Легко ли сделать ферму модульной?

16 Янв 2019 11:52
Количество просмотров: 933

 В области определен предварительный список модульных ферм, то есть оснащенных новейшим оборудованием, содержащих высокопродуктивный скот, ведущих селекционную работу, имеющих научное обеспечение и устойчивую кормовую базу.

К. Абдуллаеву есть что рассказать скотнику о черно-пестрой породе скота.

Но это только часть требований, чтобы подняться до зарубежного уровня. Молочно-товарная ферма Аманнулы Бекжанова из села Манкент Сайрамкого района в числе тех шести, на кого «положен глаз».

— Он не менял молочной специализации с 1992 года, несмотря на то, что его соблазняли более высокими прибылями, получаемыми при откорме скота, значительной поддержкой со стороны государства, — рассказывает К. Абдуллаев, заведующий отделом молочно-мясного скотоводства Юго-Западного НИИ животноводства и растениеводства. – Ферма рентабельная. Многопрофильность хозяйства (имеются яблоневый сад, небольшой пруд, где разводят сазана, карася и маринку, а также лошади и овцы) поддерживает прибыльный баланс на ферме. Недавно статус племенного хозяйства был зарегистрирован в Республиканской палате по породам КРС, что позволяет реализовывать молодняк по достойной цене.

Потомство черно-пестрой породы.

Дождался Аманнула, что в этом году государство впервые будет субсидировать десятью тысячами тенге искусственное осеменение каждой коровы. Кроме того, он получит субсидии за покупку семени быка (такая же сумма). За каждый литр молока, сданный на предприятие, ему выплатят по десять тенге. А сдает он свое сырье (каждая буренка дает в день по 15 литров молока) на одно из перерабатывающих предприятий области, получая по 125 тенге за литр. Конус, к которому Аманнула по старой дружбе, называя его Профессором, постоянно обращается, чтобы быстро подсчитать все в уме, называет цифру: семья ежедневно на молоке зарабатывает 60 тысяч тенге.

Скотник М. Давранов.

Но это так, преамбула. А разговор с Аманнулой Исматуллаевичем о том, готов ли он участвовать в госпрограмме модульной фермы, идет с перерывами, отвлечениями на корову или телку, а также на сад, который заложен четыре года назад, на яблони с интересным названием «конфетка» (собрал в ушедшем году две тонны урожая). Ведь для этого надо настроиться на изменение технологии, размножение высокопродуктивных коров. Сейчас у него на ферме из 115 буренок 62 племенные коровы черно-пестрой породы. Дойный процесс механизирован. Доят три доярки: две невестки — Мунажар и Дана, а также соседка Нурия. Есть и подменная — Гульназ. Надо усилить кормовую базу: сейчас у Бекжанова 17 гектаров земли, на которой выращивается люцерна с четырьмя укосами. Но приходится докупать прессованное сено, за 20-килограммовый тюк которого зимой просят 800 тенге.

«Осенью я закупил его на триста тенге дешевле, — говорит А. Бекжанов. — Но одним сеном качественное молоко не получишь. Нужны концкорма, тоже покупные».

А. Бекжанов.

Рядом с территорией, где сейчас Бекжанов построил четыре помещения для содержания скота, сеновалы. Когда-то здесь было подсобное хозяйство «Манкентстроя», от него осталось одно из строений, правда, в ремонт надо основательно вложиться, чтобы оно приобрело привлекательный вид. Здание — его собственность, в свое время догадался выкупить. Здесь Аманнула Исматуллаевич намерен устроить реабилитационный центр — не зря же Халиллула, один из сыновей, врач. И место подходящее: арык протекает рядом, напоминая мелководную речку, пруд с рыбами, полно хвойных и лиственных деревьев, привезенных Аманнулой из Прибалтики, Беларуси и высаженных рядом с фермой.

Особая его любовь — белорусские березки, которые холит и лелеет — уж очень они ему по душе. И все это — тихий уголок шумного села Манкент, который сейчас из-за прохлады сохраняет снежный покров. Здесь хорошо дышится, несмотря на то, что в сотне метров — ферма.
И в такой обстановке, когда надо вложиться в строительство реабилитационного центра и заняться модульностью фермы, у Бекжанова на душе раздрай. Все хочется, вижу по его глазам.

«Я на самом деле по гороскопу Весы, — говорит он мне и Конусу на всякий случай. — Обмозгую все варианты. Что интереснее и завлекательнее, на то и решусь в первую очередь».

И через паузу: «Ферма — привлекательный проект».

И еще через паузу: «Реабилитационный центр нужен людям».

Себя он называет большим начальником большого хозяйства, которое носит немного странное для наших дней название — ТОО «Манкентстрой». Это в память о той организации, где он, инженер, начинал после окончания института работать, шагал по карьерной лестнице. Завоевал уважение сослуживцев и жителей Сайрамского района, которые посчитали, что звания Почетного гражданина района он достоин.

«Но, видимо, во мне сидит ген скотовода, — говорит Аманнула Исматуллаевич. — Мой отец, ему сейчас 102 года, всю жизнь проработал ветеринарным фельдшером. Он меня консультирует по многим вопросам. Почему я сказал, что являюсь большим начальником? Да потому что наблюдаю сверху, как управляются с хозяйством мои дети. Все они — с высшим образованием. Зайнулла назначен мною заведующим молочнотоварной фермой. Справляется хорошо. Я им доволен».

Будем переходить на модульность фермы или нет?

К. Абдуллаев считает, что процесс этот весьма сложный. Не все хозяйства могут стать такой суперсовременной фермой, по сути, комплексом, как «Борте Милка», но стремиться к совершенствованию надо. У Бекжанова в этом смысле огромный потенциал.

Людмила Ковалева
фото автора

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *