Опаленные чужой войной

14 Фев 2024 14:15
Количество просмотров: 560

Война в Афганистане — самый крупный военный конфликт после Второй мировой войны, в который были втянуты казахстанцы. Она отразила многие противоречия эпохи, но в любом случае мы не вправе забывать о подвигах соотечественников. Отдавая дань всем, кто прошел Афганистан, постановлением Правительства Казахстана, принятым 28 декабря 2022 года, дата официального окончания вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана, 15 февраля, признана праздничным днем. Это праздник ветеранов боевых действий, а также День памяти и скорби о погибших на той войне воинах-нтернационалистах, исполнявших интернациональный долг за пределами границ своей Родины.

А началась эта необъявленная война в декабре 1979 года, когда в ответ на неоднократные просьбы афганского руководства об оказании военной помощи было принято секретное решение политбюро ЦК КПСС о вводе в Афганистан ограниченного контингента советских войск. За десять лет через Афганскую войну, следуя присяге, прошли свыше 600 тыс. солдат и офицеров из всех республик бывшего Советского Союза. 15 тыс. военнослужащих, выполняя свой армейский долг, отдали собственные жизни.

Встреча однополчан.

«Я находился в Афганистане с 1979 по 1980 год, — вспоминает уроженец Тюлькубасского района, заместитель председателя Союза ветеранов и инвалидов войны в Афганистане г. Шымкента Е. Алиев. — Мне тогда было 19 лет, к этому времени я год отслужил в спортивной роте в Венгрии, куда был призван из Тюлькубасского района. Был пулеметчиком, то есть уже, можно сказать, готовым бойцом.

Е. Алиев.

И вот 29 декабря нас привезли из Венгрии в Ташкент, оттуда на военных машинах — в Термез. Там нас уже ждали БТРы. Мы получили технику и новые автоматы АК-74. Около недели в Термезе были подготовка и распределение, а 5 января на понтонных мостах мы пересекли Амударью, и в четыре часа утра наш 191-й полк по плохо асфальтированной дороге отправился в Мазари-Шариф. Спустя две недели — в Нахрен, где мы месяц охраняли нефтеперегонный завод, а затем через Кабул отправились в провинцию Газни, где и стоял наш полк. В 40 км от Газни, за горным перевалом, был Пакистан. Там находилась учебная база душманов. Наша разведка узнавала, в какой день группа бандформирований планирует зайти в Газни для карательной операции. Нашей основной задачей было встречать эти бандформирования в горах, окружать и уничтожать, не позволяя пересечь границу. Этим мы и занимались в течение года.

Кроме того, в каждой части были строительные батальоны, которые в это время восстанавливали разрушенные здания и дороги. А еще мы развозили по дальним кишлакам и раздавали людям поступавшую гуманитарную помощь: продукты, медикаменты. И делали это от чистого сердца. Ведь Афганистан — очень бедная страна, и люди там живут так, что не позавидуешь.

Если говорить о потерях, то они, конечно, были. За год, когда я там был, погибли около 200 однополчан, сотни были ранены. Кроме того, много было заболевших тифом, желтухой, малярией, ведь душманы травили в реках воду, а мы эту воду вынуждены были использовать. Страшно ли было? Конечно. В первую очередь потому, что мы в глаза не знали врага. Бывало, едешь мимо кишлака колонной, и тут из какого-нибудь дома, из-за дувалов начинают по нам стрелять. Особенно тяжело это воспринималось в первое время, потом, конечно, привыкли.

Никогда не забуду, как первый раз мне пришлось убить человека. Мы шли шеренгой по задаче командира роты, расстояние в шеренге между нами десять метров. Шли в камышах выше человеческого роста, поэтому друг друга не видно. На пути попалась узкая речка, я хотел ее перепрыгнуть, для этого пришлось отступить назад, чтобы разбежаться. Буквально на несколько секунд оглянулся, чтобы посмотреть, куда шагнуть, поворачиваюсь, а в меня целится душман, крупный мужчина лет 50-ти. Спасло только то, что у него случилась осечка, и за две-три секунды, пока он щелкал затвором, у меня перед глазами, как говорится, пролетела вся жизнь. Думаю: все, если не выстрелить в него, сам погибну. Поэтому я закрыл глаза и всю обойму в него выпустил, палец как будто прилип, не мог остановиться. А когда открыл глаза, увидел, что он уже упал в речку. Это было для меня кошмаром, лет пять-шесть он мне снился. Но правильно говорят, что человек ко всему привыкает. И я привык. Потом и в меня стреляли, и я стрелял. Это война…

Справка «ЮК» 

Вывод советских войск из Афганистана начался 15 мая 1988 года в соответствии с заключенными 14 апреля 1988 года Женевскими соглашениями о политическом урегулировании положения вокруг ДРА. Советский Союз обязался вывести свой контингент в девятимесячный срок, то есть до 15 февраля 1989 года. Операция по выводу войск постоянно подвергалась атакам со стороны душманов (моджахедов). По информации газеты «Вашингтон пост», за период вывода были убиты 523 советских солдата.

Помню и такой случай: мы попали под обстрел собственных вертолетов, которые должны были во время одной операции поддерживать нас с воздуха. Предполагалось, что мы будем идти по хребту, но из-за ошибки командира роты пошли ниже, по ущелью. В вертолетах решили, что это душманы за нами охотятся и открыли огонь. У меня после этого обстрела три дня из ушей шла кровь, ничего не слышал. А в 2008 году совсем перестал слышать левым ухом.

В общем, на родину вернулся 24 января 1981 года. Но билет купил не домой, а в Кызылорду, потому что мой близкий друг и однополчанин, с которым я сдружился еще в Венгрии на одной из боевых операций в ущелье Ургунь в Газни, получил ранение. Он был комиссован и уехал домой раньше меня, очень хотелось узнать, как он? Ведь ему оторвало три пальца прямо на моих глазах. Помню, я тогда, как положено пулеметчику, шел немного позади и после двух с половиной часов боя, когда дым развеялся, увидел его примерно в 50 метрах впереди. Лицо у друга было совершенно белым. Бегу к нему, кричу: «Что случилось?» Вижу, мне однополчане руками машут, думаю, что такое, смотрю, прямо рядом с моими ногами пули в пыль сыплются: в меня кто-то стреляет, тогда я лег и пополз к нему. А у него с ладони кровь льется, и пальцы висят, непонятно, на чем держатся. У нас у всех были с собой аптечки, я ему сделал два укола демидрола, наложил жгут и забинтовал руку. После этого его отправили в госпиталь, а затем — домой. Руку ему спасли, правда, полноценно пользоваться он ею так больше и не смог.

Сейчас он профессор филологических наук, преподает и живет в Алматы. Бесконечно рад, что оба вернулись живыми. Мы с ним и сейчас часто видимся. А тогда, когда вернулся домой в Тюлькубас, еще не раз слышал, что ребят будут отправлять в Афганистан. Все думал: сколько же еще эта война продлится? Скольким еще ребятам придется пройти через все это? А потом и цинковые гробы стали приходить.

Первыми погибшими из Южного Казахстана стали Курбантай Расулметов (погиб 27.12.1979 года), Олег Герасименко (погиб 25.10.1980 года), Юрий Костромин (погиб 22.12.1980 года), Жорж Ережепов (погиб 14.03.1980 года), Серик Ахметов (погиб 28.05.1980 года), Давлятбек Исмаилов (погиб 05.07.1980 года), Михаил Бородай (12.10.1980 года) — это все ребята из Шымкента. А в нашем Тюлькубасском районе первым в 1982 году похоронили Рамазана Абашева. Да, вот уже 35 лет прошло, как закончилась эта война, а в памяти все сохранилось, как будто было вчера.

Конечно, не просто было возвращаться потом к обычной жизни. Даже появился термин — «афганский синдром». В нем виновата контузия, а оттуда практически все возвращались контуженными, был и страх погибнуть, попасть в плен. В общем, причин подорвать психическое здоровье на войне немало. Понятно, если здоровье подводит, нервы шалят, то и на работу сложно устроиться, а устроившись, удержаться.

Р. Махмудов.

Вот поэтому и начали создаваться Союзы ветеранов и инвалидов войны в Афганистане, чтобы помогать и поддерживать тех, кто в этом нуждался. Сначала у нас был создан областной совет, в который входили все районные советы ветеранов и инвалидов войны в Афганистане. В нем состояли почти 900 бывших «афганцев». А когда в 2019 году Шымкент и область разделили, я уже жил в мегаполисе, то мы создали свою организацию. В ней на сегодня числятся 235 человек. Конечно, мы занимаемся не только своими проблемами, но и активно участвуем в общественной и политической жизни, работаем с молодежью и подростками. С середины января до конца марта во всех школах, вузах и колледжах постоянно проходят встречи с учениками и студентами. Мы рассказываем им об Афганистане, о том, как исполняли свой интернациональный долг.

Был у нас очень полезный, на мой взгляд, проект. В Бургулюке все, наверное, знают, есть лагерь «Робинзон». В 2005-2014 годах с 5 по 15 июня на десять дней мы совместно с управлением образования и военчастью №6506, акиматом, военруками-«афганцами» собирали туда по 100-120 трудных подростков из всех школ области. Создавали из этих пацанов несколько отделений, командирами были «афганцы», которые обучали ребят военной подготовке. Дисциплина была строгая, режим суровый: в шесть утра подъем, марш-бросок, разборка-сборка автомата и другие полезные занятия. Ребята, конечно, сильно уставали физически, но им все очень нравилось. Но в 2014 году «Робинзон» закрыли на ремонт, который шел три года. Сколько раз за это время подростки приходили к нам и звонили, ждали, когда же возобновится наша школа юных бойцов, не подсчитать.

Но в 2019 году «Робинзон» перешел в ведомство областного управления образования. С тех пор к кому бы мы ни обращались, вот уже десять лет ничего не можем сделать, а ведь результаты этой работы были очень заметны. Примерно столько же лет никак не можем пробить еще одно свое предложение: в каждую школу назначить по одному «афганцу» на должность заместителя директора по военно-патриотическому воспитанию. Ведь если наши ребята возьмут под свой контроль подростков, то и дисциплина, думаю, улучшится, правонарушений среди несовершеннолетних станет гораздо меньше, а уж торговцы наркотиками вообще будут учебные заведения стороной обходить. Но, видимо, те, от кого зависит принятие решений, смотрят на все иначе. Увы, годы берут свое, но мы еще вполне можем послужить нашей стране. Жаль, что наши знания, навыки и патриотизм остаются не в полной мере востребованными».

Справка «ЮК» 

За успешное выполнение заданий командования во время войны в Афганистане более 200 тыс. военнослужащих были награждены государственными наградами, 85 – удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Председатель Союза ветеранов и инвалидов войны в Афганистане Сайрамского района Р. Махмудов, преподаватель НВП в школе им. Суранши батыра, служил в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане в Шинданде в 1981-1983 годах в роте охраны особого назначения. Имеет боевые и правительственные награды.

Р. Махмудов со своим однополчанином В. Кузнецовым, 1982 год.

«Наша рота осуществляла безопасность передвижения войск, — рассказывает Рашид Рамизович. — По 10-15 человек нас с боевой техникой распределяли по точкам, которые находились друг от друга на расстоянии от 30 до 50 километров. При передвижении войск мы двигались вместе с ними от точки до точки, где передавали следующей группе. Таким образом мы сопровождали колонны, защищая их от внезапного нападения. В основном это было необходимо по соседству с так называемой «зеленкой» — местностью, где росли деревья и кустарники. Обычно именно в таких местах и начинались сильные обстрелы. На точках, бывало, приходилось оставаться неделями, месяцами. Конечно, война есть война. Было страшное, была боль потери близких друзей, то, чего никому в таком молодом возрасте не надо было бы знать. Так что те, кто служил в Афганистане, знают о жизни и смерти больше, чем их ровесники. Одно могу сказать: все наши ребята честно выполняли свой интернациональный долг, показали всему миру доблесть и отвагу. Среди них много героев, в том числе три Героя Советского Союза в Туркестанской области.

Например, наш однополчанин Умарали Хайтметов, окончивший до армии курсы шоферов, во время войны в Афганистане был водителем, возил командира. Во время одной из поездок командир попросил его остановить машину, чтобы осмотреть местность. Отошел на несколько метров и подорвался на мине. Ему оторвало ногу. Тогда этот простой сельский 18-летний мальчишка, увидев, что командир жив, вытащил его из ямы, образовавшейся после взрыва, наложил на ногу жгут, сделал укол, перетащил в машину и отвез в ближайший госпиталь. За спасение жизни офицера он был награжден орденом Красной Звезды.

Еще один однополчанин, получив пулевое ранение во время боя, был комиссован, но попросил вернуть его после госпиталя в часть, чтобы демобилизоваться вместе с другими. И таких примеров можно привести очень много. Только в нашем районе среди воинов-«афганцев» семеро награждены орденом Красной Звезды.

Е. Алиев со своим командиром М. Молочко. Поровинция Газни, 1980 год.

Знаю, что за время, прошедшее с момента окончания военных операций советских войск в Афганистане, не раз давались неоднозначные оценки целесообразности ввода нашего ограниченного контингента. Но никто из тех, кому пришлось воевать в Афганистане, не выбирал такой судьбы. Это время выбрало нас, четко разделило нашу жизнь на «до» и «после» и поставило две цели: не забыть того, что было в Афгане, павших в бою и умерших от ран и болезней товарищей. И чтобы никогда подобное не произошло дома! Уверен, что каждый из нас отдаст все силы для достижения этих целей.

Если говорить о себе, то могу сказать, что для меня, пожалуй, самым страшным было даже не то, что я видел и пережил в Афганистане. А то, что с этой войны не вернулся мой школьный товарищ и сосед, с которым мы вместе попали в Афганистан, но в разные роты. Я вернулся, а он там через полтора года погиб. Мне было очень тяжело пойти к его родителям, где я всегда был желанным гостем. Не представлял, как зайти, что сказать, как так, я вернулся, а он нет? И до сих пор живу из-за этого с чувством вины, хотя понимаю, что ничего не мог поделать. Так что я убежден: неважно маленькая война или большая. Это всегда потери человеческих жизней. Поэтому мы в неоплатном долгу перед теми, кого там оставили, и наш святой долг проявить заботу о тех, кто имеет физические и духовные раны.

Справка «ЮК»

Казахстанцы участвовали в афганском военном конфликте в составе советского военного контингента. Число военнослужащих из Казахстана, направленных для выполнения интернационального долга в Афганистан с 1979 по 1989 год, около 22 тыс. человек. За десять лет войны погибли более 900 человек, 1 770 получили ранения, 23 пропали без вести. В данный момент в Казахстане проживают более 15 тыс. воинов-интернационалистов.

Поэтому основной целью наша организация считает морально-психологическую реабилитацию воинов-«афганцев» и оказание им и их семьям всяческой помощи. У нас в районе 151 воин-«афганец», почти все болеют, многие из них инвалиды, и каждый имеет боевые награды. Каждый год мы теряем очень много однополчан, наших братьев по оружию. Как правильно сказал председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете Глав Правительств государств-участников СНГ Александр Ковалев, «эхо» Афгана слышно до сих пор.

Прошедшие эту войну ребята умирают, и мирные потери после Афгана уже намного превысили потери, которые мы понесли там.

Несмотря на это, наши ребята постоянно занимаются воспитанием молодежи, принимают активное участие в работе с призывниками. Для более серьезной работы, к сожалению, мы не располагаем собственным помещением. Конечно же, хотелось бы рассчитывать на большую помощь государства, чем 21 тысячу тенге компенсации, которую «афганцы» сейчас получают. А то, что приходится платить медицинскую страховку, вообще считаю унизительным. Как можно требовать от тех, кто воевал, деньги за лечение? Это очень больно. Учитывая все это, мы хотим, чтобы нам присвоили статус участника войны. Не знаю только, успеем ли мы этого добиться? Очень хочется в это верить».

 

Ирина Притула

фото автора и из личного архива
Е. Алиева и Р. Махмудова

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *