О порохе, соли и вине

9 Ноя 2020 13:30
Количество просмотров: 638

Нам кажется, что современный мир более просвещенный. Но работа в архивах убеждает: многое, что сейчас выдается за уникальность или инновации, на самом деле уже было. Об этом говорят работы экономистов начала ХХ века, нализирующих состояние развития некоторых отраслей Туркестанского края в составе Российской империи. В частности, обращает на себя внимание интерес царского правительства к производству хлопка и создание на его основе перерабатывающей промышленности.Как свидетельствуют документы областного государственного архива, в 1910 году в Сыр-Дарьинской области работали 28 хлопкоочистительных заводов, причем один из них в Туркестане, три — в Чимкенте.

В туркестане владельцем предприятия был «Торговый дом братьев Боруховых», богатейших ташкентских промышленников, в Чимкенте — Н. Сазанов, Х. Гадиятуллин и Х. Бергелев. Работал на них 101 человек.

Хлопок служил основой для производства текстиля и пороха.

Любопытно, что все они были поставщиками двигателей: нефтяных, паровых, керосиновых, которыми, впрочем, обеспечивали работу и мукомольных предприятий.

Хлопкозаводы по своей технической оснащенности были кустарными, где джины были с винтовыми ручными прессами, и американскими — полностью механизированными.

Американские, как наиболее прогрессивные, преобладали в Туркестанском крае. В конце 20-ых годов XX века появились хлопкозаводы в селе Славянском (ныне пос. Мырзакент Мактааральского района).

Приблизительно в эти годы директор совхоза «Пахтаарал» А. Орлов отказался возить хлопок на переработку на завод в село Велико-Алексеевку (ныне Бахт, Узбекистан), закупив американские джины, станки, отделяющие волокно от семян.

В 1912 году министр землеустройства и земледелия Российской империи Александр Васильевич Кривошеин посетил Туркестан. Он считал, что основа политики в крае — развитие хлопководства.

«Записка» в адрес правительства констатирует: «Туркестан с Хивой и Бухарой дают уже приблизительно половину всего нужного для России хлопка — до 11 млн. пудов стоимостью 100 млн. рублей. Но за остальные 10-12 млн. пудов мы все еще выплачиваем американцам немалую дань».

Чтобы стимулировать развитие хлопководства, в 1913 году решено было построить в Голодной степи два казенных хлопкоперерабатывающих завода. Для этого министерство Кривошеина попросило у государства 80 тысяч рублей. Но когда подсчитали затраты, оказалось, что строительство одного обойдется в 70, двух — в 150 тысяч рублей. Поэтому решили построить один, который будет, кроме закупа и переработки сырья, необходимого «для государственных нужд», выдавать земледельцам ссуды под будущий урожай.

Это был тот самый фьючерс, который наши хлопкозаводы хорошо осваивают еще с 90-ых годов прошлого столетия, то есть после распада Союза. Фьючерс нужен для того, чтобы не только поддержать крестьянина, но и привязать к казенному предприятию. Хлопок служил основой для производства как текстиля, так и пороха, которого не хватало военному ведомству Российской империи.

Но тут наступил 1914 год, началась первая мировая война, и желание иметь казенное предприятие отодвинули на задний план. В казенных (государственных) предприятиях при капитализме есть, видимо, какой-то изъян, непродуманность.

Привоз хлопка на завод.

В 2006 году на территории Мактааральского района был построен первый и единственный государственный хлопкозавод за годы независимости Казахстана стоимостью полтора миллиарда тенге и мощностью 60 тысяч тонн в год. Его целью было разрушить ценовой монополизм частных хлопкозаводов. Но и он потерпел крах: чтобы закупать хлопок у крестьян по более высокой, чем это делали частники, цене, надо было иметь деньги. А их не было. Провалилась и идея продажи товаропроизводителям акций предприятия: у крестьян не было денег и охоты тратиться на неперспективное дело.

Сбор хлопка вручную.

За счет государства, тем не менее, на территории завода построили цех по производству элитных семян в три тысячи тонн.

Нафантазировали и о маслоэкстракционном комбинате, который должен был работать на сырье после хлопкоочистки.

Несколько лет назад госпредприятие выкупил частник, и оно теперь не работает, что добавило проблем хлопковой отрасли: не оказалось своих семян перед посевной, что вынудило закупать их в Турции и Китае. Никто не сражается с ценовым сговором монополистов.
Сложно утверждать, что хлопкозаводы в Сыр-Дарьинской области сто с лишним лет назад составляли основу промышленности на фоне такого предприятия, как Чимкентский сантонинный завод. Тем не менее зарождался рабочий класс, ставший, как утверждают марксисты, «могильщиком капитализма».

Появились в Туркестанском крае новые промыслы. Больший размах получило ремесленничество.

«С занятием русскими края некоторые кустари-туземцы стали применять в своем производстве многие приспособления, облегчающие труд, — писал военный губернатор Сыр-Дарьинской области. — Так, нередко можно было видеть у портных швейные машинки фирмы «К. Зингер» (их продавали в Чимкенте на улице Большая Николаевская (ныне Казыбек би, а всего в городе было пять таких магазинов — авт.). Также можно было видеть столяров, слесарей, каменщиков, работающих по европейским системам».

Ежегодный оборот кустарей по Сыр-дарьинской области составлял три миллиона рублей.

После вхождения Чимкента в состав Российской империи началась торговля водкой, которой занимались отставные солдаты. Но потом винно-водочное производство и торговлю взяли в свои руки купец Н. Иванов, фирмы Первушиных и Н. Пугасова. Как свидетельствует адрес-календарь за 1910 год, который хранится в областном государственном архиве, в Чимкенте и уезде находилось семь винных и водочных складов, 17 ренсковых погребов, три буфета, пять пивных лавок. В 1911 году приблизительно на том месте, где сейчас находится пивзавод, был открыт первый в Чимкенте небольшой пивоваренный завод.

В 1910 году в Сыр-Дарьинской области работали 28 хлопкоочистительных заводов.

Налоги, получаемые от продажи водки и вина, были самыми большими. На третьем месте по собираемости был «пивной» налог.

Хорошо шла на продажу поваренная соль, которую добывали в Каракульской волости Чимкентского уезда. Добывали ее вручную. Цена пуда соли, в зависимости от расстояния и трудности ее доставки, колебалась от 25 копеек до четырех рублей.

Постепенно зарождались на местном сырье отрасли, получившие со временем развитие. Продукция успешно встраивалась в мировой рынок. Это и сантонин, и хлопок, и вина с золотыми медалями, полученными за рубежом…

Поэтому ошибался автор аналитической статьи в газете «Туркестанские ведомости», когда написал в начале прошлого века, что «Средняя Азия может обеспечить прочное развитие фабрично-заводской промышленности разве в отдаленном будущем».

 

Людмила Ковалева

Автор благодарит Х. Кичкембаеву за помощь в подготовке публикации.

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *