На берегу Бадама – село…

27 Сен 2019

Умели предки первых российских поселенцев Чимкентского уезда выбирать места для поселения: и чтобы земля была, и вода рядом. Одним из таких мест стала Дорофеевка, ныне село Бiрiншi Мамыр (Первомаевка) с населением почти
в 7,5 тысячи, а всего в округе — 19 тысяч 662 человека. До сих пор в Первомаевке проживают потомки первых переселенцев.

Строительство Богородицко-Покровской церкви началось в 1902 году.

Бабушка Маруся Шпакова, отметившая свое 92-летие, рассказала, что ее дедушка родом из Саратовской губернии.

М. Шпакова.

Добравшись до Чимкентского уезда на лошадях и телеге, сначала он обосновался в Блинково (ныне — Тасарык), а потом семья переселилась в Дорофеевку. Отец, Дмитрий Иванович Коваленко, родившийся в 1895 году, встретил начало Великой Отечественной войны уже в Дорофеевке, из которой ушел защищать Отечество. А 15-летняя Маруся пошла работать в колхоз, где трудилась много и на совесть, приближая Победу. Сейчас в селе она одна из самых возрастных потомков переселенцев, но бодрая духом, ироничная, когда спрашивают о ее здоровье: «Люкс!» – говорит.

Жизнь бабушки и ее дочери-пенсионерки накрепко связаны с селом, которое на их глазах и при их участии расширялось, хорошело с годами.

Дорофеевка во времена Российской империи была самым крупным русским поселением уезда, где проживали 106 семей, из них 72 были семьями малороссов. И сейчас оно осталось таким же крупным: идет по численности населения вслед за Ленгером, но уже в пределах Толебийского района. Если в Первомаевском сельском округе, который включает семь сел, находится 3647 дворов, то в Первомаевке – 1394.

Официально село берет свое начало в 1891 году.

Дорофеевка во времена Российской империи была самым крупным русским поселением уезда, где проживали 106 семей.

Но, по рассказам потомков, первые поселенцы, чаще гонимые голодом из российских губерний, появились здесь раньше, увидев изумительно живописное место: река Бадам вытекала из ущелья. Ее воды отливали серебром в лучах жаркого солнца. А недалеко чернели холмы, от которых летом по вечерам тянулась прохлада. Уйти от этих мест было невозможно. В версию о том, что на самом деле поселенцы появились здесь раньше, чем указывают некоторые источники, вписываются данные областного государственного архива, из которых следует, что Дорофеевка строилась рядом с обжитым местом — старой дорогой на Ташкент, где находилась почтовая станция.

Люди вселялись на новые земли, которые нарезались переселенцам по «Положению об управлении Туркестанским краем», принятому еще в 1866 году: 10 десятин земли на одного переселенца-рабочего и 100 рублей единовременного пособия каждому члену семьи. Старожил Первомаевки, учительница Любовь Ивановна Алексеева, которая интересуется историей села и предков-переселенцев, сообщила, что Дорофеевка получила название в честь землемера Дорофеева – честного и порядочного человека, соблюдавшего законы при нарезке десятин.

Но продолжалась поддержка переселенцев землей недолго. Учитывая массовость наплыва из российских губерний, в 1897 году был издан приказ о запрете переселения в Туркестан и отводе земель до особого распоряжения.

Архив хранит данные, что уже в 1893 году у поселенцев было в хозяйстве 168 волов, 66 коров, 41 лошадь и 70 овец, что говорит об их трудолюбии и предприимчивости. На полученные пособия приезжие строили дома из сырцового кирпича, крышу покрывали соломой, камышом, а богатые – листовым железом. Большой доход приносила торговля.

В Дорофеевке был самый крупный и богатый базар, который работал по четвергам.

Сюда везли на продажу товар со всего Чимкентского уезда: скот, изделия из шерсти и кожи, зерно, овощи, молоко.

По объемам продаж базар в Дорофеевке, названный Джан-Янгалыкский, превосходил базар в Сайраме, долго до этого державший первенство.

Как писала газета «Туркестанские ведомости», издававшаяся в Ташкенте, «богатые русские и казахские жители Дорофеевки держали от двух и более батраков».

В поселении были избраны староста и сотский, в обязанности которого входила общественная служба. Для этого надо было постоянно находиться в Дорофеевке. Но желающих занять этот пост не было, поскольку мужики уходили в сезон на заработки в другие села. Сход решил: сотским будут по очереди, и каждый обязан пройти через эту службу.

Переселенцы привезли с собой семена некоторых культур. Например, село Высокое высевало пшеницу «кубанку», которую продавали «на обселенных новоселами землях Чимкентского уезда – до трех тысяч пудов, за каждый им платили по рублю». Сеяли пшеницу и в Дорофеевке, которая давала неплохие урожаи зерна. Сейчас уже нет такого сорта, но из почти 23 тысяч гектаров посевной площади Первомаевского сельского округа зерновые занимают существенную долю, и урожай в этом году с богарных и поливных земель в среднем получен по 22 центнера с гектара.

Стала развиваться торговля семенами, в которую включились и переселенцы. Вот что сообщают архивы: «Сначала за рассадой из русских поселений ездили в Ташкент, но всходы были всего лишь 10-процентные, а в селах Дорофеевка, Чубаровка и Егорьевское в рассадниках, где были засеяны семена капусты, взошла сурепка». Это такое сорное растение с желтыми цветами из семейства капустных. Однако препятствие не остановило дорофеевцев.

Внешне здание еще напоминает церковное. Внутри больше — актовый зал.

— Со временем именно на землях Дорофеевки был создан успешный овоще-молочный совхоз, где уже обходились своим семенным материалом, — рассказал Н. Косалиев, аким Первомайского сельского округа, в советское время работавший в этом хозяйстве. — В селе по-прежнему занимаются производством овощей. Могу назвать ТОО «Коль», сельскохозяйственный производственный кооператив «Ак булак». А производство мороженого в селе — это вообще бренд района. Наше мороженое покупают даже в Узбекистане, так что это экспортный продукт.

Вместе с Нургали побывала в хозяйстве «Болашак нур», которое занимается производством молочной продукции. Летом им было завезено из Алтая около 60 голов уже осемененных племенных коров черно-пестрой породы. Предстоит еще покупка такого же количества животных, от которых надеются получать надой не менее 30 литров молока в день.

Но возвращаюсь в прошлое.

Константин Петрович фон Кауфман еще в пору своего генерал-губернаторства написал письмо с ходатайством к обер-прокурору Святейшего Синода графу Толстому, в котором изложил положение с православными храмами в русских поселениях Туркестанского края: «Бедность и заброшенность наших тамошних церквей и отсутствие торжественности, требуемой правилами церкви при богослужении, действует весьма отрицательно как на русских, органическая связь которых с родиной поддерживается только верою, так и на мусульман, которые имеют повсеместно мечети и полную возможность исполнения требований своей веры».

В Дорофеевке существовал скромный молитвенный дом, построенный на собранные местными жителями деньги, но потом стало возводиться капитальное здание.

— Село строилось вокруг церкви на главной улице, а рядом традиционно возводили дома люди зажиточные, — говорит Сергей Георгиевич Колько, чьи предки с Кубани. – Бабушка Анюта Караваева рассказывала, что строительство началось в 1902 году на средства православных жителей, которые каждый день должны были носить на стройку по два литра молока – то ли для крепости раствора, то ли для формовки кирпича. Глина была местная, высокого качества. Сейчас стены церкви стоят нетронутыми – так хорошо строили в старину.

Что строили хорошо, подтверждает и дьякон Олег Суворов (уже несколько лет в бывшей Богородицко-Покровской православной церкви, одной из красивейших в Чимкентском уезде, построенной в том числе на средства верующих Дорофеевки, находится протестантская церковь).

Дьякон рассказал, что в советское время церковь пытались взорвать, но стены даже не шелохнулись, слетела только крыша.

Архивные источники подтверждают рассказ Сергея Георгиевича, что строительство Богородицко-Покровской церкви действительно началось в 1902 году по типовому проекту, по которому будут построены церкви в других русских поселениях. Строить должен был архитектор П. В. Гартынский, но из-за его болезни назначили на возведение храма областного инженера В. В. Есакова, расчетные работы производил художник В. И. Якоби. Подрядными работами занимался ташкентский то ли мещанин, то ли купец по фамилии А. Александров. Церковь строили четыре года. Рядом — церковно-приходскую школу. К слову сказать, к началу первой русской революции в Дорофеевке было четыре школы с совместным обучением детей обоего пола. Грамотность составляла 38 процентов от всего населения поселка.

Н. Косалиев в гостях у С. Колько.

Церковь была в саду, огорожена. Сейчас уже нет тех деревьев, которые были посажены более ста лет тому назад, но она по-прежнему вся в зелени.

С. Колько неоднозначно воспринимает переход православной церкви в пользование протестантами, ссылаясь на рассказы своих предков, которые участвовали в ее возведении.

Но Богородицко-Покровская церковь в Дорофеевке не избежала участи многих культовых учреждений в советское время. В 1930 году она была закрыта.

— Здесь был клуб, потом управление совхоза, и директор Перепелицын проводил совещания, — вспоминает Нургали. — В то время уже ничто не напоминало культовое учреждение: не было церковных росписей, которыми славятся православные церкви, не сохранилось внутреннее убранство.

Сергей Георгиевич сейчас пенсионер, но в совхозе много лет отработал шофером.

— Мне достался небольшой домик, в котором жил революционер, каторжанин Харин. Как он появился в наших краях, не знаю, — говорит С. Колько. – Может, сослали в Дорофеевку, может, сам приехал. Он был пожилым и уважаемым человеком, совхоз ему за революционную деятельность подарил дом. Он мне достался. Правда, фундамент пришлось подводить самому. Потом строить во дворе новый дом.

Сейчас подворье С. Колько с пристройками, огородом, колодцем – большое, в цветах и деревьях.

Было время, Сергей Георгиевич прицелился на Россию, но, побывав там, понял, что роднее Дорофеевки ничего нет.

— Мы в России – казахи, а тут — русские, — говорит он. — Чувствуете разницу?

— Конечно, село благоустраивается.

Е. Тлесбаев: «Теперь женюсь».

Сейчас за счет государственных средств строится мост, но отмечу, что налоги по пяти видам остаются у нас, их собираемость высокая, есть возможность вкладывать средства в благоустройство, — говорит Н. Косалиев. — За восемь месяцев этого года выполнили план на 132 процента, собрав почти 12 миллионов тенге, а в прошлом году за двенадцать месяцев – более 24 миллионов. Куда они пошли? На строительство тротуаров, остановок, спортивных площадок, озеленение, ограждения.

По поводу ограждений – это некий тренд Толебийского района, когда оживленная трасса, проходящая через крупный населенный пункт, в целях безопасности ограждается изгородью, названной в народе за оригинальность «евроограждением».

И еще нововведение: на обочине дороги к Первомаевке можно любоваться скульптурами разных птиц и животных.

Популярным становится гнездо аиста как символа семейного счастья, возле которого надо постоять, чтобы удачно жениться. Вот и постоял 29-летний Ержан Тлесбаев, шофер акима округа.

— Теперь женюсь, — пообещал он.

Людмила Ковалева
фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *