Огненная дуга

13 Июл 2018
«Земля и небо горели. Сплошное марево. Выжженная черная земля. И воронки, воронки…В них и складывали убитых, сгоревших».Из воспоминаний Н. Коломыцева

5 июля сорок третьего на Курском выступе сошлись несколько тысяч танков, самолетов, орудий и минометов.

 В историю Великой Отечественной войны это событие вошло как величайшее танковое сражение, после которого даже у фашистских оптимистов отпадет всякое сомнение, что теперь Красная армия взяла твердый курс на Берлин.

Потерпев поражение в Сталинграде, Гитлер надеялся дать генеральное сражение на Курской дуге.

Обращаясь к солдатам накануне операции «Цитадель», фюрер сказал: «Вы должны знать, что от исхода этой битвы может зависеть все».

— Это же понимали и наши бойцы, недавно пленившие на Волге армию фельдмаршала Паулюса, одного из разработчиков военной операции против СССР за номером 21 под названием план «Барбаросса», — рассказывает
К. Ауанасова, доктор исторических наук из Шымкента. — Значительная заслуга в победе под Курском принадлежит разведчикам, узнавшим, что немецкое командование приняло решение начать наступление 5 июля 1943 года в три часа. Было известно, что немцы перебросили из Африки новейшие танки «Тигр», «Пантера», а также самолеты «Фокке-Вульф-190А», «Хеншель-129», штурмовое орудие «Фердинанд», телетанкетки. Я хочу особо отметить тот факт, о котором следует знать всем, чтобы оценить в полной мере то мужество и патриотизм, которые проявили наши дедушки и бабушки, воюя кто на передовой, а кто — в тылу. На фашистскую Германию работала вся Европа. К примеру, за счет заводов Чехословакии Гитлер смог вооружить свыше десяти дивизий, прибрав еще и золотой запас в 80 тонн. Против СССР работали финансы США, крупные корпорации. Примеры подобного свойства можно привести по каждой оккупированной Гитлером стране. Но на нас он обломал свои зубы.

Генеральный штаб и Ставка решили опередить наступление противника. На первом этапе в Курской битве участвовали Центральный фронт под командованием генерала К. Рокоссовского, Воронежский — Н. Ватутина, Степной — И. Конева.

Наступательный пыл фашистов 5 июля остановила артиллерийская подготовка.

Со стороны Красной армии посыпались снаряды, которые рвались на позициях противника более часа. Немцы пришли в себя только утром 6 июля. В оперативной сводке Совинформбюро от 6 июля 1943 года, опубликованной в нашей газете, говорится, что было «уничтожено 433 немецких танка, около 111 самолетов. В плен попало 22 немецких летчика». Один из плененных, обер-ефрейтор Баумгоф, заявил, что «первый день нашего наступления я никогда не забуду. У меня не было никакой надежды выйти живым из боя. Один санитарный унтер-офицер сказал, что перевязочный пункт напоминал двор скотобойни».

А как фашисты хотели? Пройти таким же победным маршем по городам и селам Страны Советов, как по Парижу? Получили на нашей земле то, что заслужили!

В Курской битве со стороны Красной армии участвовало 2172 самолета (с учетом дальней авиации — 2900), со стороны Германии – 2050.

Вот как вспоминали начало Курской битвы наши земляки – Аркадий Мелихов и Умурзак Атемов. Первый прибыл под Курск летом сорок третьего, после окончания пехотного училища, а Умурзак, призванный на фронт в декабре сорок первого, уже воевавший радистом под Ржевом, пошел в бой под Прохоровкой 6 июля опытным бойцом. Однако и необстрелянный офицер, и опытный боец ощутили на себе мощь противодействующих армий, сошедшихся в одном месте. Спустя годы, вспоминая ад войны, награжденные медалями «За отвагу», они поражались, как смогли уцелеть в том огненном котле: над танковым полем висел черный дым, от гари трудно было дышать. Бывший сотрудник газеты «Южный Казахстан» Николай Игнатьевич Коломыцев, уроженец тех мест, красочно описывал увиденное: «Земля и небо горели. Сплошное марево. Мы, пацаны, бегали смотреть, что осталось после боев. Ни единой травинки, выжженная черная земля. И воронки, воронки… В них и складывали убитых, сгоревших».

Сражение под Прохоровкой — во многом собирательный театр боевых действий более чем на ста километрах.

Инструктор Чугуевской авиашколы, базировавшейся в Чимкенте, маршал авиации, трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб.

В октябре сорок первого из Харькова в Чимкент перебазировалась Чугуевская военная авиашкола, которая разместилась в зданиях редакции нашей газеты, Промбанка по улице Чернышевского, 8. Тренировочные аэродромы и базы технического обслуживания находились в Сайрамской районе, Чимкенте и под Ленгером. Этой же осенью с фронта в Чимкент прилетел командир эскадрильи майор Иван Федорович Осмаков, воевавший в Испании в конце 30-ых годов, человек с богатым боевым опытом, которому было поручено подобрать в истребительный полк летчиков, отлично владеющих техникой пилотирования. Были отобраны летчики-инструкторы. «Провожали мы их с хорошим настроением и даже завистью: они улетали бить врага, а мы оставались в Чимкенте, ведь взяли не всех желающих». Это интервью чимкентскому журналисту Ю. Шпилькину во время приезда в город в 1975 году дал маршал авиации, трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб, служивший инструктором в Чугуевской авиашколе. Его возращение было связано с установкой в Чимкенте на площади Куйбышева (ныне площадь Ордабасы) самолета-памятника летчикам «чугуевцам». Сейчас его перенесли в парк им. Абая на мемориал Славы.

Улетали пилоты на фронт на «И-16», прозванных летчиками «ишачками».

Именно в Чимкенте был сформирован 728-ой истребительный авиаполк на базе Чугуевской авиационной школы пилотов, летчики которого за время войны сбили на разных фронтах 504 вражеских самолета.

Первоначально 728-ой имел на вооружении 20 отремонтированных в авиационных ремонтных мастерских Чимкента самолетов «И-16». Потом после переформирования он оснащался другими моделями самолетов.

Именно в Чимкенте был сформирован 728-ой истребительный авиаполк на базе Чугуевской авиационной школы пилотов.

В бой на огненной дуге авиаполк вступил в самый разгар Курской битвы — 10 июля 1943 года. Действовал с аэродрома под Солнцевом, близ железной дороги Курск-Белгород. До 14 июля прикрывал войска второго эшелона Степного военного округа. В июле воевал в районе Прохоровки, Богородицкого, Белинхино, Шахова. Оставался на Белгородско-Орловском направлении до конца лета сорок третьего, до полного разгрома немцев на Курском выступе. По приказу Сталина за № 2 от 5 августа 1943 года был дан артиллерийский салют войскам, освободившим эти города. Орел и Белгород официально стали называться «городами первого салюта».

За время войны 728-ой истребительный авиаполк дал Родине девять Героев Советского Союза, среди которых был уже упомянутый трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб (он настоял на отправке его на фронт, участвовал в воздушных боях под Курском, за время войны сбил 64 вражеских самолета).

Арсений Ворожейкин — дважды Герой Советского Союза. В районе Прохоровки Арсений Васильевич сбил два вражеских самолета. А всего за войну — 52. Вот о каком любопытном факте написал он в своих воспоминаниях. На боевые вылеты брал с собой собаку по кличке Варвар, которая, завидев вражеские самолеты, начинала лаять.
Бывший летчик-инструктор Чугуевской авиашколы Герой Советского Союза Н. Игнатьев в воздушном бою под Прохоровкой сбил семь вражеских самолетов, а всего за войну – 26. Первый самолет-разведчик «Ю-88» Николай Петрович сбил еще под Харьковым, откуда эвакуировалась Чугуевская авиашкола пилотов.

В Курской битве со стороны Красной армии участвовало 2172 самолета (с учетом дальней авиации — 2900), со стороны Германии – 2050. Личный состав соответственно: один миллион 335 тысяч и около 900 тысяч.

Минометчик Григорий Степанович Жигулин, ушедший на фронт в марте 1942 года из села Ильинка Тюлькубасского района, в воспоминаниях, оставленных в облархиве, описал Курскую битву: «На рассвете нас по тревоге подняли и маршем отправили в район Прохоровки. Попали в пекло. Мощная лавина огня со всех сторон. То, что осталось на поле, не описать, это надо было видеть. И снова все закружилось перед моими глазами, спутались все дороги и пути. Людей в бою меняли часто. Не успевали привыкнуть к одним, как их уже нет. На их место приходили другие». Григорий Степанович дошел с боями до Австрии.

На Курской дуге воевали будущие Герои Советского Союза Владимир Михайлович Вишневецкийи Зиямат Хусанов. Зиямат Усманович – человек трагической судьбы, но не покорившийся ей. В июле сорок третьего в одном из боев на территории Белгородской области он уничтожил около 20 гитлеровцев. Был тяжело ранен, попал в плен, потом бежал, сражался в партизанских отрядах Болгарии и Югославии.

И таких примеров героизма наших земляков на Курском выступе было много.

Когда немцы были изгнаны с курской земли, тыл помогал освобожденным территориям.

Осенью сорок третьего в Чимкент приехала делегация из Орловской области: секретарь Бежицкого горкома ВКП (б) Кабанов, кавалер ордена Отечественной войны Талалаев и учительница Ляшкова, а также 15-летний народный мститель Ваня Агейцев, уничтоживший 16 фрицев. Они рассказали, как сражались за родину, что оставил после себя фашист на их земле. Повестка дня общего собрания Чимкентского городского партийно-хозяйственного актива — «О чудовищных зверствах немецких захватчиков в Орловской области». Чимкентцы искренне откликнулись на призыв представителей Орловщины помочь им восстановить освобожденные районы. Парторг ЦК ВКП (б) на свинцовом заводе Макаров сообщил, что «коллектив решил сегодня же выделить в помощь подшефному городу Бежица сто свиней, 600 экземпляров книг и учебных пособий. Учащиеся ремесленного училища № 4 дали слово изготовить 200 чашек из дюралюминия и камнедробилку. Кроме того, выделим десять электромоторов, три электромешалки, четыре тонны цепей, кран, растворомешалку и другое оборудование».

Фронт и тыл были связаны одним стремлением — как можно быстрее приблизить Победу, вернуть отцов и сыновей в родные дома.

Курская битва приблизила тот день, о котором мечталось и на передовой, и в глубоком тылу. Она показала высокую меру нашей силы и мужества. В эти дни, когда отмечается 75-летие этой битвы, помяните добрым словом тех, кто тогда устоял на родной земле.

Людмила Ковалева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *