От «Грузаренды» до совхоза «Пахта-Арал»

23 Ноя 2022 12:55
Количество просмотров: 757

Из истории освоения Голодной степи

Один из красивейших, зеленых и благоустроенных населенных пунктов области поселок Атакент в Мактааральском районе (бывший Ильич, центр совхоза «Пахта-Арал») через три года может отметить вековую дату: именно здесь была заложена в 1925 году центральная усадьба.

Первым председателем сельсовета стал Федор Федорович Семенов, матрос с крейсера «Варяг». Проработал он в совхозе свыше трех десятков лет.

Освоение Голодной степи на юге началось гораздо раньше. Не на пустом месте появился «Пахта-Арал». И атакентцы вправе выбирать самую главную юбилейную дату, чтобы вспомнить тех, кто пришел на неосвоенные земли. Пришел, чтобы преобразовать их умеючи. Или же просто потому, что привлекло степное раздолье, с которого можно было легко получить выгоду.

Несмотря на известность в СССР хлопкового гиганта ордена Ленина совхоза-техникума «Пахта-Арал», история его появления на голодностепских землях оставалась неизученной. Тем не менее связывали ее, без подробностей, с «Грузарендой», от которой земля и имущество перешли к новому агроформированию. Но не с легкостью это удалось сделать.

Однако даже в таком солидном учреждении, как государственный музей истории хлопководства, единственном в Казахстане, открытом несколько десятилетий тому назад на территории
совхоза, есть лишь несколько строк о «Грузаренде».

Стоит, видимо, начать изучение вопроса о появлении грузин в нашей области с Декрета от 17 мая 1918 года об ассигновании 50 миллионов рублей на оросительные работы в Туркестанском крае, подписанного В. И. Лениным, и об организации этих работ. Первые строки этого исторического документа объясняли цель его появления: «Утвердить план работ по увеличению обеспечения русской текстильной промышленности хлопком, заключающийся: а) в орошении 500 тысяч десятин голодной степи Ходжентского уезда Самаркандской области и в обеспечении головными сооружениями ирригационной системы, охватывающей площади в 40 тысяч десятин Данверзинской степи…»

В 1922 году по указанию В. И. Ленина управлением водного хозяйства СССР был составлен пятилетний план реконструкции водного хозяйства в хлопководческих районах Средней Азии.

«Вот тут и появилась «Грузаренда — предшественница будущего хлопкового гиганта в СССР ордена Ленина совхоза-техникума «Пахта-Арал». Производство хлопка в нем в урожайные годы достигало в год свыше 25 тысяч тонн — больше, чем в некоторых нынешних хлопковых районах. Кстати, Ербол Турганбаев, аким Мактааральского сельского округа, это территория бывшего
совхоза, сообщил, что в нынешнем хлопковом году здесь вырастили урожай в 20 тысяч тонн хлопка.

Но вернемся к «Грузаренде». Документы о ней обнаружены в областном государственном архиве не без участия Х. Кичкембаевой, опытного архивиста. Пользуясь случаем, поздравляем Халиму Хайрулловну с заслуженной наградой — медалью «Ерен еңбегi үшiн».

Из документа за №1705 под названием «По вопросу о «Пахта-Арале» (он датирован 1 января 1926 года и был предназначен для Сыр-Дарьинского губернского исполнительного комитета) следует, что «во второй половине 1922 года в кругу работников бывшего Туркнаркомзема рождается мысль об организации крупного хлопкового совхоза в голодностепском районе». Тем не менее впоследствии было отмечено, что «нет в настоящее время документов в распоряжении губернского земельного управления по этому вопросу, поэтому не дают представления о тех мотивах, которые клались в основание этой мысли». Но мотивы уже изначально были заложены в Ленинском Декрете — осваивать земли для производства хлопка для текстильной промышленности.

Между тем, отмечается в документе, «с 1922 года в голодностепском районе началась массовая сдача в аренду частникам даже тех земель, кои еще в дореволюционное время являлись ГЗИ и кои для полного своего орошения требовали хотя бы некапитальных затрат». В это время в Туркнаркомзем обратилась, как указано в документе, «мощная организация «Грузинское представительство в ТуркССР», перед которой советская власть в Туркестане не устояла, но оговорила в договоре от 23 декабря 1922 года о непременной хлопковой направленности. Чтобы понять, почему в 1926 году, когда на бывших землях «Грузаренды» в 1924 году уже был создан совхоз «Пахта-Арал», власть вернулась к арендатору, надо рассмотреть некоторые пункты договора.

По договору частью аренды была территория земель обществ «Угри», «Янги» и «Уразгельды» Ирджарской волости (бывшего Голодностепского уезда). Не спрашивали у чайрикеров (бывших батраков), согласны ли они на передачу их 3100 десятин земли «Грузаренде», которые, между прочим, орошались водами арыков, вырытыми чайрикерами. Власть уговорила бедняков работать на чайрикерских началах в «Грузаренде», пообещав в 1923 году переселить их на новые земли, орошаемые за счет казны. «Чайрикерские начала» — это когда не весь выращенный урожай доставался производителям.

Вся площадь аренды была в пределах «от 57 до 67 версты правой стороны левой ветви Голодностепского канала». Общая площадь по договору должна была составлять 10 тысяч десятин на срок 15 лет. Но, как показали впоследствии исследования, «Грузаренда» прихватила гораздо большую площадь, которая фактически составляла 10 904 десятины. Сами не обрабатывали всю землю и другим не давали. Значительная часть арендованной земли пустовала.

Как договорились расплачиваться с государством за аренду земли? В первый год ничего не платить. «Затем ежегодное внесение взноса в первом квартале», а вот какой суммой это выражалось, не уточняется. В документе, адресованном Сыр-Дарьинскому губернскому исполнительному комитету, сообщается, что в последующие десять лет расчет должен быть еще и натурой: с каждой засеянной десятины земли государство будет иметь по одному пуду хлопка, три пуда зерновых, четыре пуда сенокосных.

В последние четыре года аренды натуральный взнос возрастал: 4,5 пуда хлопка, по 6 — зерна и по 30 — сена. Не менее одной трети земли должно было засеваться хлопчатником, а одна шестая культивируемой площади — люцерной. То есть заранее оговаривалось соблюдение хлопково-люцернового севооборота, чтобы ни одна культура, став монопольной, не подорвала плодородие почвы.

Однако важной в договоре была все-таки прокладка водосборной и водосбросной сети внутри арендованных земель, без которой голодностепская земля не могла дать хороших урожаев.

А начинать надо было с магистрального сброса. И лишь после этого приступать к созданию мелкой оросительной сети на арендуемых участках. Проекты, как отмечено в договоре, подготовят для утверждения Водхоза Наркомзема к 1 июля 1923 года. Далее, как отмечается в докладе губернскому исполнительному комитету, «в пункте 11 имеются неоговоренные поправки, изменяющие смысл приведенного обязательства «Грузаренды». Аренда выплачивалась с обрабатываемой площади, а не со всей в ущерб сдатчику земли, но с выгодой арендатора. Грузинское представительство вело хозяйство в основном на чайрикерских началах, причем на кабальных условиях: получая с изъятых земель куш, оно выплачивало бывшим батракам крохи от урожаев. Отсутствовали какие-либо агромероприятия. Кроме того, что аренда вовремя не вносилась, не представлялся проект ирригации. Происходило засоление земель из-за отсутствия водосбросов, не использовался севооборот. Поля засевались некачественными семенами.

Между тем Грузинское представительство все-таки протянуло ороситель с подвешенной площадью в 4 382 десятины. Но фактически сельхозкультурами засевалось лишь 3 498 десятин, даже не вся орошаемая площадь. Из них хлопчатником — 2 403 десятины, зерновыми — 1 058, а люцерной — 37. Стоимость всей произведенной работы оценивалась в 247 тысяч 842 рубля 95 копеек, а возведение различных построек — всего в 43 тысячи рублей. Грузинское представительство затратило на благоустройство земли 325 тысяч 515 рублей. Не очень удачная система хозяйствования привела к тому, что арендодатель стал искать, кому передать земли. И нашел. Им стал «Узхлопком». Договор между ним и правительством Грузии был заключен 23 октября 1924 года, он предусматривал передачу земель, живого и натурального имущества.

Но вернемся к Грузии. Итогом деятельности «Грузаренды» стал долг в 21 988 рублей 95 копеек, «выбиванием» которого государство занялось всерьез уже после того, как на землях «Грузаренды» создали совхоз «Пахта-Арал». К этому времени Экономическое представительство Грузинской Республики было ликвидировано, передав свои функции представительству ВСНХ Грузии в Средней Азии. «Мною, — писал Бураев, заведующий отделом земле-устройства губземуправления, — от имени «Казпредставительства» написано и вручено представительству ВСНХ Грузинской Республики предложение о необходимости решения срочного внесения указанной выше суммы. За выездом представителя товарища Джапаридзе в Тифлис окончательное решение этого вопроса отложено по приезду последнего».

«Принимая аренду, «Узхлопком» компенсировал затраты Грузии по орошению и возведению построек, уплату за живой и мертвый инвентарь, а также долги чайрикеров по ссудам и арендам. Общая сумма этой компенсации по понесенным Грузией затратам такая: по устройству ирригации — 247 842 рубля 95 копеек, на постройки — 43 000 рублей, по инвентарю — 35 672 рубля 05 копеек. По ссудам и арендам чайрикеров в 1925 году, полученным «Узхлопкомом» от них, — 440 398 рублей 95 копеек». Но была в этой компенсации одна хитрость, к которой вернемся позже.

Авторы доклада в Сыр-Дарьинский губисполком говорят о «своем недоумении создавшейся ситуации»: почему не было контроля за деятельностью «Узхлопкома»? Эту обязанность приняло на себя «Казпредставительство», «аппарат которого не был приспособлен к такому роду функциям. Результатом этого явилось постановление совещания от 4 марта 1925 года в силу коего «Узхлопком» считает, что он, согласно п. 3 договора с Грузией, от взносов аренды в 1925 году освобождается».

Вот эта хитрость. Землю забрал в аренду всю, а платил только с обрабатываемой. Только добросовестное отношение к порученному делу товарища Бураева, потратившего на командировку в совхоз «Пахта-Арал» не только семь рабочих дней, но еще и три праздничных, дало возможность более или менее разобраться, что сделали арендаторы с голодностепской землей: брали много, а осилили мало. Договорились между собой не платить аренду за всю взятую землю.

«У нас есть данные, что в итоге «Грузаренда» передала «Узхлопкому», — говорит Сивинч Хамедова, хранитель фондов музея истории хлопководства, который, кстати, находится в центре поселка Атакент. — Усилиями «Грузаренды» прокопано 11,3 км магистрального канала, водами которого орошалось 3 136 десятин земли, хлопчатником засевалось 2 626 десятин, построено 910 квадратных метров хозяйственных помещений и 563 квадратных метра жилья».

Тем не менее «Узхлопком», если сравнивать с «Грузарендой», улучшил ситуацию: стало больше использоваться арендованных земель, еще и механизмы применялись на обработке посевов.

Поля засевались более качественными семенами. Однако долг «Грузаренды» так и продолжал висеть мертвым грузом. «Узхлопком» тоже, как уже было отмечено, не платил за всю арендованную землю.

В областном государственном архиве пока не обнаружены документы (и есть ли они на самом деле?), получило ли государство долги от Грузии и «Узхлопкома?»

Из старожилов Атакента, которые могли бы рассказать о пребывании здесь первых крупных арендаторов, никого не осталось. А что передается из уст в уста?

Мой давний товарищ, бывший управляющий отделением «Правда» (впоследствии «Азаттык») совхоза «Пахтаарал» (уже так писалось название хлопкового гиганта) Магомед Хамедов, передал мне воспоминание своего коллеги по отделению имени Дзержинского Рудольфа Владимировича Нежидова:

«Грузины сразу наняли себе прислугу. Мама Рудольфа Владимировича работала у них официанткой. Трапезничали за столом, покрытым белой скатертью, ели не только ложкой, но и вилкой, помогая ножом, что было в диковинку в то время. Но что грузины сделали за два года, мало кто знает. И почему в конце концов отказались от аренды, тоже осталось белым пятном в истории совхоза».

«Сейчас уже не говорят: «Благодаря советской власти…», но факт остается фактом: за десятилетия существования совхоз-техникум «Пахтаарал» был превращен в лабораторию передового опыта в СССР, — рассказывает 83-летний Владимир Александрович Самохвалов, бывший председатель поселкового совета. — У нас проходили испытания тракторы, комбайны нового образца, новые сорта хлопчатника, приезжали на практику студенты университета Дружбы народов имени Патриса Лумумбы, сейчас это российское учебное заведение называется РУДН».

Каким красивым стал поселок, где создана торговая и социальная инфраструктура! Атакент географически расположен в очень удобном месте, у большой дороги, что привлекает население: в нем проживает людей больше, чем в административном центре Мактааральского района поселке Мырзакенте.

Какова роль «Грузаренды» в истории «Пахтаарала»? Это была первая крупная организация, которая пыталась облагородить голодностепскую землю на нашей территории. И сделала это, как умела. А совхоз «Пахтаарал» с первоклассными специалистами (из него вышли знаменитые ученые) и трудолюбивыми людьми доказал, как это можно сделать лучше всех в СССР!

 

 

Людмила Ковалева

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *