Миссия выполнима, когда за дело берутся женщины

17 Июл 2020 14:15
Количество просмотров: 809

По данным МВД РК, количество преступлений за первое полугодие 2020 года снизилось на 37 процентов. Стало меньше краж, грабежей, убийств.

А вот количество правонарушений в семейно-бытовой сфере возросло на 21 процент.

Сидящие дома мужья, оставшиеся без работы, умудряются найти деньги на выпивку и кошмарят своих жен и детей. Где искать спасения жертвам насилия в семье?

«ЮК» продолжает серию материалов проекта «Не проходите мимо!», чтобы показать реальную ситуацию, выяснить, кто помогает или НЕ помогает женщинам и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Сегодня в фокусе внимания – Толебийский район. Относительно благополучный на фоне ситуации в области в целом. И это явно не божья милость, а результат системной работы с проблемными семьями. Велосипеда здесь никто не изобретал, достаточно было задействовать проверенные и хорошо известные методы профилактики семейно-бытового насилия. Где-то успевают предотвратить ухудшение ситуации, где-то нет, но если женщина обратилась за помощью, от нее здесь точно не отвернутся.

Собирая материалы для проекта «Не проходите мимо!», не однажды убеждалась в безусловности аксиомы «кадры решают все».

Именно на людях и только на них держится любая работа. Будут ею заниматься неравнодушные и преданные делу, значит, все будет действовать, даже несмотря на несовершенство законодательства. В противном случае результата ждать не стоит. За примером далеко ходить не надо. Существовало в Шымкенте до недавнего времени целое управление по делам семьи, детей и молодежи – положение женщин, терпящих насилие в семье, это никак не улучшило. Ликвидировали его – и все осталось как было.

Можно по пальцам пересчитать тех, кто в Толебийском районе занимается профилактикой семейно-бытового насилия и помощью в том случае, если беда уже случилась.

Здесь нет ни кризисного центра для жертв, ни целевого НПО, ни районной наркологии – алкоголиков приходится везти на лечение в наркологический центр Шымкента. Центра по работе с агрессорами здесь даже не открывали. Но зато есть инспектор по защите прав женщин в местном управлении полиции, мобильная группа оперативного реагирования и пара семейных психологов – настоящих специалистов в своем деле. Ну и стандартные служба социально-психологической поддержки семьи и районная комиссия при акиме. При минимуме штатных единиц и бюджетных средств – эффективный результат, который заслуживает внимания.

В шести районах Туркестанской области с конца прошлого года сократили должности инспекторов по защите прав женщин. Службу, которую по-хорошему надо было бы усилить, полностью ликвидировали. Логику этого решения понять сложно. Толебийскому району повезло не оказаться в их числе.

Одна на весь район, но все же есть – главная женская защитница старший лейтенант полиции Акмарал Боташева.

Третий год защита прав женщин – ее главная задача.

— За полгода 12 неблагополучных семей взяли на учет. Зарегистрировано 75 фактов правонарушений в семейно-бытовой сфере. Выписали 135 защитных предписаний в отношении семейных дебоширов — эта мера у нас работает. Воспитательный эффект однозначно есть, — говорит А. Боташева. — Участковый в течение месяца приходит в этот дом для контроля. Это держит в тонусе семейного агрессора и не дает ему расслабляться. К слову, у нас часто бывает так, что напишет заявление женщина, а потом приходит забирать его со словами: «Мы помирились, передумала». Я же в ответ говорю, что это уже невозможно. Заявление зарегистрировано в единой базе и должно уйти в суд, который определит степень вины нарушителя семейного покоя. Для меня это принципиально. Полиция, затем суд отрезвляют большинство мужей-дебоширов. В особых случаях зарегистрированное обращение в полицию может сыграть решающую роль. Всегда женщинам твержу: не молчите, не терпите, добивайтесь защиты!

И привожу один жестокий пример. В 2010-ом в нашем районе женщина убила своего сожителя. Побои и унижения от него терпела долго.

Но в полицию ни разу не обращалась. А в один из дней не выдержала и ударила его ножом в ответ. Ее приговорили к десяти годам за убийство, она не смогла доказать в суде, что защищала себя от побоев. А были бы доказанные факты обращения в полицию, суд обязательно бы это учел. Да и до убийства бы не дошло, я уверена.

Каждый здешний участковый заинтересован не разбираться с семейно-бытовым правонарушением в одиночку, а вызывать на подмогу мобильную группу. В ее составе инспекторы по защите прав женщин и по делам несовершеннолетних, психолог, социолог, если нужно, то специалисты из отделов образования и здравоохранения. Быть внимательными к происходящему в семьях обязали участковых медсестер и педагогов. И сигнализировать, если что не так.

— Буквально недавно сигнал поступил от участкового в селе Бiрiншi Мамыр, — рассказывает А. Боташева. — Мужчина попытался свести счеты с жизнью, до этого постоянно скандалил с женой. А у них шестеро детей. Сразу же прибыли на место. Выяснили причину конфликта.

Психолог поработал и с мужем, и с женой. Как малого ребенка, учили мать семейства вести себя подобающе, навести порядок в доме, ухаживать за семьей. А мужа – не распускать руки и заняться делом. Жену в итоге трудоустроили няней в детсад. А заодно пригрозили, что заберем детей, лишив тем самым права получать пособия, если она не одумается и будет дальше игнорировать материнские обязанности. Все еще держим их на контроле, но ситуация заметно улучшилась. Дома чисто, мирно, даже огород посадили.

Иногда не слишком запойного мужа может привести в чувство ни полиция и психолог, а воспитательная беседа от умудренной жизненным опытом женщины.

Совет бабушек Ленгера возглавляет Гульбазар Есенова, уважаемый педагог, Почетный гражданин Толебийского района.

Она с готовностью взяла на себя миссию хранителя народных традиций и вековых семейных ценностей. К ней за советом и поддержкой идут те женщины, кто не находит решимости пойти в полицию. И тогда за дело берется настоящий дипломат семейных отношений, действующий по-женски мягко и тактично Гульбазар Махмудовна. Спокойно и взвешенно она объясняет простые человеческие истины: как жить так, чтобы не было совестно перед Богом и людьми. Авторитет заслуженного педагога, выучившего половину здешних жителей, непререкаем. А потому на счету у Гульбазар Махмудовны не одна спасенная семья.

Психолог Зарина Кульжанова едва ли не самая узнаваемая личность не только в Ленгере, но и во всем Толебийском районе. Чтобы это понять, достаточно пройти с ней по улице.

Опытный специалист с двадцатилетним стажем работы. При нынешнем дефиците профессиональных психологов более чем ценный кадр. Работает в режиме 24/7. С готовностью отправляется по первому зову в составе мобильной группы.

— Вдруг в семье конфликт такой, что до беды недалеко? – объясняет она. — А я могла бы предотвратить ее, но не успела. Как жить потом с этим чувством вины? Лучше подключусь, сниму остроту момента, потом поработаю, когда все успокоятся. Но больше всего душа болит за детей: они заложники ситуации, часто единственные источники дохода семьи, ведь на них выплачивают пособия. И при этом детвора не знает полноценной родительской любви и заботы. Как убедить голодных детей, что мама и папа их на самом деле любят, что они нужны им?! Приходится приводить в чувство родителей.

Продолжаем разговор с Зариной Кульжановой уже в пути. Утром на ее телефон пришло сообщение от одного ребенка из неблагополучной семьи, которое требует немедленного вмешательства: «Теть Зарина, можете помочь. Мама и папа нас бьют. Костик с Анжелой играли, мама меня разбудила и начала бить по голове и душить». 12-летний Миша Башкатов зря беспокоить не стал бы. Едем по адресу вместе.

Встречают нас четверо ребятишек, старший из которых Миша, и их 78-летняя бабушка (на снимке). Родители ушли, видимо, в поисках выпивки или денег на нее. О случившемся накануне дети рассказывают так, что понимаешь: к этому ежедневному кошмару они уже привыкли. Спасает их только старенькая бабушка. И «тетя Зарина», которая в начале месяца забирает у пьющей матери карточку с перечисленным пособием и идет покупать детям продукты, чтобы деньги не ушли на выпивку. По возможности несет одежду и обувь – спонсоры и волонтеры в Ленгере есть, снабжают.

Рассказывая о регулярной помощи мобильной группы, бабушка утирает слезы. Говорит, что в одиночку не справилась бы с этой ситуацией: «Так им благодарна, что молюсь на них! На них вся надежда».

— В наркологию мы эту пару уже направляли, но лечение, к сожалению, результата не принесло, — поясняет А. Боташева. — Они продолжают пить. Готовим документы на лишение родительских прав. Опекуном детей может стать их родной дядя, чтобы не пришлось их в детский дом отправлять. Главное, чтобы дети были согласны с нашим решением.

Кстати, всех здешних алкоголиков на лечение везут в наркодиспансер Шымкента. Районное управление полиции неоднократно обращалось к местным властям об открытии отделения наркологии в Ленгере, но пока вопрос остается открытым.

Между молотом и наковальней

История жительницы Ленгера, многодетной мамы Юлии Карповой, скорее всего, потребует вмешательства уполномоченного по правам детей РК. Пока «ЮК» следит за развитием событий. Между молотом и наковальней находятся шестеро детей из-за развода родителей. В судебных тяжбах не учли их мнения, с кем бы они хотели жить.

12 лет прожили в законном браке Юлия и Игорь Карповы. Прошли все этапы. От съемной квартиры до собственного жилья. От безденежья до вполне хороших доходов, позволяющих жить безбедно. Дети рождались один за другим. Казалось бы, все есть для счастья.

— Первый раз муж ударил меня после года семейной жизни. Тогда я впервые узнала, что мне нельзя иметь собственное мнение и высказывать его вслух, тем более плакать. Все это его раздражало. Ушла, несмотря на то, что он не дал мне забрать четырехмесячную дочку.

Конечно, спустя время мы помирились, он обещал, что больше не ударит. Но обещания не сдержал. Старалась лишний раз промолчать, не давать даже малейшего повода для конфликта. Для меня супруг был всем. Он развивал свой бизнес, была поддержкой и опорой, надежным тылом. Думала, что несу свою вахту дома, с детьми. Работать он мне не разрешал, хотя по образованию я юрист».

Бизнес супруга шел в гору, контракты, сделки, деловые встречи – глава семейства пропадал надолго. Юлия потом только узнала, что в Шымкенте он снял квартиру. И в ней живет другая женщина. Сцены ревности и попытки добиться правды в отношениях заканчивались разборками и побоями. Однажды Юле муж сломал нос. Стало понятно, что это конец.

Женщина все же набралась смелости и обратилась в полицию с заявлением по поводу угроз и избиений. Вынесли защитное предписание, участковый взял на контроль ситуацию. А муж утыкал дом камерами, снимая тайно всю жизнь жены и детей.

Ничего не подозревавшая Юлия в это время собирала деньги для аренды жилья. Сняла домик в Ленгере. Переехала туда вместе с детьми.

На развод подал муж. Но прежде хитростью и давлением заставил ее подписать бумаги об отказе на дом. Было имущество нажитым совместно в браке, а стало единоличным. А уже после в суде он аргументировал тем, что у жены нет своего жилья, что она истеричка и не может воспитывать детей. Судья Толебийского райсуда Кожанов рассудил, что у отца дом больше и доход есть, значит, дети должны остаться с ним.

Сегодня Юлия продолжает борьбу за детей. Подала апелляцию в областной суд. С ней живут трое детей. Старший сын и одна из дочек остались сразу, отказавшись ехать к отцу в Шымкент, где он уже жил с новой женой. Старшая 12-летняя дочь, поняв, что свидания с мамой ей не положены, решила тайком сбежать от отца. Юлия забрала ее из опорного пункта полиции, куда примчалась сломя голову из Ленгера.

Чтобы поздравить с пятилетием младшего сына, ей пришлось час простоять под воротами мужниного дома, умоляя дать возможность пообщаться с детьми. Дверь ей так и не открыли (на снимке). Пожалели только в детском саду, куда она с боем прорвалась на следующий день. Душераздирающее «Мама!» до сих пор в ушах. Двое младших – сын и дочка – вцепились в нее как котята, взахлеб рассказывая, как соскучились. Сынок при этом выдал: «Я папе не скажу, что ты приходила. Он ругаться будет».

Классическая ситуация: прав тот, у кого больше прав. И доказывать свое право на детей Юлии придется долго. Чтобы добить ее окончательно, бывший муж подал иск об истребовании алиментов на тех детей, что живут с ним. И теперь она ему еще и должна. Денег и связей у нее нет. Конечно, у детей должны быть мама и папа, но при этом заложниками ситуации и разменной монетой дешевой мести они быть точно не должны!

Алиса Масалева
фото автора

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

1 комментария в “Миссия выполнима, когда за дело берутся женщины

  1. Да печально, что всё так, Дети ранятся. Конечно без сомнения всем легче с мамой, она и послушает и пожалеет. Ну а молитву мамы ,Бог всегда слышит. Держитесь Юля! Верьте в справедливость!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *