«…Недосчиталась ты, рыдая, под гром победных батарей…»

28 Апр 2021 13:27
Количество просмотров: 1051

— Это о Родине, потерявшей своих сыновей и дочерей на фронтах Великой Отечественной войны, написал проникновенные строки поэт Александр Твардовский

Никто не сможет отнять величие подвига у них, наших бескорыстных героев, не требующих за свой неоплатный смертный труд ничего, кроме памяти. И от нас зависит, сумеем ли мы, не знавшие войны, ее сохранить.

Но обо всех ли героях нам известно, чтобы помнить об их подвигах? О тех, кто не вернулся, и о тех, кто дожил до Победы.

Партизанское соединение «Грозный».

Много казахстанцев, в частности, наших земляков, воевали в партизанских отрядах. Какие-то материалы о них хранятся в архивах и, к сожалению, не выносятся в открытый доступ. Это те страницы Великой Отечественной войны, которые нами так и не были прочитаны. Тем ценнее воспоминания, оставленные в архивах.

Вот что рассказывал ветеран Николай Андреевич Лясоцкий: «С будущими боевыми друзьями Абу Шилимбетовым и Игнатом Ивановичем Ивановым мы встретились в декабре 1941 года — учились в полковой школе, которая находилась на территории химфармзавода. После ее окончания нас отправили на фронт. В боях за Сталинград попали в окружение. Из двух батальонов нас осталось около двухсот человек. Пытались в Сальских степях соединиться с Красной Армией — не удалось. Двинулись в глубь фашистского тыла — к Северному Донцу, к партизанам».

Вышли к Кременским лесам Ворошиловоградской области (ныне Луганская, Украина) к партизанскому соединению «Грозный», которым командовал чекист Яков Иванович Сиворонов, оставленный для работы в немецком тылу. В одном из боев земляки были разделены. Николай с группой в девять человек во главе с начальником штаба соединения Николаем Платоновичем Михайличенко ушли на задание, наткнулись на засаду, приняли бой.

Абу и Игнат продолжали действовать в том же «Грозном»: ходили на операции, участвовали во взрывах мостов, железнодорожных путей, уничтожали фашистов.

Еще до событий на Украине в 2014 году автору этих строк удалось побывать в музее, в котором очень много было экспонатов, связанных с действием партизан в Кременском лесу, подпольщиков. Надеюсь, все осталось по-прежнему, никто ничего не уничтожил, и имя нашего поэта Жумагали Саина, командира роты 410 полка 102-ой стрелковой дивизии, который попал в окружение, вышел из него, возглавил из прорвавшихся бойцов партизанский отряд в Кременских лесах, осталось в памяти украинского народа. Во время одной из операций Жумагали был ранен. Боевые товарищи вынуждены были оставить его в доме Ефросиньи Масловой, которая ухаживала за ним в течение двух с лишних месяцев, прятала от карателей. И сохранила к тому же партийный билет Саина. После освобождения Донбасса Жумагали был переведен в госпиталь.

Впоследствии Е. Маслова была награждена медалью «За боевые заслуги». Ей поэт посвятил немало проникновенных стихов:

Не забыть мне дремучийнаш лес.

Не забуду я ласковых глаз,

Что горели, как звезды небес.

Ты светлее всех сказок и снов.

Ты сильнее,

чем лютая смерть!

В Черкасской области, куда перебросили партизан, вспоминал Лясоцкий, он встретился с Александром Ивановичем Мостовым — математиком, будущим кандидатом наук, доцентом Чимкентского пединститута… Не все в коллективе, тем более студенты, знали, что их преподаватель по время войны был подпольщиком, партизанил.

В Государственном архиве общественно-политической истории Туркестанской области хранится личное дело еще одного Мостового — Александра Петровича, который, как отмечено в личном деле, «десантировался в тыл врага. Награжден медалями «Партизан Отечественной войны», «За отвагу». В 50-ые годы этот мужественный человек получил еще и медаль «За освоение целинных и залежных земель».

 

Родом А. П. Мостовой из Ванновки Тюлькубасского района, работал киномехаником, бурильщиком на «Миргалимсае».

Но есть еще и нераскрытые страницы, связанные с участием наших земляков в партизанском движении.

30 мая 1942 года Государственный Комитет обороны принял постановление о формировании централизованного руководства партизанским движением, подготовки кадров для работы в тылу. По постановлению ЦК ВКП (б) было создано три спецшколы — в Муроме, Новосибирске и Алма-Ате. Одна школа готовила партийных и комсомольских работников для подпольной работы и партизанских отрядов, другая — руководящий состав партизанских формирований, а третья — радистов-операторов. Однако школы в целях конспирации именовались как сельскохозяйственные курсы. Всего по республике в Алма-Ату были призваны 111 человек, из Южно-Казахстанской области — десять.

Это те люди, которых направляли на учебу по рекомендации обкомов партии и ЦК Компартии республик. В Государственном архиве общественно-политической истории по Туркестанской области удалось прочитать личные дела всех кандидатов, но заполнялись они еще до войны. Большую кропотливую работу по поиску личных дел провела сотрудница госархива Елена Тимофеева, за что ей огромная благодарность.

К сожалению, не оказалось в архиве, и в нашей редакции тоже, подробностей о коллеге — заведующем отделом партийной жизни «Южанки» Алексее Ивановиче Жмурове.

Судя по анкетам, в список претендентов для обучения в спецшколах попали люди с опытом боевых действий, прошедшие гражданскую войну, некоторые из них участвовали в партизанском движении в 20-ые годы. Часть в 30-ые прошла спецподготовку, работала в органах ОГПУ-НКВД. Самый молодой из них — Иосиф Георгиевич Манучаров, секретарь Тюлькубасского райкома партии, 1907 года рождения.

Самые зрелые — Григорий Григорьевич Онищенко, директор каучукосовхоза №2, и Петр Михайлович Данько — уполномоченный Наркомата заготовок СССР по Тюлькубасскому району. Оба 1897 года рождения.

Проследить участие в военных действиях из списка удалось только двух выпускников спецкурсов или спецшкол — Григория Дмитриевича Архипова, начальника железнодорожного цеха свинцового завода, и Гавриила Андреевича Беляева, начальника инспекции пожарной охраны НКВД Южно-Казахстанской области (данные о месте работы предвоенных лет).

Григорий Дмитриевич, видимо, четко придерживался установки — нигде, никогда, ни перед кем и ни в какой обстановке не разглашать секретов. В автобиографии, написанной им после возвращения домой, есть лаконичная запись: «С июня 1942 года по 31 декабря 1943 года — в Красной Армии, в Подмосковье. Звание — старший политрук».

Был ли он ранен или же были какие-то другие обстоятельства, сократившие сроки его пребывания на фронте, неизвестно из личного дела, но вернулся он домой в январе 1943 года на прежнюю должность на свинцовый завод. В 50-ые годы работал в заводском райисполкоме. И эта запись с объяснением, где он был вовремя войны, неизменная, вплоть до знаков препинания. И никаких подтверждений, что он был в партизанском отряде или выполнял особые задания в тылу врага. Вопрос с ним остался открытым.

Однако благодаря тому, что Гавриил Андреевич Беляев работал после войны в органах НКВД, удалось более точно проследить его боевой путь. В анкете, заполненной 24 октября 1945 года перед поступлением на службу в НКВД, есть запись: «IX 42-IX 43 г.г. — курсант спецшколы Белорусского штаба партизанского движения. Москва».

В автобиографии Беляева написано: «Третьего сентября 1942 года по линии ЦК КПБ (К) был послан на партизанскую борьбу в глубокий немецкий тыл в Западную Белоруссию».

При лаконичности Архипова: был в Красной Армии, политрук — вопросов много не возникает.

С Беляевым история другая. Так учился Беляев или же был в глубоком немецком тылу? А может, во время учебы направили для выполнения какой-либо операции в Западную Белоруссию. Кадровик НКВД, в отличие от меня, наверное, все концы с концами в биографии коллеги правильно свел. И у него не было таких вопросов: третьего сентября ты был в Москве или в Западной Белоруссии?

Беляева направляют в Пинскую партизанскую бригаду (Пинская область до 1939 года находилась в составе Польши) — это уже информация из автобиографии.

В Пинской бригаде Гавриил Андреевич занимает должность начальника особого отдела. За доблесть и мужество, проявленные в партизанской борьбе против немецко-фашистских захватчиков, приказом начальника штаба Белорусского партизанского движения за № 177 (н) он был награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.

Но все ли земляки, обозначенные в списках слушателей спецшколы, были направлены в партизанские отряды, так и остается тайной, которую никак не удается узнать.

В истории Великой Отечественной войны, несмотря на то, что приближается уже 76-ая годовщина со дня Победы, еще немало «белых пятен».

 

Людмила Ковалева

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *