Не депортация, а интеграция

22 Июн 2018

 Нашумевший фильм «Айка» режиссера С. Дворцевого, принесший Казахстану Золотую пальмовую ветвь Каннского фестиваля за лучшую женскую роль, выйдет на большие экраны только осенью. Главная героиня в исполнении С. Еслямовой – нелегальная кыргызская мигрантка – выживает в жесточайших условиях Москвы.

В Шымкенте – свои Айки, чьи судьбы вполне могли стать основой для сюжета фильма. На заработки в чужую страну едут не от хорошей жизни. А нелегальный статус часто загоняет людей в кабалу и рабство, лишая элементарных человеческих прав. В этом случае и приходит на помощь правовой центр женских инициатив «Сана Сезiм». Решением многочисленных проблем трудовых мигрантов его сотрудники занимаются более 15 лет. В прошлом году здесь впервые при поддержке Международной организации по миграции запустили проект по интеграции мигрантов в местное сообщество.

Как оказалось, проблема незаконных трудовых мигрантов для Казахстана не менее актуальна, чем для России: граждане Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана выбирают их как страны с наиболее устойчивой экономикой, где можно найти работу, поясняет юрист центра Л. Халиулина.

Количество нелегальных трудовых мигрантов даже предположить сложно: они ежедневно пересекают границы с Казахстаном. Кто-то оседает здесь, другие едут дальше. Их никто нигде не фиксирует, разве что сотрудники миграционной полиции в ходе рейдов.

— Закрывать глаза на эту проблему государство не может: трудовые мигранты есть, их все больше. Завтра их неустроенность и безнадежное существование могут обернуться появлением других социальных проблем, в том числе преступностью, распространением опасных заболеваний и другим, — поясняет Л. Халиулина. — Их интеграция сегодня не отражена ни в одном законодательном акте Казахстана. Ни один госорган не занимается оказанием содействия трудовым мигрантам в нашей стране. Попадая, чаще нелегально, в Казахстан, они избегают правоохранительных органов всеми силами. Поясню: работать легально в Казахстане иностранным гражданам можно только двумя способами. Первый — это квота, когда работодатель заранее запрашивает у государства разрешение на работу иностранного специалиста, чаще высокой квалификации, в котором он заинтересован. Ради простых рабочих этого делать никто не будет. И второй способ — трудоустройство в домашнем хозяйстве (не более пяти человек): няни, домработницы, садовники и так далее. Те, кто нанимает их на работу, обязан заключить трудовой договор и обратиться в управление по миграции, оплатив пошлину. Работники, в свою очередь, должны пройти медосмотр. Этот способ используют многие, но после работать там не остаются. Чаще это все-таки незаконное пребывание.

В прошлом году в ходе апробации проекта сотрудники «Сана Сезiм» помогли десяти мигрантам. В этом — еще 31 человеку. И у каждого семья, дети.

— Начинали с решения их основных проблем, — рассказывает Л. Халиулина. — Языковой барьер — первая из них. Отправляли на курсы казахского или русского языков — по выбору. Затем документирование. Занимались восстановлением документов, постановкой на миграционный учет, тем самым выводя их из тени. Оформляли вид на жительство. Благодаря подписанному соглашению с миграционной службой делаем все оперативно.

Третий этап – обучение и содействие занятости. Каждый по желанию отучился на швей, поваров, кондитеров, парикмахеров, водителей и строителей. В рамках проекта у нас была возможность купить им необходимое оборудование, инвентарь.

Есть те, кто занялся разведением домашней птицы. Одной женщине помогли открыть небольшое ателье с условием, что теперь она будет принимать на работу других мигранток. Все наши подопечные — люди семейные, с детьми, в том числе больными, поэтому оказывали помощь всей семье. Первое время было недоверие с их стороны: никто им никогда ничего не давал бесплатно и уж тем более не помогал.

Более того, таджикские мужчины-мигранты изменили свое отношение к женам – и это стало большим достижением для «Сана Сезiм». Сотрудникам центра удалось убедить их в том, что «женщина тоже человек», а значит, может получить профессию, быть трудоустроенной и иметь возможность общения с миром.

— До недавнего времени жены практически были изолированы — таков строгий менталитет, — поясняет Л. Халиулина. — Но нам удалось убедить, что в снятии строгих запретов нет ничего дурного. В том числе и при содействии таджикского культурного центра ЮКО, с которым мы сотрудничаем тесно.

Алиса Масалева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *