Очевидное невероятное

5 мая 2021 15:54
Количество просмотров: 909

Очередное подорожание бензина объяснено, но понимается с трудом

«Главным результатом работы по развитию МСБ должно стать увеличение к 2025 году его доли в ВВП до 35 %, а числа занятых — до 4 миллионов человек».

Послание Президента РК К. Токаева народу Казахстана,сентябрь 2020 г.

Предельно четко сформулированная задача и неожиданные подходы к ее решению. Казалось бы, все просто: чтобы сделать МСБ эффективным, надо снижать производственные издержки. И не только за счет заработной платы. Мы же пошли своим путем. Как дорогие энергоносители должны способствовать развитию малого и среднего бизнеса, известно только тем, кто повышает цены. В соцсетях ходит остроумное объяснение необъяснимого роста цен на ГСМ, естественным образом влекущего дальнейшее подорожание всего остального: «Бензин подорожал потому, что подорожала перевозка бензина из-за того, что подорожал бензин», — в этой абракадабре вся суть ценообразования на ГСМ на внутреннем рынке нашей страны.

Рынок порешал

Цены на бензин, немного снизившиеся в позапрошлом году, в прошлом демонстрировали редкую стабильность. Скачок, причем сразу на 10-20 тенге, стал ощутимым ударом по карманам и без того не купающихся в роскоши граждан и малого бизнеса. То, что он вызовет дальнейшее дорожание продуктов питания и товаров повседневного спроса, ни у кого не вызывает сомнений.

Объективных причин для такого сюрприза специалисты не находят. Антимонопольные ведомства не видят ценового сговора производителей или оптовиков.

На резонный вопрос: «А с чего вдруг?» — ответа нет ни у Минэнерго, ни у региональной власти. Точнее, эти ответы в явном конфликте со здравым смыслом.

Единственная информация, хоть как-то связанная с темой, на сайте министерства датирована началом апреля 2021 года: «1 апреля состоялось министерское заседание стран-участниц соглашения ОПЕК+ в формате видеоконференции.

По итогам заседания было принято решение о коллективном увеличении текущего уровня добычи странами ОПЕК+ в мае на 350 тыс. барр/сутки, в июне — на 350 тыс. барр/сутки и в июле — на 450 тыс. барр/сутки. Таким образом, обязательства для Казахстана в рамках ОПЕК+ в мае составят 1,463 млн. барр/сутки, в июне — 1,469 млн. барр/сутки, в июле — 1,475 млн. барр/сутки».

Экспорт увеличивается, цены на нефть на мировом рынке растут. Производство ГСМ после модернизации трех нефтеперерабатывающих заводов страны увеличилось, и, по заверениям того же Минэнерго, отечественного автомобильного топлива должно с большим запасом хватать для удовлетворения внутреннего спроса.

В начале месяца вице-министр энергетики А. Магауов сообщил, что запасов ГСМ для этого вполне достаточно: «На сегодня насчитывается 254 тысячи тонн остатков бензина на нефтебазах и нефтеперерабатывающих заводах. Этого достаточно для покрытия 25-дневной суточной потребности. Дизельного топлива – около 330 тысяч тонн».

Соседи виноваты

При этом силами «экспертного сообщества» упорно продвигается версия, что цены растут из-за дефицита, создаваемого нелегальной продажей бензина в приграничные области России и тамошними автомобилистами, заезжающими заправляться на наши АЗС. Разница в розничных ценах до этого составляла до +40 %.

У специалистов такие объяснения вызывают только улыбку.

«Просто прикиньте, — говорит председатель ассоциации «Жанар жагармай» К. Камбаров, — какие объемы могут вывезти эти «челноки и контрабандисты» канистрами в своих легковушках? А если речь идет о большегрузах и железнодорожных составах, то все вопросы к погранслужбе, органам транспортного контроля и еще полудюжине ведомств, обязанных пресекать нелегальную торговлю стратегической продукцией.

Ценообразование в сфере нефтепереработки не просто не прозрачное, а намеренно замутненное. Муть начинается не на заправке и даже не на мелкооптовой нефтебазе. Мы отлично знаем и буквально ощущаем собственной шкурой и карманом только конечную цену — на пистолете АЗС. Сколько стоит литр так называемой давальческой нефти и сколько литр выгнанного из нее бензина или дизельного топлива на нефтеперерабатывающих заводах — тайна великая, охраняемая не слабее государственной.

Я не первый десяток лет работаю в этой сфере, но могу только схематично объяснить, из чего складывается конечная цена литра бензина: цена добычи + отпускная цена завода + транспортировка + хранение на нефтебазах + налоги + акцизные сборы. А вот наполнить эту схему цифрами — из области фантастики. Разве что ставки налогов и акцизов известны. И то в процентах к неизвестной стартовой цене. АЗС в этой «пищевой» цепочке самые последние. Торговая надбавка у них составляет всего несколько тенге на литр! Все остальное — скрывается в предыдущих звеньях.

Еще несколько лет назад в Казахстане розничные цены на ГСМ регулировались государством. Почему-то только розничные! Наша ассоциация много лет пыталась убедить Правительство страны в крайней нелогичности такого регулирования рынка. Мы добивались введения государственного регулирования оптовых цен. Добились обратного — отмены всякого регулирования. Теперь виноватых в росте цен просто не найти. Нам будут повторять привычные мантры про рыночное саморегулирование и прочие благоглупости. Какое может быть рыночное регулирование в полностью монополизированной сфере экономики? Был и остаюсь при глубоком убеждении, что ГСМ — стратегический товар и цены на него должны регулироваться государством. Регулироваться жестко и по всей цепочке — от скважины до АЗС!

Почему отечественные цены на ГСМ должны быть привязаны к российским? Не вижу ни прямой связи, ни необходимости в таких мерах. У нас своя экономика и свои приоритеты. В их числе — развитие отечественного предпринимательства, его конкурентоспособность. С такой ценовой политикой это недостижимо по определению!»

Наконец построили

Прогноз по ценам на автомобильное топливо неутешительный. Разговоры на уровне Правительства о том, что они должны равняться на запредельно высокие российские, идут уже не первый год. Почему не наоборот? Вопрос в условиях рынка неуместный. Кто-то помнит, чтобы цены хоть на что-нибудь за последние сорок лет снижались? Оставим соседям самим разбираться, откуда у их цен ноги растут. Для роста отечественных объективных причин не просматривается.

«К цепочке слагаемых цены на бензин, — говорит руководитель группы общественного мониторинга Б. Исалиев, — составленной Кайыпбеком Камбаровым, в самое ее начало надо добавить еще одно звено. Возможно, важнейшее — жадность. Когда велась долгая и мучительная реконструкция трех отечественных НПЗ, Правительство в нее не вкладывалось. Все делалось на инвестиционные деньги. Теперь инвесторы должны вернуть вложенное. Разумеется, с наваром. Его размер определяется только аппетитами крупных компаний, работающих на нефтяном рынке страны. Как оправдание приводятся показатели инфляции. Даже по официальным данным, она у нас составила не менее 9 %. Насколько тенге подешевел за время всевозможных локдаунов-карантинов, можно увидеть в любом продовольственном магазине.

Но если даже, как уверяют наши рыночники-оптимисты, инфляция, как и безработица, — неизбежные и обязательные составляющие выбранной ими для нас модели экономики, то галопирующие цены на ГСМ — продукт отечественной финансовой мысли. Возможно, при помощи соседей, давно продавливающих в ЕАЭС собственную ценовую политику. Следуя ей, мы никогда не станем конкурентоспособной экономикой и вечно будем путем хитрых математических выкладок рисовать себе для успокоения проценты «отечественного содержания». В свете этой инновации удивительно не то, что цены на бензин подскочили, а то, что произошло это только сейчас, причем на общем фоне выросли они довольно скромно. Ну так еще не вечер. Будут расти дальше.

Сработал и эффект отечественного содержания. Значительная часть комплектующих нефтегазового комплекса импортируется. Дешевеет тенге — дорожает импорт. Все это увеличивает себестоимость продукции отрасли.

Цены на ГСМ у нас росли всегда. Независимо от котировок нефти на мировых биржах. Нефть дешевеет — бензин дорожает. Тогда это объясняется необходимостью покрыть убытки экспортеров. Нефть дорожает — бензин дорожает, потому что дорожает нефть.

Это китайцы, импортируя большую часть нефти, ежеквартально проводят корректировку цен на внутреннем рынке. Ну так у них не рыночная экономика, а «социализм с китайской спецификой» — и разгуляться спекулянтам не дают.

Нашим нефтяникам продавать нефтепродукты на внутреннем рынке почему-то невыгодно. Если судить по умозаключениям отечественных экономистов, то делают они это исключительно из не замутненного корыстью патриотизма, себе в убыток».

По межгосударственному соглашению ЕАЭС, к 2025 году все участники союза должны выравнять цены ГСМ на внутренних рынках. В какую сторону будем равняться, объяснять излишне. В РФ сегодня розничная цена литра АИ-92 около 250 тенге. Нам есть к чему стремиться!

 

 

Игорь Лунин

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *