На словах — красота, а на деле…

15 Мар 2023 09:41
Количество просмотров: 1228

Туркестанская область — край, где при правильном и, главное, хозяйственном отношении к памятникам археологии и истории вполне реально реализовывать всевозможные государственные программы по развитию туризма. На территории области расположено 1 663 памятника истории и культуры. Но их состояние, в том числе находящихся под охраной государства, очень печальное.

Например, в Шагинском сельском округе района Сауран пребывает в забвении небольшое полуразрушенное саманное здание. Несведущий человек может и не обратить на него внимания.

А вот специалисты не только начали изучать этот объект, но и забили тревогу из-за его состояния.

Речь идет о мечети. Доктор исторических наук, профессор М. Кожа рассказал, что впервые увидел эту мечеть в Фейсбуке на странице религиоведа Д. Кенжетая. Его это заинтересовало, и Мухтар Бахадырулы поспешил на это место.

Мавзолей Ходжи Талига в Сайраме — пример того, как не нужно реставрировать.

Культовое сооружение построено на возвышенности в селе Ташанак. Первое обследование показало, что здание относится к историческим памятникам. Однако не входит ни в региональный, ни в республиканский государственный охранный список. Интересен интерьер мечети. Особенно деревянные конструкции. Потолки с накатом из тонких полукруглых брусков, которые составляют сплошную ребристую поверхность. Возможно, по мнению М. Кожа, дерево было покрыто росписью.

Специалист Центра охраны памятников Туркестанской области С. Дуйсебайулы считает, что айваны относятся к ташкентско-ферганскому архитектурному стилю, характерному для XIX века.

Но М. Кожа напоминает, что в Туркестане были свои мастера. Известно имя Калмырзы бен Мусапир Туркестани, участвовавшего в строительстве мавзолея Арыстанбаба. Также история знает плотника, создавшего узорную сетку в мавзолее Ходжи Ахмета Ясави.

«Потолок изготовлен из небольших кусочков дерева, как мозаика. Две многогранные контрфорсы поддерживают крышу. Между стропилом и опорой помещена деревянная колонна с резным концом, напоминающим узор бараньего рога. Такие колонны ставили, чтобы обеспечить устойчивость крыши. Крышу покрывали тростником, а на него укладывали глину», — рассказал М. Кожа.

К сожалению, место михраба, углы здания и крыша начали разрушаться.

Местные жители говорят, что мечеть построил старейшина по имени Оразбек.

Особый интерес в интерьере мечети представляют деревянные конструкции.

«Это здание служило мечетью до 1926 года. В 20-ых и 30-ых годах прошлого века мечеть превратилась в колхозный склад для хранения пшеницы. А в 1990 годы здание вообще осталось без хозяина. В таком ужасающем состоянии бывший храм находится последние 10 лет», — пояснил С. Дуйсебайулы.

Ориентируясь на аналогичные культовые сооружения в нашем регионе, в первую очередь в Ордабасинском районе, историки сходятся во мнении, что мечеть была построена на рубеже XIX-XX веков.

Не вошла она в государственный охранный реестр, по мнению М. Кожы, скорее всего из-за запущенного состояния. Историк считает, что памятнику необходимо уделить должное внимание и первым делом огородить. Если бы мечеть отреставрировали, она была бы отличной туристической достопримечательностью.

С. Дуйсебайулы поясняет, что мечеть необходимо взять под охрану государства как памятник архитектуры. Для этого объект необходимо внести в государственный реестр охраны местного значения.

А вот с реставрацией будет сложнее. В Туркестанской области все памятники, которые реставрируют или подлежат реставрации, находятся в республиканском реестре, и финансирование идет также из республиканского бюджета.

«Памятник можно сохранить только в случае, если местные жители асаром его восстановят или найдется меценат, в том числе из числа депутатов, который сможет выделить средства на реставрацию», — говорит С. Дуйсебайулы.

Что в итоге?

М. Кожа сообщил об этой мечети в Центр охраны памятников. Далее ученый планирует провести работу по документированию мечети и определению ее координат.

И даже если государство не заинтересуется или по каким-то иным причинам не займется реставрацией и охраной, Мухтар Бахадырулы намерен найти возможность, чтобы начать реставрационные работы по сохранению памятника истории и духовности.

Сарем, Испиджаб, Мединатал Байда… Все это названия одного и того же населенного пункта, имеющего многовековую историю, — ранее города, а теперь жилого массива в составе Шымкента.

Сайрам — это крупнейший памятник городской культуры и современный населенный пункт на юге Казахстана. За свою историю торговый и административный центр пережил много войн и нашествий, но всякий раз возрождался, являя миру образец жизнестойкости и обновления.

О Сайраме Махмуд Кашгарский говорил так: «Сайрам — название белого города (алМединат алБайда), который называется Испиджаб».

Находившийся на перекрестке караванных дорог город стал ремесленно-торговым центром и опорной базой ислама, откуда новая религия распространялась в другие земли.

Здесь и следует искать ответ на вопрос, почему современный Сайрам богат мавзолеями, где похоронены значимые деятели ислама и средневековые ученые, и памятниками.

В центре Сайрама стоит мавзолей, накрытый куполом из железной конструкции и пленки. Когда-то он входил в список памятников истории и культуры Казахской ССР республиканского значения.

Уже в годы независимости власти посчитали, что это слишком высокий статус, и перенесли объект культурного наследия в государственный реестр памятников местного значения.

Памятник упоминается в государственной программе культурного наследия Казахстана. По преданию, мазар сооружен над погребением местного шейха. Первый мавзолей датируется XVII-XVIII веками.

В таком ужасающем состоянии бывшая мечеть находится последние 10 лет.

Позже здание неоднократно перестраивалось (первоначальный облик не сохранился). Утрачен и парапет на кровле. То здание, которое мы видим сегодня, относится, видимо, ко второй половине XIX века. Сложено оно из кирпичей разных размеров. По мнению исследователей, материал для постройки брали, разбирая другие сооружения.

Фундамент и цоколь кирпичные. Наружные стены были не оштукатурены. Однокамерный, квадратный в плане мавзолей перекрыт невысоким, почти плоским сферическим куполом, в центре которого возведена небольшая башенка, также перекрытая куполом с отверстием.

Фасады равнозначны. Оформлены порталами с неглубокими стрельчатыми нишами в П-образном обрамлении. Углы порталов расчленены вертикальными выступами с фигурными колонками.

Однако рифленые стволы колонок не сохранились. В интерьере основной купол опирается на четыре арки, которые также опираются на четыре мощных пилона.

Оконные проемы заставлены деревянной решеткой-панджарой в современном исполнении. В современном виде отреставрирован и купол, покрытый жестью.

Реставрация проходила в рамках реализации государственной программы «Культурное наследие», инициированной Первым Президентом страны.

Но если вы остановитесь и внимательно рассмотрите здание, бывшее некогда великолепным, вашему взору предстанет удручающая картина. Реставрационная глазурированная плитка отваливается, стены продолжают разрушаться. И, по всей вероятности, чтобы скрыть этот ужас от глаз туристов, мавзолей накрыли куполом.

Корреспондент «Казахстанской правды» Л. Доброта несколько лет назад писала: «Сейчас Сайрам входит в состав областного центра, и, кажется, городская власть стала прислушиваться к мнению археологов. Они же предлагают восстановить Сайрам как величайшую мусульманскую крепость, превратив древнее поселение в музей под открытым небом. У Сайрама есть все необходимое, чтобы обрести статус сакрального города. Сделать для этого надо очень много: выкупить часть строений, среди которых много ветхих домов, отселить жителей из центральной части Сайрама, провести раскопки и консервацию объектов археологии. Детальная разработка программы идет параллельно с подготовкой номинационного досье, необходимого для включения Сайрама в список объектов Всемирного культурного наследия как главного города на Сырдарьинском отрезке Великого Шелкового пути».

Прошел год, два, три… Но памятники Сайрама так и не стали основой музея под открытым небом.

В Туркестанской области памятников, которые требуют немедленной помощи, не счесть. Основные из них — комплекс Ишан базар в Сайрамском районе, сторожевая башня Аксумбе в Сузаке, православные церкви XIX-XX веков. Кстати, по последним управление культуры и Центр охраны обещали в прошлом году провести отдельное совещание, но, видимо, забыли. Волнует ученых и состояние главного памятника региона — мавзолея Х. А. Ясави. Не говоря уже о городищах и поселениях, до которых государству давно уже нет дела. И их безбожно переводят из категории охранных в категорию земель сельхозназначения с последующей передачей в долгосрочную аренду. Согласно Постановлению Правительства от 23 сентября 2014 года № 1003, ответственным за состояние памятников археологии, истории и культуры является Министерство культуры и спорта Республики Казахстан. В 2018 году министерство опубликовало отчет, в котором написано, что «завершились научно-реставрационные работы на мавзолеях Ходжи Ахмета Ясауи, Арыстанбаб, городища Культобе, Сауран и других (всего 25). Многие эти объекты являются сакральными местами». В том же году Счетный комитет республики опубликовал свой отчет: «Показатель прямого результата бюджетной программы 033 100 «Количество памятников истории и культуры, на которых проводились реставрационные работы в Казахстане» в количестве 25 памятников в 2017 году не выполнен в полном объеме.

Хотя работы по объектам «Мавзолей Карахана, XI век», «Мавзолей Айша Биби, XI-XII века» и «Государственный музей «Центр сближения культур» приняты и оплачены министерством.

Бюджетные средства по двум объектам размещены на расчетном счете исполнителя услуг. По результатам проведенного министерством мониторинга состояния памятников историко-культурного наследия Казахстана за 2016 год в перечень объектов, подлежащих ремонтно-реставрационным и восстановительным работам в 2017 году, не включены памятники истории и культуры, состояние которых признано аварийным (к примеру, «Башня Кутебара, XIX век, Кызылординская область», «Мавзолей Ходжи Талига, XII-XVIII век, ЮКО», «Комплекс Баба-Ата, конец XIX века, ЮКО»)».

Не так давно в Туркестанской области с рабочим визитом побывал министр культуры и спорта А. Оралов. Это событие, судя по новостной ленте в соцсетях, затмило даже предвыборную кампанию. Министр провел отчетную встречу с туркестанцами, посетил ряд городов и сел, где находятся святыни казахского народа и памятники культурного наследия. На встрече с жителями

А. Оралову задавали правильные вопросы, которые пересекаются с проблемами культурного и спортивного развития региона. Во время поездки по области показали то, чем мы можем гордиться. Отсутствие табличек, пересмотр концепции работы ономастической комиссии, помощь молодым авторам и т. д. — все это хорошо.

Но есть то, о чем министру никто не сказал, — проблема, не решаемая годами. Проблема, которая уничтожает наше культурное наследие, обрекая будущие поколения на исторический вакуум и выдумывание истории. В области уничтожаются памятники археологии, которые внесены в Государственный список памятников истории и культуры местного значения и охраняются государством.

О невозможности решения этой проблемы не первый год даже не говорят, а уже кричат специалисты Центра охраны памятников. Об этом пишут журналисты, в том числе «ЮК».

Но воз и ныне там.

Свою лепту вносят и суды. Причем ужас всей ситуации заключается даже не в том, что суды находят бюрократические препоны для отказа в исках, а в том, что судами игнорируется грубейшее нарушение Закона «Об охране и использовании историко-культурного наследия».

Отреставрировать и сохранить то, что осталось от церкви на окраине села Дербисек, необходимо.

В пресс-службе Министерства культуры и спорта пояснили автору, что в повестке тема памятников тоже была. Взяли на контроль.

Да, вопрос охраны памятников обсуждался во время посещения министром городища Отырар. Но речь шла о памятниках, которые внесены в республиканский реестр. Те же, что находятся в списке памятников местного значения, обречены на исчезновение.

«Чтобы сохранить наше культурное наследие для будущих поколений, в первую очередь необходимо пересмотреть законодательство об охране памятников истории и культуры. Пока что закон никак не охраняет памятники. Второе — пересмотреть вопросы финансирования. Нахождение памятника в республиканском или местном списке охраны никак не влияет на его значение для культуры и истории», — говорит старший научный сотрудник отдела археологии историко-краеведческого музея Туркестанской области А. Донец.

Надеюсь, что министерство проработает системные подходы, в том числе по взаимосвязи и совместной работе с другими госорганами по исправлению ситуации, и выйдет с предложением к новому депутатскому корпусу по вопросам охраны культурного наследия.

Хотелось бы обратиться и к будущим депутатам Мажилиса Парламента. Необходимо пересмотреть законодательство об охране памятников. Дать больше охранных полномочий уполномоченным органам. Ужесточить наказание за уничтожение нашего культурного наследия.

 

 

Владимир Привалов

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *