О модернизации уголовного процесса

20 Окт 2017 14:47
Количество просмотров: 1232

 Уже три месяца в стране работает новый Закон РК «О прокуратуре». Он определил статус, компетенции, закрепил новую модель деятельности надзорного органа, нацеленную на дальнейшее совершенствование механизма защиты прав граждан и соблюдение законности. Сфокусировал внимание на решении конкретных задач. Одна из них — модернизация уголовного процесса. Эту сферу курирует заместитель прокурора ЮКО А. Кожахметов. С ним встретился корреспондент «ЮК».

 

 

— Абил Аханович, расскажите о приоритетах реформирования уголовного процесса.

— Их несколько. Главный — защита граждан в уголовном процессе, снижение его репрессивности. А также повышение состязательности за счет расширения процессуальных возможностей адвокатов, усиление судебного контроля на досудебной стадии следствия, упрощение процедур расследования уголовных дел, экономия бюджетных средств.

 — Каковы стратегия и тактика модернизации уголовного процесса?

— Для выработки подходов к проведению реформы по поручению Главы государства была создана межведомственная рабочая группа, в которую вошли первые руководители Верховного суда, Минюста, правоохранительных и специальных органов. Они изучили опыт ФРГ, Великобритании, Эстонии и Грузии. И в итоге предложили конкретные инициативы. Для повышения эффективности защиты прав граждан, по их мнению, нужно расширить перечень оснований, по которым исключается мера пресечения в виде ареста. Это преступления средней тяжести. На тяжкие и особо тяжкие она не распространяется.

Следующая инициатива — сократить срок доставки задержанного в суд для избрания меры пресечения до 48 часов. Предлагается также исключить сбор доказательств, выходящих за пределы расследуемого деяния. Положить конец практике, когда следователи, не найдя доказательств вины по конкретному делу, искали любые улики, только чтобы упечь подозреваемого за решетку. Планируется наделить адвокатов более широкими правами по сбору доказательств невиновности своих клиентов, включая направление в суд ходатайств о производстве необходимых следственных действий.

Модернизация нацелена и на упрощение производства по уголовным проступкам, очевидным и незначительным преступлениям, включая введение приказного производства — максимально упрощенной формы уголовного судопроизводства. Еще одна новация — расширение сфер судебного контроля и санкционирования процессуальных действий правоограничительного характера, включая негласные следственные действия.

 — Абил Аханович, а есть уже конкретные наработки в ходе реформирования уголовного процесса в нашей области?

— Набирает обороты институт процессуальных прокуроров, запущенный еще в 2015 году. Поначалу он был задействован по резонансным преступлениям. Сейчас процессуальные прокуроры обеспечивают надзор по всем делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

— А кто такие процессуальные прокуроры?

— Раньше санкционирование процессуальных действий в ходе досудебного расследования проводились исключительно руководителем органа прокуратуры. Сейчас некоторые полномочия возложены на процессуального прокурора. Он назначается первым руководителем. Осуществляет надзор по конкретному уголовному делу с момента регистрации преступления в едином реестре досудебного расследования (ЕРДР), санкционирует и согласовывает действия и решения следователя. Другими словами, руководит всеми следственными действиями вплоть до передачи материалов дела в суд, где выступает в роли государственного обвинителя. Он знает все тонкости и особенности досудебного следствия. За девять месяцев текущего года с участием процессуальных прокуроров в судах ЮКО было рассмотрено 282 дела на 304 лиц — 18,1 процента от общего числа. Для сравнения: в прошлом году за этот же период таких дел было всего семь на 11 подсудимых — 0,4 процента от общего количества. И что примечательно, ни по одному процессу с участием процессуальных прокуроров не было вынесено оправдательных приговоров и постановлений о прекращении по реабилитирующим основаниям. Таким образом, мы можем говорить о повышении качества расследуемых уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях.

 — Абил Аханович, какие меры предприняты по защите конституционных прав тех, кто нарушил закон?

— Во всех отделах полиции круглосуточно находятся дежурные прокуроры, к которым могут обращаться родственники задержанных по подозрению в правонарушении. Для предупреждения пыток и прочих недозволенных методов при проведении следственных действий во всех полицейских участках сооружены прозрачные кабинеты. Родственники через окно в стене могут видеть все, что там происходит. В Абайском ОП УВД Шымкента на контрольно-пропускном пункте установлен домофон для связи с дежурным прокурором. Во всех отделах внутренних дел в дежурной части работают видеокамеры, фиксирующие факты непринятия поступивших заявлений. Например, одна из них зафиксировала, как в Каратауском отделе полиции Шымкента полицейские применили физические меры к гражданину, задержанному за нарушение правил дорожного движения. Данный факт прокуратурой района зарегистрирован в ЕРДР, в настоящее время расследование уголовного дела проводится УСБ ДВД ЮКО. Проводим также мониторинг записей видеокамер в населенных пунктах. Прокуратура Казыгуртского района выявила не увиденные стражами порядка, но зафиксированные камерами адмправонарушения на миллион тенге. А в Отырарском районе — на 300 тысяч тенге. Полицейские, допустившие такие нарушения, привлечены к дисциплинарной ответственности.

Прокуратура Байдибекского района и РОВД подписали меморандум. В соответствии с которым райотдел внутренних дел должен в течение 24 часов принять меры по поступившему заявлению от граждан и направить sms-сообщения о принятом решении заявителю и прокурору. В результате за последние три месяца в Байдибекскую районную прокуратуру не поступило ни одной жалобы на волокиту и отказ в приеме заявлений в РОВД. Такой порядок мы планируем внедрить повсеместно.

 — Как реализуется в уголовном процессе программа «Цифровой Казахстан»?

— Век информационных технологий диктует свои требования. В Послании Президента РК «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность» Глава государства поручил развивать в стране цифровые сервисы в различных сферах. Генеральная прокуратура поставила задачу перевести уголовные расследования в электронный формат. Тюлькубасский район ЮКО вошел в число регионов республики по внедрению пилотного проекта «Электронное уголовное дело». У нас он был запущен 19 сентября текущего года. Цифровизация уголовного процесса делает его прозрачным, защищает от манипуляций и фальсификаций, обеспечивает доступ к материалам досудебного расследования в режиме онлайн, а также сокращает сроки расследования и уменьшает финансовые затраты. Например, для вынесения в электронном формате постановления на санкцию получения исходящих и входящих звонков с коммуникационных средств в прокуратуре Тюлькубасского района понадобилось всего 12 минут. А поступившее в прокуратуру из РОВД на изучение Е-уголовное дело буквально через полчаса было направлено в суд. Связь в онлайн-режиме упрощает взаимодействие всех структур. Повышает качество и оперативность уголовно-судебного надзора. Уже в ближайшем будущем электронные уголовные дела станут реальностью и заменят бумажные носители.


Главный вектор надзора

  Органы прокуратуры в соответствии с новой моделью уголовного процесса усилили сферу надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности: выявлением и пресечением организованных форм преступности, незаконного оборота наркотиков, а также религиозного экстремизма и терроризма. 

С начала года было возбуждено 11 уголовных дел в отношении троих подучетных лиц, в том числе и за финансирование ОПГ. Из незаконного оборота было изъято свыше пяти тонн наркотических средств.

Защищая конституционные права граждан, прокуроры вынесли 51 постановление о прекращении незаконных оперативно-розыскных мероприятий.

Повысилась эффективность розыска. Из 539 преступников, подавшихся в бега, были задержаны 282 — 53 процента всех беглецов. Есть положительные сдвиги и в раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений. Раскрываемость умышленных убийств составила 93,6, а причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, — 100 процентов.

Т. Корецкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *