Наследник без наследства

27 Дек 2019 12:04
Количество просмотров: 1566

Гражданин Республики Беларусь просит помощи

Письмо из дальнего зарубежья

«Здравствуйте, уважаемая Татьяна!

Хочу поблагодарить Вас за журналистское расследование и Вашу статью «Мать умерла, концы в воду», опубликованную в № 46 (19683) газеты «Южный Казахстан» от 27.04.2016 года.

Хочу поделиться с вами продолжением этой бесконечной и горькой истории. Вскоре после выхода статьи умер в больнице мой брат А. Козин. И тут же пропали все документы на квартиру, в которой проживали он и покойная мать. В нее вселился Б. Киязбаев с имеющимся на руках договором купли-продажи 1/3 доли жилья. Фактически он занимает всю трехкомнатную квартиру. В мае в Шымкенте была моя супруга, навещавшая больную мать. Она пошла в квартиру моих родителей. Б. Киязбаев ее не пустил, нахамил.

Зачем я пишу Вам, не знаю… Может, потому, что надежда умирает последней. Ведь Вы уже поднимали эту тему.

Мне и моему доверенному лицу, чтобы не потерять все, пришлось заниматься сбором «утерянных» документов на квартиру, восстанавливать права на оставшиеся 2/3 доли.

Как нам это удалось? Очень тяжело и очень дорого. Разбирательство длилось три года. Я добился через суд и являюсь владельцем 2/3 долей родительской квартиры. Но ситуация не изменилась. Гражданин Б. Киязбаев захватил всю квартиру.

Рассчитываю на поддержку вашей газеты. Мои контакты: Республика Беларусь, Минская область, Смолевичский район, а/г Юрьево, ул. Молодежная, д. 21, индекс 222216, моб. тел. +(375)293942119,   Viber +(375)293942119. С уважением, Сергей Козин».

Вот такое письмо пришло мне на электронную почту в августе текущего года.

А в начале октября Сергей Александрович с супругой появились в «Южанке». Они приехали в родной город на похороны.

«У меня есть документы на 2/3 доли родительской квартиры по адресу: г. Шымкент, ул. Ш. Калдаякова, 4, кв. 15. Но нас туда не пускают. Что делать?» — задал он вопрос. «Свои права вы можете защитить только в суде», — заявила я и отправила белорусов в адвокатскую контору Е. Яворского.

В декабре в Абайском районном суде Шымкента начался суд по иску С. Козина.

Нужно рассказать предысторию, приведшую к этой судебной тяжбе.

Все держалось на матери

Козины еще в советское время получили от государства трехкомнатную квартиру в центре Чимкента.

Дружная работящая семья. Мать Мария Лаврентьевна много лет проработала поваром в ЧПО прессов-автоматов. Заслужила добрую репутацию. Ее с почетом отправили на заслуженный отдых. К моменту приватизации из родительского дома убыл в Белоруссию старший сын Сергей. Собственниками жилья стали мать, отец и младший сын Александр, каждому — по 1/3 доли.

В 1996 году умер глава семейства. Его доля недвижимости перешла Марии Лаврентьевне. Проблемы начались у Александра, ставшего ее сердечной болью. В юности он попал в плохую компанию. За кражу оказался на зоне. Потом отсидел за убийство. Вернувшись домой, он пристрастился к алкоголю. Не раз проходил реабилитацию в лечебнице. Состоял на учете в наркодиспансере как алкоголик. Долго на одной работе не задерживался. Жил на средства матери, у которой была приличная пенсия. В материальном плане не тужили. В 2013 году с Марией Лаврентьевной случился инсульт. Сын сильно любил мать, завязал с питьем и стал для нее заботливой нянькой. Александр продлил родному человеку жизнь.

7 ноября 2015 года Мария Лаврентьевна скончалась в возрасте 86 лет.

Не стало матери, и сын снова потянулся к рюмке. Нашлись доброхоты, которые его просто спаивали. Зачастил к нему родственник хозяина магазина, расположенного в их доме на первом этаже. И Александр запил по-черному.

Руку помощи протянула соседка — член общественной наблюдательной комиссии по правам заключенных в ЮКО В. Скрябина, многие годы тесно общавшаяся с его матерью. Она заставила Александра написать заявление на право наследования материнской доли недвижимости. Его они подали нотариусу Г. Сейтжановой. Валентина Ивановна связалась по телефону с Сергеем Козиным, проживающим в Белоруссии. Он также прислал заявление на право наследования нотариусу Г. Сейтжановой.

А потом до В. Скрябиной дошли слухи, что Александр уже продал квартиру. Она повела наследника в ЦОН. И там их огорошили: у родительской квартиры Александра — новый хозяин, а у него нет вообще никакого жилья. Новым собственником стал тот самый родственник владельца магазина, который усиленно «опекал» наследника-алкоголика.

«Я ничего никому не продавал», — твердил Александр, когда приходил в себя после запоя. Скрябина при всей своей занятости не бросила кандидата в бомжи на произвол судьбы. Оформила доверенность, что будет защищать его интересы и отстаивать квартиру, заверила ее у нотариуса.

Визит в «Южанку»

Тогда же Скрябина с Александром появилисьв редакции «Южанки».

В заявлении Валентина Ивановна написала: «Прошу провести журналистское расследование, как смогли продать квартиру при наличии заявлений на право наследования, не дожидаясь установленного законом шестимесячного срока вступления претендентов в наследство. Почему нотариус грубо проигнорировал закон?».

Вместе с Валентиной Ивановной мы начали хождение по инстанциям. Встретились с нотариусом Г. Сейтжановой. Та подтвердила наличие заявлений братьев Козиных на право наследования. Сказала, что по правоустанавливающим документам, которые ей показали, 1/3 доли квартиры 15 в доме 4 по улице Калдаякова принадлежит А. Козину, 2/3 — его матери М. Козиной. Самих документов у нее нет. Сообщила любопытный факт: молодой человек привел к ней пьяного А. Козина и попросил оформить сделку купли-продажи квартиры, в которой проживает А. Козин. Увидев, что продавец в невменяемом состоянии, она категорично отказалась. Позже у нее снова объявился тот самый молодой «покупатель» козинской квартиры и очень просил отдать заявление Александра о вступлении в наследство. Она ему отказала.

Со Скрябиной мы посетили офис нотариуса О. Кальменовой. Именно она 30 января 2016 года, через неполных три месяца после кончины М. Козиной, оформила договор купли-продажи за № 103, по которому А. Козин продал квартиру по ул. Калдаякова, 4.

После настойчивых упрашиваний она показала нам этот «хитрый» документ. В нем на первой странице идет речь о продаже 1/3 квартиры, а в последующих пунктах договора значится: «Отчуждаемая квартира принадлежит продавцу», «Покупатель приобретает право собственности на указанную квартиру», «Вышеуказанная квартира продана за 2 миллиона тенге». Именно всей квартиры, а не 1/3 доли.

На вопрос, при ней покупатель передал деньги А. Козину, нотариус ответила отрицательно. Остается под большим сомнением получил ли пьяница хоть какие-то деньги, потому что он продолжал тащить из дома родительское добро и отдавать его за бутылку.

Копию договора госпожа О. Кальменова предоставила. А копию правоустанавливающих документов, в частности, договора о приватизации № 415 от 31.08.1992 г., чтобы убедиться, кому и какие доли принадлежат в общей совместной собственности, отказалась.

Этот «хитрый» договор был зарегистрирован в управлении юстиции Абайского района 5 февраля 2016 года.

В ЦОНе мы получили справку:

«У А. Козина право на недвижимое имущество не зарегистрировано». Узнать о недвижимом имуществе покойной М. Козиной не получилось из-за отсутствия ее ИИНа. У Александра отсутствовали вообще какие-либо документы. Они испарились.

Ничего не оставалось, как обратиться в полицию на беспредел в нотариальных рядах. В. Скрябина, как доверенное лицо А. Козина, написала заявление в Абайский районный отдел полиции, по которому возбудили уголовное дело. «Южанка» опубликовала материал об этой безобразной истории.

В потоке каждодневных забот и бесконечной текучки она забылась. О ней напомнил гражданин Беларуси — сын покойной Марии Лаврентьевны Козиной, законный наследник нажитого ею добра.

Встать. Суд идет!

Александр Козин скоропостижно скончался 30 августа 2016 года.

Единственным наследником 2/3 доли родительской недвижимости остался С. Козин. Ему пришлось долго и упорно из-за отсутствия документов бороться за восстановление справедливости и за свое гарантированное Конституцией РК право. 27 февраля 2019 года он получил свидетельство о праве на наследство. Но 1/3 доли родительской квартиры до сих пор принадлежит Б. Киязбаеву, который фактически ее полновластный хозяин.

С. Козин подал иск в Абайский районный суд Шымкента о признании недействительным договора купли-продажи, оформленного нотариусом О. Кальменовой 30.01.2016 года. Ответчик — Б. Киязбаев, 1980 года рождения. Я присутствовала на последнем заседании в декабре. Заслушивали свидетелей. Вызванная в суд в качестве свидетеля О. Кальменова отсутствовала. Противоречивые чувства вызвал ответчик. Когда судья покинула зал, он громко объявил: «Жил и буду жить в своей квартире». (Могу с уверенностью сказать, что позже на официальный запрос адвоката истца в управление Комитета по правовой статистике и специальным учетам ГП РК по Шымкенту, поступит любопытная информация об этом гражданине).

Что касается О. Кальменовой, как сообщила председатель нотариальной палаты Шымкента Г. Джунисбекова, она уже не нотариус.

Редакция нашей газеты направила в нотариальную палату запрос: «С какого времени О. Кальменова не работает нотариусом и по какой причине утратила этот статус?».

История с наследством продолжается. Какой у нее будет финал?

комментарий в тему

Попросила прокомментировать заверенный О. Кальменовой договор купли-продажи уважаемого адвоката.

«Проигнорирована статья 216 Гражданского кодекса РК, которой обязан руководствоваться нотариус при отчуждении доли в праве долевой собственности», — констатировала она.

Председатель нотариальной палаты ЮКО Г. Джунисбекова подтвердила:

«При заключении сделки не было согласия других правообладателей общей совместной собственности». Статья 216 ГК РК гласит: «При продаже доли в праве долевой собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право. Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю на недвижимое имущество, продавец вправе продать свою долю любому лицу. Уступка преимущественного права покупки доли не допускается».

Татьяна Корецкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *