Памятники истории: уничтожаем, охраняя…

24 Авг 2020 16:48
Количество просмотров: 370

Заместитель акима Туркестанской области С. Калкаманов провел экстренное zoom-заседание комиссии по охране памятников. Причиной
внеочередного совещания стало строительство на памятнике археологии Караултобе в Ордабасинском районе.

Кроме вышеназванной проблемы, были обсуждены еще два вопроса. Но на них мы останавливаться не будем. Обратим свое внимание на общее состояние и сохранность памятников в Туркестанской области.

Для объективной картины обратимся к ученым-археологам, которые не первый год с горечью констатируют исчезновение нашего культурного наследия в результате хозяйственной деятельности человека.

Б. Байтанаев, академик, директор института археологии им. А. Маргулана:

Охрана памятников — это системная проблема. Все идет от Министерства культуры. Новый закон об охране памятников освобождает министерство от какой-либо ответственности. Об этом говорили еще на стадии рассмотрения проекта закона. Если честно, то этот документ ограждает министерство от проблем.

С новым законом ничего не изменилось. Положение осталось прежним. Ситуация с охраной памятников плохая, и улучшений не предвидится. Памятники разрушаются, их разрушают.

В новом законе из-за своей безграмотности разработчики используют термин «сакральный». Памятник не может быть сакральным. Памятник — это предмет материальной культуры, но никак не духовной. Наш институт бился за то, чтобы это понятие было убрано из закона.

Для примера возьмем мавзолей Ясави. Изначально это была сакрализованная могила, которая позже превратилась в ханаку. Соответственно, появилась инфраструктура, то есть материальная часть.

Могила моего отца для меня сакральна. Поэтому из нее нужно сделать памятник? Картина может быть сакральной. Тоже памятник будем делать? Вот этого и не хочет понять Министерство культуры.

Наш институт работал над программой «Сакральная география Казахстана». Разработал критерии отбора объектов. Любой родничок или дерево могут быть сакральными. Но это не памятники истории и культуры! И в законе об охране культурного наследия это четко должно разграничиваться. Сакральность памятника — это лишь его составляющая.

К сожалению, в корпусе акимов нет никакой преемственности в работе по сохранению памятников археологии, истории и культуры.
Для примера. В Байдибекском районе есть аулие агаш — сакральное дерево, которому поклоняются. Спросите любого местного, и он скажет, что если поклонишься этому растению, сбудутся все твои желания. Или, допустим, терек аулие — очень интересное природное место, где повалены деревья. Но как мы можем эти объекты сделать памятниками истории и культуры? А все происходит потому, что в Министерстве культуры нет специалистов. По образованности мы скатились в 20-30-ые годы прошлого столетия. Еще раз подчеркну, не по количеству дипломов, а по ОБРАЗОВАННОСТИ.

Пандемия тоже показала, что в Казахстане наука и образование находятся ниже плинтуса. Один из последних министров культуры, известный своими перлами, окончательно уничтожил департамент сохранения культурного наследия. Мы – на девятом месте в мире по количеству памятников, но не имеем структуры, которая обязана сохранять культурное наследие. Для аналогии: убрать такой департамент все равно, что из государственной системы удалить прокуратуру. В систему управления у нас сегодня приходят молодые. Но, по моему мнению, таким специалистам только карьерный рост нужен. Немаловажный фактор в управлении — морально-психологическая подготовленность. А она у молодежи отсутствует. Не потому, что они глупые. А потому, что управленческий опыт может быть приобретен только с годами.

Для решения системных задач необходимы реформы, нужно восстановить Академию наук. Все полномочия по лицензированию археологических работ надо вернуть академии».

Во время заседания комиссии было высказано предложение провести ревизию оставшихся памятников и обновить свод, составленный в 1993 году, из которого многие давно сровнены с землей. Однако это предложение было отвергнуто в категорической форме, ведь у каждого районного и поселкового акима есть список памятников на его территории.

Сначала надо пояснить разницу между сводом и списком.

Свод памятников – это научно-справочное издание энциклопедического характера. В нем содержатся достоверные сведения о сохранившихся недвижимых памятниках археологии, истории и культуры, градостроительства и архитектуры, монументального искусства. Здесь указаны точные размеры, фотографии объектов. Фактически свод – это кодекс, которым должен руководствоваться любой человек, покусившийся на территорию, где находится памятник.

Что же такое список? Это просто бумага! Не имеющая никакой юридической силы. Есть на бумаге памятник – хорошо, уничтожили охраняемый государством объект – исправили список. Делов-то! Именно так и происходит с нашим культурным наследием. Проехала комиссия по районам области со списком, сверила дебит с кредитом. Если все сошлось – хорошо. Ну а не сошлось, изменили список, убрав то, чего уже нет. Так произошло с городищем Каратобе в районе ТЭЦ-3 Шымкента. Так происходит с каменными курганами и
петроглифами Боролдая. Никогда мы не увидим огромное городище Кайтпас, которое толком даже не было исследовано археологами. В результате добычи породы буквально на глазах исчезает уникальная сталактитовая пещера Сказка в Тюлькубасском районе. И так будет происходить дальше.

А. Донец, старший научный сотрудник отдела археологии областного историко-краеведческого музея:

Никакой список не защитит памятники. Это должен быть свод. Причем свод не только по области, но и по каждому району. И для всех акимов надо провести своеобразный ликбез. Как в школе, повесить карту с указанием памятников и показать, что есть на вверенной им территории. И еще сообщить, что ни дай бог кто-то самовольно, без привлечения специалистов, как это полагается по закону, начнет уничтожать памятник – это уголовно наказуемое деяние».

На деле выходит, что мало-мальский чиновник пренебрегает не только Конституцией страны, но и Международной конвенцией об охране всемирного культурного и природного наследия, которая вступила в силу в 1975 году и к которой присоединился Казахстан.

Понятно, что все памятники материальной культуры мы не сможем внести в список ЮНЕСКО, чтобы их охраняли международные организации. Но в таком случае нам необходимо пересмотреть Закон «Об охране памятников» и ужесточить наказание за их разрушение и уничтожение.

К тому же в Казахстане, согласно букве закона, за сохранность культурного наследия ответственен не только курирующий культуру заместитель акима, не говорим уже о гражданах страны. В Казахстане созданы государственные программы «Мәдени мұра» и «Рухани жаңғыру». Но опять же парадокс да и только. Эти программы сосредоточены исключительно на сакральных памятниках. Об этом уже высказал свое мнение академик Б. Байтанаев. А ведь в области есть масса других памятников, которые хоть и формально, но охраняются государством.

Насчет госпрограммы «Мәдени мұра» директор РГП «Қоғамдық келісім» С. Мажитов высказал верную мысль:

Следует сразу же оговориться, что цели и задачи этого сложного и интересного проекта в последующем должны работать на благо всех этносов, проживающих в Республике Казахстан. Для этого квинтэссенцией государственной политики в данном случае должна выступить способность граждан страны отличать культурфилософский подтекст подхода к строительству казахстанского общества от сиюминутных политических интересов культур отдельных слоев населения».

Посмотрите, в каком состоянии находятся православные храмы, построенные на рубеже XIX-XX веков? А ведь они могли бы стать местом не только паломничества, но и прекрасными туристическими объектами.

К сожалению, нам уже никогда не вернуть храм христиан-несториан, которые многие века проживали здесь в домонгольский период. Памятник в Сайраме просто сровняли с землей. И даже не подумали пригласить специалистов.

Любое строение, любой холмик, каменные изваяния, улицы, памятники — все, что касается нашей истории, требует бережного отношения.
Хорошо, что сегодня хоть кто-то озабочен проблемой сохранения нашего культурного наследия. В первую очередь это неравнодушные жители области. Именно по их сигналам собирается комиссия. А если бы таких сигналов не поступало?

Мы отказались от многих советских форм. В то время работала не комиссия, собирающаяся на заседания два раза в месяц, а целый отдел охраны памятников, который долгие годы возглавлял А. Грищенко. И работал этот отдел не от раза к разу, а системно, на постоянной основе. Кому теперь это надо, если любой местный аким вправе принять решение о строительстве очередной грандиозной стелы на памятнике истории или археологии. А закон? А не работает закон. Вот и весь ответ!

Авторская позиция заключена в призыве к сохранению памятников культуры и истории, ведь именно в них память о прошлом нашей Родины и прошлом нашего народа.

Строительные работы на шубаровском Караултобе.
Раскуроченный каменный курган на Боролдае.
Каратобе зимой в 2017 году.
Сейчас этого памятника уже нет.
Здесь было святилище христиан-несториан.

 

В. ПРИВАЛОВ
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *