НеCOVIDное: синие люди, мясо в чае и ломка стереотипов

24 Июл 2020 13:34
Количество просмотров: 1303

Сегодня мы все следим за ситуацией, связанной с COVID-19. Эта самая главная тема.  Мы попали в неприятный круговорот болезни со всеми вытекающими.

Страх и неизвестность загнали нас в самоизоляцию, и наша жизнь разделилась на «до» и «после» коронавируса.

Правда, что было «до», мы знаем и помним, а вот как будет складываться жизнь «после», пока неизвестно по ряду причин, в том числе и экономических. Тем не менее медики утверждают, что в борьбе с любой болезнью очень важен психоэмоциональный настрой. На мой взгляд, ничто так не отвлекает от проблем и уныния, как поездки в дальние края. Пока же мы можем себе позволить лишь виртуальные странствия. Сегодня моя коллега Елена Бояршинова, чья работа связана с путешествиями, познакомит вас с особенностями разных стран.
И, возможно, впечатления Лены вас вдохновят, и после того, как вирус отступит, вы отправитесь в одну из этих стран.

Город на городе и пельмени в чае

Монголия: бескрайние степи, соленый чай с молоком и музей Чингисхана. Столица Монголии Улан-Батор — это своеобразный гибрид Азии и Европы. Здесь гармонично соседствуют небоскребы и юрты — гэры. Что удивительно, находятся жилища монгольских кочевников прямо на крышах высоток. Причем стоят там юрты не для красоты. Монголы ими пользуются: они так привыкли, им так комфортно.

Улан-Батор — единственный большой город в стране, других мегаполисов нет.

Постоянного населения в столице насчитывается три миллиона, к зиме эта цифра увеличивается в два раза. Почему? Потому что основная масса монголов занимается скотоводством и приезжает в город лишь на зимовку, а остальное время пасет скот. Основным источником дохода монголов является разведение овец, лошадей, верблюдов, и даже яков.

Интересно, что у монголов есть свои огороженные земельные наделы, где скот находится на зимовке, это и является адресом семьи. То есть все посылки или письма приходят на этот адрес. Их можно получить на почте, когда семья возвращается с кочевья. Кстати, в Монголии нет привычных нам названий улиц, каждому участку присваиваются буквенно-цифровые номера.

Еда у монголов очень простая и сытная. Без изысков, но необычная для нас. Там все завязано на мясе и чае. Причем чай заваривают не кипятком, как принято в разных странах мира, а горячим молоком с добавлением соли. Кроме этого, чай с молоком (суутей цай) используют в качестве основы бульонов и супов. Связано это с территориальным расположением. Сами понимаете: пустыня всегда заставляла экономить воду, отсюда и бережное к ней отношение на генетическом уровне. Я бы даже сказала, трепетное. Монгол никогда просто так воду использовать не будет. Заметила, что воду монголы практически не пьют, а жажду утоляют чаем.

В ресторанах предлагают пельмени на бульоне из чая с молоком. Обязательно в списке будет бузы (подобие мантов), они так же готовятся на пару и имеют отверстие сверху.

Особое место в меню занимает борц — сушеное мясо, которое после вяления разбирают на мелкие волокна и получается нечто похожее на вату. Его добавляют в суп или чай. Но, в принципе, его можно использовать в любых блюдах вместо свежего мяса.

Из ярких достопримечательностей Улан-Батора я бы назвала музей «Статуя Чингисхана». Это самый большой конный памятник в мире.

Только фигура завоевателя имеет высоту 46 метров! В голове лошади есть смотровая площадка, а под статуей расположен трехэтажный музей. Этот комплекс притягивает туристов, и здесь можно «пощупать» историю и жизнь кочевников. Я не удержалась от соблазна примерить национальный костюм и почувствовать себя кочевницей. К слову, сделать это может любой желающий за определенную плату.

Это недорого, где-то 1000 тенге на наши деньги за два часа. В костюме можно спокойно гулять по музею.

Монголы исповедуют буддизм. И в каждом дворе стоит свой Будда. Ему несут цветы и различные подношения. Самая крупная статуя Просветленного расположена в центре столицы, там же находится действующий буддистский монастырь. В отличие от монахов, например, Лаоса, Камбоджи, Таиланда или Тибета, в Монголии с ними можно разговаривать и трогать их. Такая вот здесь демократия в этом смысле.

Один взгляд на мужчину — и ты труп!

Куда бы я ни приезжала, везде ем. Мне хочется попробовать все блюда. И вот когда приехала в Тунис, произошел внутренний диссонанс.

Дело в том, что здесь на каждом углу предлагают чай — внимание! — с кедровыми орешками. То есть понимаете, да, где Африка и где кедровые орехи… И я была, мягко говоря, удивлена, когда узнала, что в Тунисе есть целые кедровые рощи. И чай с ароматными орешками с добавлением мяты считается их фирменным напитком. Причем кедровые орехи собирают там в промышленных масштабах и отправляют на экспорт вместе с финиками, оливками и оливковым маслом. Собственно, за счет этого и, естественно, туристов и живет страна. Чуть не забыла про опунцию! Это кактус, плоский, как лепешка. И славятся опунции своими плодами. Они очень вкусные. Шкурка у них фиолетовая, а внутри зелено-желтая мякоть, по консистенции напоминающая дыню, и сладкая на вкус, с мелкими косточками, как у мангустина. Необычный плод, непохожий по своим вкусовым ощущениям ни на что, но обращаться с ним надо очень осторожно. Дело в том, что он покрыт очень мелкими иголочками, на конце которых своеобразные крючки.

Очень дружелюбная страна, несмотря на то, что считается полицейским государством. Там был гражданский переворот, и к власти пришли военные. Полицейский с автоматом на каждом углу плюс бронетранспортеры совсем не редкость, а обыденность страны. Но при этом люди очень добродушные. Со мной произошла такая история: я поехала в другой город, там побродила и заблудилась. Встретила полицейского, как смогла, на пальцах объяснила ему ситуацию, он проводил меня к остановке, поручил жителям, которые дождались нужного мне автобуса и усадили в него, попросив водителя высадить меня возле отеля.

Тунис расположен вдоль побережья моря, а позади пустыня, где живет племя туарегов. К большому моему сожалению, туарегов мне увидеть не удалось. Очень хотела и просила, чтобы меня к ним отвезли, но мне сказали, что это небезопасно. Мне сказали: «Побойся Бога! У тебя дети!»

Туареги — воинственное племя. У них матриархат, и мужчина там не имеет права открывать лицо. Если женщина увидит лицо мужчины, ее убьют. Одежда мужчин и женщин цвета индиго, которая окрашивается натуральным красителем из какого-то кактуса. И от постоянного ношения их кожа тоже приобретает синий оттенок. Поэтому туарегов еще называют синими людьми. Лицо мужчинам закрывают в семнадцать лет, и его больше никто посторонний увидеть уже не имеет право. Говорят, что они очень красивые.

Кавказ — это песня!

Путешествие по Кавказу вызвало у меня бешеный восторг.

Тбилиси меня поразил обилием старых домов, которые жители очень берегут. Здесь сохранили в первозданном виде целые районы с каменными и деревянными домами, с мощеными узкими улочками. Здесь очень трепетно относятся к семейным ценностям, причем как в прямом (мебель, кухонная утварь и другое передаются из поколения в поколение), так и в косвенном (это семейные традиции).

И, конечно, меня поразило их запредельное гостеприимство. Тебя будут угощать и не дадут встать из-за стола, пока икота не начнется. Тебя будут угощать, угощать, угощать! Перемены блюд на столе нет смысла считать. На плите там бесконечно что-то готовится. На столе в графинах стоит легкое столовое вино, которое используют в качестве «запивалки» вместо воды. Для нас это непривычно, и мы не можем пить вино в таких количествах, даже легкое.

Армения у меня ассоциируется с сыром. Если в грузинском меню больше молодых сыров, то в армянском — твердых сортов.

Для меня стало большим открытием, когда узнала, что в Ереване есть огромный павильон, где продают исключительно сыр и зелень. Сортов местного производства очень много, их изготавливают из трех видов молока: козьего, коровьего и буйволиного. После посещения сырного павильона есть тебе еще долго не захочется, потому что там принято угощать. Причем не прозрачный кусочек, а хороший шмат. Еще и лепешечку дадут. К каждому армянскому сыру есть и своя трава. Она лежит на прилавках горами в пучках. Продают ее либо свежую, либо маринованную.

Сыры в Армении, оказывается, выращивают в земле. Есть целые сырные плантации, где установлены таблички, в каком году и месяце сделали сыр и сколько он уже зреет. Это меня очень удивило. Они делают сыр, складывают его в кувшины и закапывают для созревания в землю. Зреют сыры от двух до пяти лет.

Махачкала меня поразила обилием кошек. Они здесь повсюду. Сытые, вальяжные и довольные жизнью. Местные жители их подкармливают и не трогают. Казалось бы, Кавказ. Не собаки, а кошки… Вокруг Центрального базара, а их в Махачкале шестнадцать, кошек так много, что глаза разбегаются. И никто их не гоняет. Они спокойно лежат на прилавках и ходят между рядов.

В целом Кавказ сломал мои стереотипы. Когда наметилась поездка в Дагестан, наши девочки собрали мне полный чемодан юбок в пол и платки. У нас сложился четкий стереотип, что там нельзя ходить одной, нельзя надевать шорты и быть с непокрытой головой. Но ничего из этого гардероба мне не понадобилось. Я абсолютно спокойно ходила в брюках и футболке, и никто на меня не обращал внимания, потому что дагестанские девушки и женщины позволяют себе ходить в джинсах и длинных шортах. Конечно, есть свои правила, отличные от демократичной Грузии и любвеобильной Армении, но они вовсе не такие строгие, как многие думают.

«Сабай-сабай» — живи с удовольствием!

Так получилось, что мы побывали в гостях у управляющего элитным отелем, который находится в глухой зоне заповедника Кхауйя.

Безумно дорогой отель. По дороге к отелю мы проезжали деревни, где стоят покосившиеся лачуги на сваях, из каких-то кусков фанеры, огороженные низким штакетником, даже окна без стекол. И возле стоят парочка пикапов, пара байков и «Лексус». А ведь в самих домах нет даже холодильника, так как питаются тайцы все вне дома. Что есть дома всегда, так это фрукты. И все. В любом городе и в любой деревне есть уличная еда, под камышовыми навесами готовятся завтраки, обеды и ужины.

К слову, о стрит-фуде. Многие туристы опасаются покупать еду на улице, боятся подцепить какую-нибудь кишечную инфекцию. На самом деле еда здесь наисвежайшая. Дело в том, что тайцы не оставляют приготовленную еду на завтра, как делают в некоторых наших кафе или ресторанах. Они ее выбрасывают. Готовят блюда у тебя на глазах и ровно порцию, то есть каждому отдельно, а не в большом котле несколько порций. Впрок здесь заготовки не делают.

Местные не покупают ковры, кровати, мебель, не строят себе дорогие дома по той простой причине, что у них это не заведено. Там никто не будет брать в кредит холодильник. Единственное — там очень мало общественного транспорта, поэтому все приобретают машины. Причем правительство разрешает гражданам страны брать кредиты на транспорт под 2%. Когда ребенку исполняется 18 лет, родители ему покупают автомобиль, а на байках дети ездят в школу с 12 лет.

И вот, глядя на образ жизни местных, я сделала вывод, что мы не понимаем их образ жизни, а они наш. Тот же управляющий элитным отелем зарабатывает немаленькие деньги, но при этом живет в лачуге. Как это можно понять? Для них отнести половину зарплаты в храм и пожертвовать ее монахам вполне естественно.

У тайцев своя философия жизни, она определяется понятиями «сабай» и «санук».

Сабай — это комфорт, удовольствие и удобство физического тела. То есть когда человек чувствует себя комфортно, удобно, тепло и сытно.

Санук — это удовольствие и радость для души. Когда душа радуется и находится в состоянии умиротворения. Мастерство заключается в том, чтобы соединить в себе санук и сабай. То есть соединить духовную радость от жизни и физическое здоровье и комфорт.

У тайцев есть поговорка: «Ман пен рай!». Литературный перевод длинный, а коротко звучит так: «Не беспокойся!»

Татьяна Бурдель

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *