«Наши корни — на чеченской земле, а в Казахстане — ствол и ветви»

24 Фев 2021 11:09
Количество просмотров: 6004

23 февраля для казахстанских чеченцев и ингушей — печальная дата. Вайнахи отмечают ее как День памяти и скорби. 23 февраля 1944 года началась операция «Чечевица», инициированная Берией, и сотни тысяч чеченских и ингушских семей были высланы из родных мест в далекий Казахстан. И это несмотря на то, что на фронтах Великой Отечественной войны сражались почти 40 тысяч чеченцев и ингушей, среди которых были и Герои Советского Союза.

Сегодня на казахстанской земле живет уже третье поколение тех спецпереселенцев. Они стали частью казахстанского народа, бережно сохранив свои традиции, язык, культуру. Семьи, как правило, большие, многодетные, крепкие. Поэтому, наверное, им удалось не утратить главного.

Х. Дециев.

Толебийский район — один из регионов компактного проживания чеченцев. В каждом ауле — несколько десятков дворов. Туда и отправляемся, чтобы увидеть, как сегодня живут казахстанские чеченцы. Едем вместе с председателем областного чечено-ингушского культурного центра Х. Дециевым.

По дороге Хусейн Османович рассказывает об истории своей семьи:

— Отец чабаном был знатным, передовиком. За трудовые заслуги награжден орденом Трудового Красного Знамени. Горел своим делом, жил им. Дневал и ночевал на дальних выгонах. Колхоз благодаря ему был в передовиках по животноводству. Да и мама наша — настоящая труженица. С малых лет в поле. И при этом 11 детей вырастили, всех на ноги поставили. Нас и воспитывать не надо было: перед глазами — пример родителей, их честная, трудолюбивая жизнь.

Почитание родителей, уважение старших — для чеченцев незыблемые ценности. Вполне понятно, что совет старейшин в местном сообществе чеченцев — структура не номинальная, а вполне реальная. Именно они — истина в последней инстанции во многих спорных вопросах.

— Есть у вайнахов неписаный свод правил — нохчалла, кодекс чести, которому мы должны следовать, — объясняет глава совета старейшин областного чечено-ингушского центра С. Гехаев. — То, что складывалось столетиями и впитывалось с молоком матери, мы должны передать молодым.

С. Гехаев.

Саидахмет Махмудович родился сразу после войны, когда его родители были уже в Казахстане. И сколько б ни минуло лет, воспоминания об этом живы в памяти:

— Родом я из села Шарой, родителей выслали оттуда. Отец был председателем сельсовета, убежденным коммунистом, партийным. Но и это его спасло. Все село пригнали на станцию, погрузили в вагоны для скота и повезли в неизвестность. Как выдержали этот путь, только Всевышний знает. Аллах уберег родителей и их старших детей. Вместе с односельчанами высадили на станции недалеко от Кентау. На первое время отец выкопал землянку, потом построили хибару из камней. Местные жители помогали чем могли. Сами жили впроголодь, а делились последней лепешкой. Не устанем за это благодарить.

Хантаги, Ачисай, Кентау, Ленгер — не один раз сменила место жительства большая семья Гехаевых. После реабилитации в 1957 году назад они так и не вернулись. Некуда было возвращаться: ни дома, ни земли. Да и прикипели к Казахстану с годами, прижились. Но Даймокх — по-чеченски Отчизна, земля предков — оставалась в сердце, памяти, мыслях. «Наши корни — на чеченской земле, а в Казахстане — ствол и ветви», — говорит аксакал.

В том, что чеченцы знают толк в животноводстве, убеждаешься, едва переступаешь порог семейной кошары. Количество голов скота ни один рачительный хозяин здесь не назовет — плохая примета.

А. Абдиев из села Тасарык — потомственный животновод. Знатными казахстанскими чабанами, передовиками были его отец и тесть — Герой Соцтруда, обладатель двух орденов Ленина А. Сапаров. Всю жизнь трудились они в колхозе «Путь Ильича».

А. Абдиев.

— Отец, уходя, наказ дал: чтобы я сохранил отару, скот не продавал, а продолжал его дело, — говорит Абдулвахит Абдрахманович. — А я эти слова сыну скажу, когда придет время. Этот труд очень тяжелый, знаю, но им всегда семью прокормишь. Вот у нас на столе все свое, домашнее: мясо, молоко, сметана, брынза. Прокормить скот сегодня непросто. Корма подорожали. Пастбищ не хватает. Берем в аренду землю, гоним скот повыше в горы. Приходится выкручиваться.

Его двоюродный брат, живущий по соседству, 80-летний В. Ахмедов и рад бы поскорее отправиться на отгон, да здоровье пока не позволяет. Сыновья чабана-орденоносца пошли по стопам отца. Сейчас семейной отарой занимаются они. Однако скоро окот, дело ответственное, и аксакал готов 70 километров вверх по ухабам проехать, чтобы только проконтролировать, как идет процесс, правильно ли сыновья все делают, как животные себя чувствуют. Иначе места себе не найдет от переживаний.

В. Ахмедов.

Высушенный соленый курдюк, мясо, брынза, кукурузная лепешка — продовольственный набор любого чабана, который отправляется с отарой на дальний отгон. Как и сотню лет назад. Чеченская брынза давно стала здешним брендом. Вкусный и полезный продукт. Так, как готовят ее чеченские хозяйки, у других почему-то не получается. Поэтому спросом брынза пользуется всегда. Главный секрет — качество молока, которое должно быть свежим, неразбавленным, что называется, из-под коровы. Брынза по-чеченски — «нохч», а ферментированная закваска — «ша». Сейчас этот порошок производят в заводских условиях. Но местные хозяйки не забывают древний рецепт — крепко просоленный и высушенный желудок ягненка. Его опускают в теплое молоко и запускают процесс ферментации.

М. Ингаева.

Побывать в чеченском доме и не отведать главного национального блюда жижиг-галныш было бы непростительно. Жижиг означает мясо, галныш — галушки из теста. Сытное аппетитное традиционное блюдо чеченской кулинарии. Пожилые чеченки говорят так: по форме галушек жижиг-галныш сразу можно распознать, славная ли хозяйка их приготовила. Если галушки одна к одной, значит, мужу повезло с женой. Р. Ингаев из села Каскасу с этим утверждением согласен. Галушки у его Мадины — фирменные. В центр большого лягана ставится пиала с чесночным рассолом, вокруг выкладывают галушки с мясом. Отдельно подают прозрачный наваристый мясной бульон. У чеченцев есть поговорка: «Если приготовить на троих, насытится и четвертый». Тот самый случай! Вкусно и сытно.

Потомкам тех спецпереселенцев, в одночасье потерявших все, удалось сохранить свои главные национальные ценности, не растерять их в потоке времени, не раствориться в истории.

 

Алиса Масалева
фото автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

1 комментария в “«Наши корни — на чеченской земле, а в Казахстане — ствол и ветви»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *