Мосты войны и мира

19 Дек 2018 11:50
Количество просмотров: 1169

 Сто лет назад завершилась Первая мировая война, которая унесла жизни, по разным оценкам, до 11 миллионов военных  и до 8 миллионов гражданских лиц, а также привела к краху четырех империй.

В Сараево через реку Босну в XVI веке был построен мост, соединяющий сегодня две исторические части столицы Боснии и Герцеговины. Это место, откуда история пошла по жестокому пути. Так с полным правом можно охарактеризовать Латинский мост — одну из главных достопримечательностей Сараево. Именно здесь произошло событие, послужившее началом Первой мировой войны, одной из самых масштабных в истории человечества. Поводом для этой кровавой бойни стало убийство 28 августа 1914 года эрцгерцога Австро-Венгрии Франца Фердинанда, проезжавшего в автомобиле по мосту.

 Кровопролитные сражения на фронтах сразу же вызвали огромный поток военнопленных, которых отправляли в глубь Российской империи и, прежде всего, в районы Степного края. 

Колтоганский мост.

Много военнопленных было размещено в селениях Туркестанского военного округа, которому в военно-административном отношении подчинялись южные районы Казахстана и Жетысу. В донесениях начальника военных поселений туркестанскому генерал-губернатору от 2 апреля 1915 года сказано, что в 37 поселениях одноименного военного округа было расквартировано 139374 «нижних чина» и 1882 офицера. Летом 1915 года началось строительство лагерей. В разных частях Туркестанского военного округа таких спецлагерей, по одним сведениям, было построено 25, по другим, — 30. Разнообразным был национальный состав военнопленных. Часто упоминаются румыны, турки, итальянцы, немцы, мадьяры. В числе офицеров заметно превалируют лица германо-венгерского происхождения. Положение военнопленных и отношение к ним местного военно-колониального аппарата и трудового населения были неоднозначными. Царская администрация препятствовала установлению контактов между военнопленными и жителями городов и других селений.

Туркестанским военным округом было принято «14 условий труда военнопленных». В частности, им не разрешалось использовать военный мундир на рабочих местах, заниматься торговлей, запрещалось вольное хождение по городу. Был установлен постоянный гласный надзор, горожанам строго запрещалось принимать у себя дома военнопленных без письменного разрешения начальника команды, а также пересылать почтовые отправления без цензуры. Однако, невзирая на строгие инструкции, военнопленные пользовались некоторой свободой передвижения, находя возможность участвовать в культурно-зрелищных мероприятиях. Между ними и местным населением постепенно сложились теплые отношения.

Как отмечает в своих воспоминаниях медсестра Э. Брендштрем, побывавшая в лагерях военнопленных в Сибири и Туркестане, у местного населения военнопленные находили доброту и сердечность. Пленным также был интересен имеющий многовековую историю Туркестан с его уникальной восточной культурой. Велико было желание простых людей разузнать истинное положение на фронтах, поделиться своими мыслями с недавними участниками боевых действий.

Справка «ЮК».

Всего в ходе Первой мировой войны в Российской империи оказалось около
2 млн. военнопленных. Из них 200000 -в Туркестанском крае.

Чтобы разнообразить лагерную жизнь, военнопленные создавали хоры, оркестры и театры, устраивали концерты, сочиняли юмористические стихи, диалоги и пантомимы. На самодельных сценах лагерных театров звучали известные оперетты, текст и музыка которых записывались военнопленными по памяти. Старые ящики, палки, телефонные провода и конский волос в руках превращались в музыкальные инструменты. Позже, благодаря международным благотворительным организациям, появились и настоящие инструменты, партитуры и тексты. Лагерные театры показывали «Веселую вдову», «Ночное убежище», «Паяцы», даже «Фауста» и имели большой успех не только среди пленных, посещали их и местные жители.

В некоторых лагерях военнопленные сами издавали газеты, однако в связи с запрещением использования печатающих аппаратов большинство газет расписывалось от руки и снабжалось рисунками пленных. Более того, в Казахстане военнопленные пользовались рядом льгот: при условии их лояльности к российским властям и взятии их на поруки разрешалось даже вступать в брак.

Приход большевиков к власти изменил правовое положение военнопленных. Советское правительство объявило всех их свободными гражданами и наделило такими же правами, какими обладали граждане Советской России. Однако военнопленные в Туркестане попеременно попадали под власть то советского, то местных национальных, то различных белогвардейских правительств. При смене власти в этих регионах обязательно страдала какая-либо часть пленных.

Австро-венгерские военнопленные в одном из спецлагерей Туркестанского края.

Судьбы уже бывших солдат и офицеров Тройственного союза в дальнейшем складывались по-разному. Одни, испытавшие влияние большевиков, видели в их лозунгах близкое будущее своего Отечества, другие вернулись в свои страны, где с оружием в руках боролись против утверждения власти «всемирной революции».

В семейном альбоме Даниловых бережно хранятся письма деда — Шандора Фиаслике.

В селе Колтоган (бывш. Мамаевка) Ордабасинского района живет семья Даниловых. Всю жизнь Александр Иванович и Ольга Ивановна проработали в сельской школе. Александр Иванович знает о судьбе военнопленных Первой мировой от бабушки Марии, которая вышла замуж за одного из трех оставшихся в наших краях солдат — военнопленного Шандора Фиаслике. По воспоминаниям родных, Шандор был очень строгим и пунктуальным человеком. В семейном альбоме Даниловых бережно хранятся его фотографии и письма.

Жили плененные солдаты в бараках на станции Бадам. Оттуда их привозили на строительные объекты. Этими строениями жители села Колтоган и Ордабасинского района пользуются до сих пор: казенным арыком (каналом), отведенным от реки Арыси до железной дороги, двумя мостами. Один из таких мостов был возведен через канал на старом чимкентском тракте из Арыси в Чимкент.

С созданием колхозов в Туркестане бывшие военнопленные Первой мировой наделялись частичными правами, но паспорта им не выдавались. В Арысском отделении милиции они зарегистрированы каждый под своим номером. Без имен и фамилий. Во время Великой Отечественной войны их не призывали на фронт. Бывшие солдаты Тройственного союза, оставшиеся в СССР, строили дороги. Шандор работал в колхозе «Новый мир» Колтоганского сельсовета. В один из вечеров после застолья группа веселых мужчин шла по деревне и горланила: «Долой колхозы!» Среди них был и Шандор. На следующее утро всех арестовали. Люди исчезли без следа. Попытки родных выяснить, что и как, не привели ни к чему. Неизвестно даже место их захоронения.

Много прошло времени и утекло воды по казенному арыку. А мост стоит и напоминает об империалистической бойне начала XX века. Местные жители стараются поддерживать рабочее состояние моста. Правда, используют они для этого не кирпич, а бетон. У нашего мостика есть старшие братья со своей историей. Один из них в Сараево, другой — по дороге из Звенигорода в аэропорт. По нему проходила отступающая армия Наполеона. По последним данным, колтоганский мост собираются снести. Зачем и кому он мешает — вопрос без ответа. А при хозяйском подходе можно было бы сделать из моста один из туристических объектов инженерной архитектуры начала ХХ века по типу Красного моста.

Владимир Привалов

Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *