнена в технике «выколотка». Посередине можно увидеть десять имен Ясави, а вокруг — суры из Корана. Все надписи — на арабском языке.

С недавнего времени Абдулла Халманович возрождает древнее кузнечное ремесло. С мастером я познакомилась на традиционном фестивале «Наурыз сейіл Қошқарата» на берегу реки Кошкараты. Мастер-класс ковки по старинной технологии был тогда самым посещаемым. Горожане с большим интересом наблюдали, как кузнец вместе с помощником укрощает огонь. Это очень зрелищный процесс. В ярком пламени нагревался кусок железа, который затем нужно было отбивать огромным молотком и придавать нужную форму.

Уже тогда решила, что обязательно напишу материал об этом необычном человеке. И наконец-то этот день настал. Мне было интересно, как выглядит современная кузница. Абдулла ага вместе с супругой встретили меня как почетного гостя. Жена кузнеца рассказала, что муж много лет проработал в сфере строительства и лишь недавно, буквально год назад, после выхода на пенсию нашел свою отдушину в ковке. Многие родственники и друзья не знают об его увлечении. А. Наурызбаев уже и счет потерял, в строительстве и проектировании скольких зданий в Туркестанской области и Шымкенте он участвовал.

«Родился и вырос я в городе Чиназе Ташкентской области Узбекистана, — говорит Абдулла ага. — Мой дед Наурызбай слыл в округе хорошим мастером по железу. Я его не видел, но, по рассказам родных, у него действительно были золотые руки. Возможно, мне передался его дар. С детства любил рисовать. Особенно хорошо у меня получался в школе портрет Ленина. До сих пор могу передать его образ на бумаге очень точно. В старших классах решил, что поступлю в художественное училище в Шымкенте, которое сегодня носит имя известного художника Абилхана Кастеева. Окончил отделение бутафории. Мне посчастливилось быть учеником Альназара Сайдибекова. Именно этот человек обучил меня искусству ковки».

Несколько лет после окончания училища А. Наурызбаев проработал художником-оформителем. А потом решил, что для содержания семьи нужно искать работу, где зарплата повыше. Так он попал в строительную отрасль, которой посвятил большую часть своей жизни. А после выхода на пенсию решил заняться тем, к чему действительно лежит душа, хотя и строительству он тоже посвятил всего себя.

Рядом с домом А. Наурызбаев построил мастерскую. Посторонним вход сюда воспрещен. Но для меня сделали исключение. Первое впечатление — очень чисто.

Никакого творческого беспорядка. На столах аккуратно сложены инструменты, развешаны они и вдоль стены, в шкафчике — готовые изделия. Конечно же, я ожидала увидеть огромную кузнечную печь с мехами, как в фильмах, заправляемую углем.

«Время не стоит на месте, модернизируется и оборудование, необходимое для ковки, — говорит Абдулла ага. — Если можно автоматизировать процесс, то обязательно нужно это сделать, облегчить труд. К примеру, сейчас не нужно тратить уйму сил и энергии, чтобы бить кувалдой по железу. Для этого я изготовил специальное приспособление, которое назвал «Да Винчи», так как похожий станок был у великого художника. Но я его модернизировал и сделал еще более эффективным, оснастил различными насадками, прикрутил колесики. Изготовил по видео, найденному в YouTube. Печь тоже соорудил самостоятельно. Работает она на газе. Раньше заправлял ее углем, но от него запах, а живем мы в частном секторе, рядом соседи. А еще, когда нагреваешь печь углем, нет возможности регулировать температуру, она всегда очень высокая. А газ можно уменьшить или добавить. Для мастер-классов у меня есть специальная железная печь, заправляемая углем. Я понял, что моя стихия — огонь. Могу смотреть на пламя бесконечно. Оно меня успокаивает и придает силы и энергию».

По моей просьбе Абдулла Халманович нагревает печь. Что интересно, на это ушло всего пять-десять минут. Затем мастер опускает в нее кусок трубы. Когда он становится ярко красным от нагрева, вынимает щипцами и подносит к аппарату «Да Винчи». Нажимает специальную педаль, и огромный молоток автоматически начинает бить по железу. Затем кусок опять опускается в печь, повторно нагревается. Процесс повторяется несколько раз. Пока кусок трубы не удастся поделить на два, затем придать нужную форму.

Журналистское любопытство берет верх, и я прошу Абдуллу ага разрешить мне попробовать себя в роли кузнеца. Скажу сразу: ох нелегкое это дело. Во-первых, очень сильная жара, это при том, что нет дверей. От нагрева мой сотовый телефон попросту отключился.

Повязываю фартук, надеваю рукавицы и берусь за дело. Обливаюсь потом, задыхаюсь от жары, рискую своим красивым платьем, на которое летят искры, свежим маникюром, но боюсь ударить в грязь лицом. Захватив щипцами кусок трубы, подношу его к наковальне. Абдулла ага со всей силы бьет огромным молотком по ней. В голове только одна мысль, как бы не уронить кусок трубы на ноги и не обжечься. Затем опять опускаем железо в печку, и теперь уже я бью по нему молотком. Это тоже очень тяжело, силы быстро иссякли. Одним словом, поняла, что кузнечное дело только для сильных и выносливых людей, которые всем сердцем любят то, чем занимаются. Но Абдулла ага меня похвалил. Сказал, что подмастерье из меня выйдет неплохой.

Кстати, А. Наурызбаев ищет учеников. Но желающих пока не находится. Молодежь считает кузнечный труд слишком сложным. Им не хватает терпения.

Тем временем А. Наурызбаев рассказывает, что сталь становится пластичной, когда нагревается до 1000 градусов. Тогда ей можно придать любую форму.

Конечным результатом нашей с мастером работы стал колокольчик. Очень красивый сувенир, подарок, который, пожалуй, будет приятно получить любому.

Абдулла ага продемонстрировал и другие свои работы. Вот фигурка овцы, на которой жаворонок свил гнездо. У казахского народа есть выражение «Бозторғай қой үстінде жұмыртқалаған заман» — «Когда жаворонки вили гнезда на спинах баранов». Так определяли «золотой век» — век изобилия, процветания и покоя, что когда-нибудь станет так много скота, что жаворонки не смогут сесть на землю и им придется гнездиться на спинах баранов. То есть это композиция, олицетворяющая изобилие, достаток и процветание.

А тут стадо сайгаков, мирно пасущихся в степи. Интерес вызвала и композиция «Птицы». По заказу А. Наурызбаев изготовил утюг, каким пользовались наши предки, наконечники стрел (их, кстати, очень хорошо раскупают туристы в Туркестане), украшения из серебра. Лично мне понравилась огромная улитка. Сейчас мастер работает над композицией «Скотный рынок». Возможно, она станет украшением какой-нибудь выставки. В числе последних работ — ложки для обуви и трости для ходьбы, очень красивые и необычные.

На днях Абдулла Халманович вернулся из Кызылординской области, где посетил мавзолей Хорасан ата, распространявшего в тех краях религию. Ему заказали копию наконечника пики из бронзы.

«Начинаешь делать, ждешь результат, что же получится. Интересно, когда горит горн, искры летят, берешь кусочек железа, и из него получается словно живой листочек. Не знаю, откуда приходят идеи. Как-то появляются сами по себе. Практически не делаю предварительно рисунка. Картинка — в глазах. У каждого изделия — свой смысл», — рассказывает Абдулла Халманович.

На прощание А. Наурызбаев выразил надежду, что после выхода материала все же найдутся молодые люди, которые захотят обучиться кузнечному делу.
«В ювелирном деле у меня есть ученик Икрам Рафиков. Сегодня это известный в городе и за его пределами ювелир. Теперь хочу воспитать настоящего кузнеца.

Это исконное ремесло предков и драгоценное наследие нашего народа. И оно не подлежит забвению. У тюрков издревле сложилось представление об особой, сакральной роли мастеров кузнечного дела, умело обращавшихся с железом и плавивших сталь. Древние мастера железных дел знали все секреты этого искусства и, образно говоря, месили железо, словно тесто. Кузнецы ковали и отливали полусабли «селебе», длинные ножи «жекеауыз», трехгранные наконечники копий, двухгранные и четырехгранные наконечники стрел и даже фитильные ружья «мылтық». Еще во второй половине XIX века в Казахстане изготовляли медную посуду — чайники и тазы. В этот период уже отливали и ковали сошники для пахотных орудий «шойын тіс», «темір тіс», серпы для уборки хлебов и косьбы травы «орақ», «шалғы орақ», кетмени «кетпен», стремена «үзеңгі», узду «жүген», металлические пряжки и кольца для конской сбруи, ножницы для стрижки овец «қайшы», подковы «таға».

У меня есть путы для лошадей, изготовленные как раз в тот период. Попытался их воссоздать, до сих пор удивляюсь, как мастера без сварки сцепляли железо, «вязали» из него узлы, причем так прочно, что эти путы вполне можно использовать и сегодня. Такого же совершенства пытаюсь добиться и я».

Салтанат Абдижаппарова

Фото и видео автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *