Нас неизбежно манят грабли

21 Янв 2019 13:48
Количество просмотров: 1796

В минувшую пятницу сотрудники департамента Комитета по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей по Туркестанской области приступили к работе в областном центре, переехав из Шымкента.

Вакансий в ведомстве много, в том числе в отделе по защите прав потребителей, куда только предстоит принять специалистов. Всего двоих согласно штатному расписанию.

В Шымкентском департаменте остался один в поле воин: защищает права потребителей лишь главный специалист отдела М. Тулебаев. Обращений в отдел все больше: за истекший год с различными жалобами на нарушение потребительских прав обратились 426 человек.

 «Больше всего жалоб на сферу жилищно-коммунального хозяйства — 77 процентов, — пояснил М. Тулебаев. — В основном на некачественные услуги водоснабжения, теплоснабжения, много заявлений по поводу незаконных начислений за потребленные газ, воду и электроэнергию. Участились жалобы, связанные с розничной торговлей: обмен или возврат товаров, продажа некачественных изделий, несоответствие требованиям безопасности. При необходимости разъясняем, даем консультации, составляем претензионные письма, помогаем с обращением в суд. Стоит отметить, что подкованность граждан в защите своих прав растет, люди готовы отстаивать их, в том числе и в суде».

 Три вагона недоразумения

В суд, скорее всего, придется обращаться и жителю Туркестана Б. Киякбаю.

В декабре прошлого года он купил 210 тонн угля у шымкентского ТОО «Азамат Мунай». Топливо предназначалось для жителей сразу двух аулов. Но сельчане теперь вынуждены мерзнуть.

«Уголь не горит! Более того, неприятно пахнет, его и в дом заносить не хочется, — рассказывает Б. Киякбай, не оставляющий попытки вернуть некачественный, по его мнению, товар и получить обратно почти два миллиона тенге, уплаченных за него. — В декабре прошлого года я обратился по объявлению о реализации угля в ТОО «Азамат Мунай». Сначала все переговоры по сделке велись исключительно по телефону. Мне выслали фото, видео о предлагаемом угле, его добыче и сортах. Менеджер уверяла, что есть все сертификаты качества и безопасности, мол, сами добывают его. Звучало все очень убедительно, я поверил. Приехал в шымкентский офис, сделал стопроцентную предоплату. Чек об оплате получил. Через три дня на станцию Бесарык привезли три вагона угля, которые после отвезли в аулы. Но радость жителей была недолгой. Стали жаловаться, что уголь плохой, не горит и испускает неприятный запах. Тут же позвонил директору ТОО «Азамат Мунай» Бекарысу Тулендиеву, но тот сослался на занятость и направил меня со всеми вопросами к тому же менеджеру Асие. Но она меня только убеждала в том, что уголь качественный и все претензии голословны. Поэтому теперь вынужден защищать свои права. Обидно: гора угля лежит, а люди в домах мерзнут».

С этими словами Б. Киякбай развернул пакет с несколькими кусками того самого угля. Запах действительно был весьма неприятным. Но аромат, каким бы зловонным он ни был, к делу не пришьешь. А вот лабораторный анализ — другое дело. В испытательной региональной лаборатории конструкционных и биохимических материалов при ЮКГУ им. М. Ауезова злосчастный уголь на исследование приняли, изучили и выдали результат, определив, в частности, его зольность — 38,32 процента. Это один из основных показателей качества топлива. Процент золы зависит от количества негорючих примесей в топливе. Чем меньше этих примесей, следовательно, и золы, тем больше тепла от сгорания угля. Высокосортные марки имеют зольность до 25 %, у низкосортных — 40 % и выше. А вот радиационный фон исследуемого топлива оказался в норме.

Но у этой экспертизы один жирный минус: лаборатория не имеет аккредитацию, то есть в суд с такими результатами, какими бы точными они ни были, не пойдешь. Поэтому сейчас Баглан Абдуллаевич ищет сертифицированную лабораторию. А уголь, по его словам, по-прежнему лежит (на снимке).

«Мы продали этому клиенту хороший уголь, — пояснила «ЮК» юрист ТОО «Азамат Мунай» А. Кожабаева. — Менеджер предоставила ему всю интересующую информацию о топливе: фракцию, сорт, марку, сертификат качества. Добываем его на Куланском месторождении в Жамбылской области, у нас там есть свой карьер. Менеджер предлагала ему взять пробную партию угля, но он сразу заказал весь объем. От составления договора он отказался, сказал, что достаточно чека.

Фото автора.

Претензий по качеству топлива мы не принимаем: у нас есть на него сертификат. Конечно, это природный материал, мы его на заводе не штампуем. Поэтому могут быть небольшие расхождения в зависимости от пластов. Но мы много лет разрабатываем это месторождение и реализуем уголь по всему Казахстану. Более того, узнав о претензиях Киякбая, мы направили своего сотрудника в один из аулов, чтобы он лично проверил качество топлива и вместе с сельчанами растопил печь».

На видео, снятом сотрудниками ТОО «Азамат Мунай», печь в итоге действительно разгорается. За кадром — недовольные высказывания одной из жительниц села по поводу качества привезенного угля. Как выяснилось, сначала в печь загрузили шубаркульский уголь, а потом уже добытый на Куланском месторождении.

«Сотрудник ТОО «Азамат Мунай» нам так и рекомендовал делать: сначала шубаркульский класть, а потом уже их. Выходит, что для розжига одного угля требуется другой?!» — возмущается Б. Киякбай.

Уголь, как и любой другой товар, за исключением некоторых категорий, по Закону «О правах потребителей» можно вернуть, если не устраивает его качество и получить уплаченную сумму обратно. Но 210 тонн в мешках не привезешь.

Юрист ТОО «Азамат Мунай» А. Кожабаева все же признала: «Да, мы готовы принять обратно наш уголь, но если клиент доставит его на станцию отгрузки». Заведомо невыполнимое условие.

Меж тем, согласно Закону РК «О правах потребителей», продавец (изготовитель) обязан возместить потребителю расходы, связанные с доставкой и (или) возвратом товара ненадлежащего качества.

Но последнее, правда, еще нужно сначала доказать с помощью судебно-технической экспертизы. Мог бы сыграть свою роль и договор о поставке угля с указанием всех требований к товару, но от его подписания отмахнулись обе стороны. Статья 152 Гражданского процессуального кодекса РК утверждает, что все сделки стоимостью свыше 100 МРП должны оформляться в письменном виде.

 К сожалению, о законах потребители чаще вспоминают тогда, когда приходит пора защищать свои права и обращаться в суд. 

За покупками — с калькулятором!

 Впрочем, есть и такие потребители, которые целенаправленно требуют соблюдения прав при каждом их нарушении.

Один из таких — житель Шымкента А. Балкыбеков. Столкнувшись с очередным нарушением, он мимо не проходит и рукой на нелицеприятный факт не машет. Наоборот, призывает нарушителей к ответу.

«Кто если не мы, потребители, — рассуждает Асхат, — должны требовать соблюдения закона, который касается защиты наших прав?! Пусть на это понадобится время, но это должно стать нормой».

К заявлению о нарушениях, которое он направил на сайт электронного правительства, Асхат приложил два ролика, которые снял в одной из крупнейших торговых сетей Шымкента. На кадрах четко видно, что на ценнике указана одна цена за товар, а на кассе пробивают другую, разумеется, большую. Объяснения стандартны: в базе изменения внесены, а ценники поменять не успели. Покупателям впору ходить с калькулятором за покупками и самостоятельно суммировать цены, чтобы точно знать, какую сумму они должны отдать на кассе. Стоит напомнить, что потребитель имеет полное право приобрести товар за ту стоимость, которая указана на ценнике и не тиыном больше. Соблюдения этого требования добился Асхат и советует следовать его примеру всем покупателям.

Алиса Масалева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *