Навстречу 100-летию «Южанки»

17 Апр 2024 15:57
Количество просмотров: 443

Время, сохраненное в газетных страницах

«Принципиально согласиться с изданием печатного органа на русском языке…» — это фрагмент из документа, связанный с появлением газеты.

С 1 мая 1925 года, с издания губернской газеты «Смычка», началась история одной из старейших  русскоязычных газет Казахстана — нынешней газеты «Южный Казахстан».

И в этой публикации рассказ о первых годах печатного органа.

В этот Первомай «Южанке» исполнится 99 лет, она уже у порога своего столетнего юбилея.

У газеты-труженицы славная история. 15 мая 1975 года она была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Событие совпало с 50-летним юбилеем газеты, ставшей одной из самых тиражных в Казахстане на русском языке.

А. Омелин.

Как активный пропагандист и организатор, она была участницей Всесоюзной выставки народного хозяйства (ВДНХ) СССР в Москве. Несколько сотрудников газеты награждались золотыми и серебряными медалями за публикацию материалов, направленных на демократизацию общества. Наша газета отмечена Грамотой Верховного Совета КазССР.

Ну а теперь подробности о старейшем издании в большой степени для тех, кто недавно стал читателем нашей газеты с объяснением, почему решено было издавать в Чимкенте губернскую газету на русском языке.

Третьего февраля 1925 года на объединенном заседании оргбюро Киробкома РКП (б) и Сыр-Дарьинского губкома РКП (б ) (протокол № 36, параграф 11) записано: «Принципиально согласиться с изданием печатного органа на русском языке — проект конкретных форм проработать агитпропу».

Суть «конкретных форм» разработали: «курс новой газеты должен определиться необходимостью обслуживания главным образом деревни и отчасти трудящихся города».

Был сформирован первоначальный штат газеты «Смычка».

В нем значился секретарь, освобожденный от всяких иных работ, экспедитор, он же завхоз, и рассыльный. Нужны были сотрудники, умеющие писать. Вот что вспоминал А. Омелин, первый репортер «Смычки».

Отправиться из Ташкента в Чимкент ему предложил товарищ — статистик, описавший город в завлекающих красках. Чимкент стал главным городом Сыр-Дарьинской губернии. По площади губерния была побольше иного государства, что тоже вызвало интерес.

Добавил к рассказам статистика и свои впечатления о Чимкенте татарин Хабибуллин, работавший агентом зарубежной торговой фирмы «Зингер», продававший швейные машинки, и частенько разъезжавший по городам и весям. «Не город, а городок, — отметил Хабибуллин. — Было в нем раньше, по словам покойного отца, 50 чайхан и 10 караван-сараев. Есть в городе памятник русским воинам, погибшим при взятии крепости Чимкент. Есть речка славная, родниковая — Кочкар-ата. И такой завод, как говорят, которого нет больше нигде, — сантонинный».

Словом, привлек Омелина Чимкент. Ближе к весне статистик сообщил, что Анна Акмина из губкома подбирает сотрудников в штат будущей газеты.

К ней и пришел Омелин. Вот его впечатление об Анне Павловне: « …худенькая бледнолицая женщина приняла меня весьма приветливо, поинтересовалась, конечно, что я за человек, где работаю. Ответил, что не так давно из армии, бывший военкор, а здесь , мол, на положении Шерлока Холмса». Анна Павловна ему ответила, что в «Холмсах пока не нуждаемся. Нужен нам репортер. Грамотный и шустрый. Сегодня в нарсуде слушается характерное бытовое дело. Попробуйте дать живую заметку».

Заметка оказалась удачной. Омелин стал репортером «Смычки».

Первый номер газеты подписала Анна Павловна Акмина, она же — ответственный редактор.

Газета, орган Сыр-Дарьинского губкома РКП (б), губисполкома, губернских комитетов комсомола, Союза «Кошчи» и гупрофсоюза, выходила два раза в неделю, ее ежемесячно дотировал губком 200 рублями. Располагалась редакция на углу улиц Ленина и Крегера, спустя какое-то время переехала на Туркестанскую улицу.

Губком помог становлению губернской газеты еще и тем, что разослал по ближайшим уездам «50 товарищей в порядке мобилизации с докладами об итогах XIV съезда Советов, сбора подписки и вербовке селькоров».

Всероссийский съезд Советов проходил в Москве с 10 по 18 мая 1929 года. Он принял первый пятилетний план развития народного хозяйства и внес изменения и дополнения в Конституцию РСФСР 1925 года. Важно отметить, что съезд одобрил политику правительства в области сельского хозяйства, которую всячески пропагандировала и «Смычка», рассказывая о создании на селе ТОЗов, сельскохозяйственных артелей, «красных» юрт, где просвещали и обучали грамоте местное население. Однако уже в августе бюро крайкома захотело закрыть газету, мотивируя тем, что газета не приносит прибыль. Сыр-Дарьинский губком воспротивился этому, приведя аргумент, что «Смычка» «выдержала линию партии по крестьянскому вопросу».

Читатели поддерживали «Смычку»: «газета в деревне необходима, она является рассадником культуры среди крестьян, оживляет и оздоровляет советский аппарат в селе. Произведена добровольная подписка. На два села теперь имеются 18 подписчиков — на шесть дворов приходится одна газета». А всего на «Смычку» уже подписалось более двух тысяч человек».

Под напором всех аргументов Казкрайком отменил свое постановление. В ноябре 1926 года газета стала выходить два раза в неделю под редакторством тов. Доброго. К сожалению, не удалось найти данные о втором редакторе «Смычки».

Газета писала о том, что состоялся первый выпуск красных специалистов-инструкторов по сельскому хозяйству. 7 декабря «Смычка» сообщает, что сельскохозяйственная артель «Работник» уже подготовила трактористов: «За 12 дней работы вспахано 20 десятин. Керосина на десятину сгорает 1 пуд 10 фунтов». Газета уточняет: «это первый трактор в нашей губернии, приобретенный крестьянами в коллективное пользование».

Но несмотря на выдержанную крестьянскую линию, Сыр-Дарьинский губком ВКП (б) вынужден был смириться с реальностью. Исходя исключительно из финансовых соображений, 27 марта 1926 года на заседании исполбюро было принято постановление о слиянии двух губернских газет «Смычка» и «Ак жол» (нынешняя газета «Онтустик Казакстан») с краевыми газетами «Советская степь» и «Енбекши казах». «Смычка» выпустила до слияния с краевой газетой 20 номеров.

«Советская степь» стала органом Казкрайкома партии, КазЦИКа и КазСПС, Сыр-Дарьинского губкома РКП (б) (несколько номеров хранится в областном государственном архиве). Местом дислокации по-прежнему остался Чимкент.

О чем писала газета 2 апреля 1928 года? О семхозе «Пахта-Арал», крупнейшем в стране хозяйстве, созданном на землях Грузаренды. Как он готовится к посевной? Все отлично, готовы к севу, проблем нет. А как дела в Чимкенте? Город строится.

«Здание бани на Туркестанской улице возведено уже до перемычек. Через две недели начнут крыть крышу. Губинженер сообщает, что здание будет готово к зиме, но нельзя того же сказать относительно оборудования бани. Хотя если энергично воздействовать, и если будет достаточно денежных средств, баню можно открыть к наступающей зиме. Надо заметить, что банный вопрос стоит довольно остро в Чимкенте. Имеющиеся бани никуда не годны. Зимой в одной из них обвалился потолок. Постройка на главной улице здания клуба-театра продвигается медленно. Испытывается недостаток кирпича. Между прочим, деньги, предназначенные на устройство кирпичного завода, лежат уже второй год, но завод все еще «строится». Клуб-театр вряд ли будет открыт в текущем году», — с грустью сообщает корреспондент К. Тимаев.

И даже пишет, что в бывшем саду Борисова, выходящем на Аулие-Атинскую улицу, «приступлено к возведению трех жилых домов для рабочих… К зданию типографии (угол улиц Ленина и Бекет Батыра) производится пристройка. Быть может, удастся «выкроить» квартирки для работников типографии».

Почитаем объявление в «Советской степи». Одно из них сообщает о сдаче и найме квартир и комнат, а также о купле и продаже домов. Все это «ПРИНИМАЕТСЯ к печатанию в «Советской степи». По одному рублю за три строки».

Чимкент хоть и стал главным городом Сыр-Дарьинской области, но благоустроен он был из ряда вон плохо. И жилья было мало. В город стали переезжать разные официальные конторы, сотрудники привозили семьи, а жить было негде. «Комнатушке красная цена 2-3 рубля в месяц, но комхоз стал сдавать по 25-30 рублей, сообщалось в газете, ссыльный Гусаковский имел столярную мастерскую с наемными рабочими, но ухитрился подзарабатывать еще на сдаче комнат в занимаемой квартире».

В заметке под названием «Пока идут заседания» сообщается о вопиющем факте: «По дороге на вокзал шофер Романченко скатился со своей машиной в овраг глубиной десять метров. Выбравшись из машины, тов. Романченко, несмотря на то, что насквозь прокусил себе язык, произнес короткую, но очень выразительную фразу. К сожалению, по цензурным соображениям мы лишены возможности напечатать эту фразу. Но можно сказать прямо, что слова были обращены не к Богу, а непосредственно к городской организации. Город пересекают рвы и рытвины. Три глубоких траншеи по-прежнему прикрывают путь на улицу Ленина при повороте на нее с улицы Сталина у Верхнего базара».

Через полтора года началась новая реорганизация газет, и продолжателем дела «Смычки» стала окружная газета «Правда в степи».

В начале февраля в Чимкент была направлена бригада сотрудников «Правды» вместе с типографским оборудованием. Она разместилась по улице Советской, 20, в Доме Окрколхозсоюза. Эта группа и помогла на первоначальном этапе издавать газету под названием «Правда в степи».

Из книги приказов по редакции и типографии газеты «Правда в степи». В приказе №1 сообщается, что «коллектив редакции приступил к работе 1 июля 1931 года в количестве семи штатных единиц и 19 работников типографии».

Газета имела два сектора — промышленный и массовый — и выходила также на казахском зыке. «Правда в степи» печаталась ежедневно, кроме выходных дней, форматом А-3. Цена годовой подписки для рабочих и колхозников была 7 рублей 20 копеек, для учреждений — 12 рублей.

Что касается полиграфической базы, то она по-прежнему была весьма скудной. Набор текста осуществлялся вручную при невысоком качестве работ, а также задержке своевременного набора. В связи с этим в книге приказов появилась запись о необходимости принять меры по укреплению трудовой дисциплины. В их числе — проверка того, как выполняются нормы набора.

Приказом от 16 августа 1931 года установлена норма набора в день: старшему наборщику — 400 строк, наборщику — 300, ученику наборщика — 150 строк. Классный наборщик, к тому же еще и верстальщик-специалист, в те времена редкость. Не зря из Москвы привезли наборщика Корзунова и печатника Алексея Глазунова, не рассчитывая, что в Чимкенте специалистов такого профиля легко найти. Но москвичи были временными в Чимкенте: наладив производство, они вернулись в столицу.

Кто застал это время ручного набора, знает, какой это тяжкий труд. Опытные работники почти вслепую, на ощупь, выбирали из кассы, где находились шрифты, нужные буквы, чтобы из них сложить слово, а потом и строчку. В 60-ые годы пришли линотипы (машины для набора), которые из свинца — чушка из него находилась рядом, она плавилась под высоким градусом, отливали уже готовые строчки. В истории первых линотиписток нашей газеты имя Зои Михайловны Мурый, грамотно и быстро набиравшей текст.

Но вернусь к 30-ым годам. Электростанция, снабжавшая типографию, из-за маломощности работала с перебоями, тираж печатали вручную. Но газета выходила в срок.

Что писала газета в апреле 1930 года в №13? Заметка напомнит, как в селе проходила коллективизация. И это факты истории: «16 марта 1930 года колхозники сельскохозяйственной артели им. Ленина начали сев, байские приспешники подняли в поле черный флаг, дав сигнал к прекращению работы. Тут же они порезали лучшую сбрую колхоза. А на следующий день организовали демонстрацию в Чимкенте с требованием распустить колхоз, избили бедняков, отказавшихся участвовать в демонстрации».

Читаем дальше книгу приказов. Приказом №39 от 15 февраля 1932 года типография «Правды в степи» объединилась с Чимкентской типографией Казполиграфтреста, что значительно обогатило полиграфическую базу газеты».

В марте 1932 года была организована Южно-Казахстанская область. В связи с этим газету «Правда в степи» реорганизовали в областную — орган Южно-Казахстанского обкома ВКП (б), облисполкома, облпрофбюро. Одновременно она стала органом Чимкентского горкома ВКП (б), горсовета и Ленгерского райкома ВКП (б), райисполкома и профбюро под названием «Правда Южного Казахстана». Ей было передано имущество прежней газеты.

Решением бюро Южно-Казахстанского бюро обкома партии от 29 февраля 1932 года (протокол № 4) редактором утвердили тов. Васильева. Был сформирован штат: ответственным секретарем стал Юденич, заведующим промсектором — Юганкин, сельхозсектором — Орлов, литсотрудником — Шахматов. Заведующей художественной частью — художник Савельева, собкором по химфармзаводу — Шеховцова. Позже был принят на должность собственного корреспондента по Кзыл-Ординскому и Кармакчинскому районам Третьяковский. Заведующим издательством стал Кричевский.

Остановимся пока на дате март 1932 года — времени образования Южно-Казахстанской области. До юбилея нашей газеты еще есть время, чтобы вспомнить и рассказать читателям об истории «Южного Казахстана».

Автор благодарит за помощь в подготовке этой публикации Х. Кичкембаеву, сотрудницу Государственного архива Туркестанской области, и Е. Тимофееву, сотрудницу Государственного архива общественно-политической истории Туркестанской области.

 

 

Людмила Ковалева

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *