Пить или не пить

8 Сен 2023 13:18
Количество просмотров: 895

Состояние водопроводной сети Кентау внушает серьезные опасения

В городе, стоящем на огромном подземном водоеме, нет поливной воды.

Сети водопровода — в состоянии перманентного ремонта.

У жителей есть серьезные опасения по поводу качества питьевой воды.

Нельзя сказать, что проблемы водоснабжения стотысячного города совсем не решаются.

Но решение одних вызывает другие. Для предотвращения подтопления жилых массивов Кентау был разработан проект понижения уровня подземных вод. На сегодняшний день
он частично реализован.

«Проект водопонижения, — говорит горный инженер Б. Гафуров, — предусматривал строительство Кентауского скважинного, Миргалимсайского шахтного дренажных водозаборов и бетонирование сбросного канала в водохранилище Коскорган.

Выполнение этого комплекса работ, на мой взгляд, недостаточно, так как параллельно возникнут проблемы с хозяйственно-питьевым водоснабжением Кентау-Туркестанского региона. По сбросному каналу, без всякого бетонирования, пропускали откачиваемую из шахт воду более 50 лет, и дома не подтапливались. Облагораживание территории города, конечно, нужно, но это другое дело».

История планирования водоотвода в Кентау интересна сама по себе. И очень туманна. Для некоторой ясности, нужно вернуться к ее началу.

24 ноября 2020 года в городском акимате состоялось совещание с участием акима города и компетентных специалистов. На нем обсуждался комплексный план по предотвращению подтопления города, хозяйственно-питьевому водоснабжению Кентау-Туркестанской зоны и орошению сельскохозяйственных земель, разработанный ОАО «Шымкентгидрогеология». План был одобрен. Однако на момент обсуждения уже был принят к реализации совершенно иной план.

«Об этом представители акимата, — рассказал Б. Гафуров, — нас не проинформировали. Тот проект хозпитьевого водоснабжения Кентау-Туркестанской зоны водами Миргалимсайского месторождения был разработан ООО «Ситизен». В то время как мы горячо и подробно обсуждали с акимом и специалистами альтернативный проект, этот уже прошел госэкспертизу».

Причем прошел еще год назад: заключение №19-0017/19 ДСП от 19.09.2019 г.

По отзывам специалистов, этот проект, по сути, возобновление шахтного водоотлива в объеме 4025 куб. м/час из затопленных горных выработок свинцово-цинкового Миргалимсайского месторождения, где отработанные рудные блоки заложены хвостами горно-обогатительной фабрики в объеме 15 миллионов тонн. Они содержат опасные для здоровья вещества.

» Я свою трудовую деятельность начал на рудниках Миргалимсайского месторождения в 1976 году, — поясняет Б. Гафуров. — При приеме на работу в подземных условиях категорически запрещали употреблять рудничную воду и выдавали спецпитание на смену и при выходе со смены. К заработной плате прибавляли районный коэффициент в размере 30 процентов из-за вредных условий труда.

Выше четвертого горизонта рудник Миргалимсай дренируется водосливной штольней. К акту ее приемки прилагается «Гарантийный паспорт» качества строительно-монтажных работ от 11.12.2007 года, в котором гарантийный срок определен в пять лет с момента ввода в эксплуатацию. На сегодня эта штольня аварийная, целостность ее тела нарушена, имеются просадки, в общем, дальнейшая ее эксплуатация может привести к непредсказуемым чрезвычайным ситуациям, например, провалам почвы, которые уже случались в городе.

Для питьевого водоснабжения подземные воды по проекту добываются с глубины выше седьмого горизонта рудника Миргалимсай. После ввода в действие Кентауского и Миргалимсайского дренажных водозаборов и новой водосливной штольни эта часть рудника пересохнет. Да и сама возможность добычи 4025 куб. м/час в вегетационный период с этой глубины также вызывает сомнения».

Вопрос обеспечения Кентау питьевой и поливной водой поднимался ветеранами комбината «Ачполиметалл» и жителями города много раз. Создавались рабочие группы и комиссии. Но никакого влияния на ход дел они не оказали. Хотя формально «общественные слушания» наверняка проводились.

«В 2021 году реализован проект «Строительство магистрального водовода от города Кентау до резервуара в городе Туркестане», — продолжает Б. Гафуров, — c откачкой воды из Миргалимсайского водозабора для хозпитьевого водоснабжения городов Кентау, Туркестана и прилегающих населенных пунктов. В акимате нам представили только заключение госэкспертизы ООО «Ситизен» от 19.09.2019 года. По сути, это откачка воды потребителям из многомиллионного объема выработанного пространства свинцово-цинкового месторождения, заполненного гидрозакладкой из хвостов обогатительной фабрики, содержащих реагенты, в том числе цианиды. Акиматом Кентау, исполнителями проекта при обращении не представлены материалы по методике отбора проб воды, их качеству согласно требованиям Водного кодекса и Закона «Об общественных слушаниях РК».

В марте 2022 г. начали реализовывать первый этап проекта «Строительство системы водопонижения в г. Кентау с подпиткой водохранилища Коскорган». В акимате представили только рабочий проект на бурение 14 эксплуатационных скважин в центральных жилых кварталах на глубину 300 метров для откачивания воды погружными насосами».

Сомнения есть и по возможности обеспечить устойчивое питьевое водоснабжение Кентау и Туркестана, после запуска водопонижения в соответствии с принятым к реализации проектом.

«У проекта водопонижения есть плюсы и минусы, — говорит директор ГКП «Ашысай су» Б. Мамадалиев. — Если восстановят систему полива, в Кентау снизится нагрузка на водопроводные сети. Сейчас в городе на полив идет водопроводная вода. Дорого и неэффективно, но деваться некуда. Другой просто нет. Что касается минусов, то даже если не считать дороговизну и сложность проекта, главный — реальная угроза питьевому водозабору. Если заработают их насосы в шахте Глубокая, уровень подземной воды упадет. Миргалимсай и Глубокая — в одной динамической водной воронке. Поэтому в целом к проекту у наших специалистов отношение критическое. Поставят насосы на глубину 100-125 метров, будут качать и все наши насосы осушат. Максимальный уровень подземной воды и так упал с 2021 года до 65 метров. У нас три насоса без этого уже встали. Сухие. В Миргалимсае на обеспечение Кентау работают три скважины. Насосы, установленные в них на глубины 57, 61 и 63 метра, до воды не достают. Если поставят глубинные, то все зависнут.

Проблемы усугубляются огрехами в проектировании питьевого водозабора для Кентау. На месторождении Миргалимсай 12 скважин. 11 построены в 2020-21 годах компанией «Каратас майнинг» — дочерней BI Group. Восемь — для Туркестана, три — для Кентау. Обошлись в восемь миллиардов тенге. Они уже сухие.

Для магистрального водовода на Кентау динамический уровень в проекте выбран неправильно. Проектировщики использовали данные о состоянии водяных пластов за 1989 год с отметкой 57 метров. Того, что уровень подземных вод с каждым годом понижается, не учли. Как следствие, расчет мощности трех насосов, качающих воду для Кентау, сделан неверно. При высотной отметке установки очистки питьевой воды 130 метров над уровнем моря и длине водовода три с половиной километра они просто не продавливают воду. Мы строителям доказываем, что постоянный ремонт этих насосов бессмыслен и ведет к лишним расходам по гарантийным обязательствам. Дешевле и эффективнее заменить их на более мощные. Пока понимания не нашли. Юридически они правы: так в проекте. Но нам вода нужна каждый день».

Сейчас два насоса на ремонте, один готовится, идет демонтаж. До конца сентября два обещают починить. Но насколько их хватит, неизвестно. Воду на Кентау подает один насос, на который в водоканале чуть ли не молятся. У него даже собственное имя есть. Говорят о нем исключительно уважительно.

«Наш Ганс, — рассказывает Б. Мамадалиев, — наше все. Если он встанет, встанет все. До сих пор он нас не подводил. Отработал без проблем свои гарантийные 20 лет. Не чета новым собратьям от BI Group. И только по истечении срока гарантии, с немецкой точностью, выдал первую поломку. Слава богу и нашим специалистам, ее удалось устранить за сутки. Но это время Кентау жил без питьевой воды. Запаса прочности у системы водоснабжения города нет».

Инициативная общественная группа коренных кентаусцев не раз обращала внимание властей на то, что имеются альтернативные варианты обеспечения города питьевой и поливной водой.

«В верховьях рек Баялдыр, Биресек, Хантаги, — говорит Б. Гафуров, — есть три одноименных скважинных водозабора хозпитьевого назначения с утвержденными эксплуатационными запасами подземных вод в количестве 92,4 тыс. куб. м/сутки (3850 куб. м/час) с возможностью увеличения водоотбора. По заданию эксплуатирующей организации ГКП «Ашысай су» в 2016 году ОАО «Шымкентгидрогеология» были составлены проекты промышленной разработки водозаборов Баялдыр и Биресек. Продвижений по реализации этих проектов нет до сих пор.

Имея источники самой чистой питьевой воды в Казахстане — горные подземные воды, жители Кентау-Туркестанской зоны вынуждены пить загрязненные воды Миргалимсайского и Карашикского месторождений.

На мой взгляд, принятые решения по хозпитьевому водоснабжению Кентау-Туркестанской зоны не соответствуют Указу Президента Республики Казахстан №762 от 29.09.2018 года — о концепции развития города Туркестана как культурно-духовного центра тюркского мира.

Поэтому я считаю, что необходимо скорректировать их в соответствии с протокольным решением от 24.11.2020 года, то есть выполнить альтернативные варианты комплексного плана водоотведения, орошения земель и хозпитьевого водоснабжения».

Сомнения местных жителей в качестве питьевой воды имеют основания. В Кентау четыре хвостохранилища — мест свалки отходов от химической обработки руды на обогатительной фабрике. Этими отходами в свое время забивались брошенные шахты Миргалимсая. Ничего полезного для человека, животных и растений в них не содержится.

Из заключения СЭН РК от 2001 г.:

«В пределах шахтного поля рудника Миргалимсай образовано 20080 тыс. куб. м пустот. Из них заложено: твердеющей закладкой 1244,2 тыс. куб. м, в т. ч. гидрозакладкой — 902,0 и сухой — 342,1 тыс. куб. м. В качестве закладочного материала использовались отвальные хвосты Миргалимсайской и Кентауской ОФ из Хантагинского хвостохранилища, содержащие токсичные вещества. При обогащении руд использовались токсичные флотореагенты: сернистый натрий, силикат натрия, алкил-сульфаты ксантогенат,Т-80,Т-60, сланцевая смола, цианиды, фенолы, олеиновая кислота и другие. При этом в хвостах остается от 10 до 15% общего расхода флотореагентов/…/ Тяжелые металлы, токсичные флотореагенты и их производные обнаружены и в подземных водах шахтного поля. Подземные воды заражены цианидами (0,1 ПДК), марганцем (до 37 ПДК) и фенолами (до 10 ПДК). Обнаружено высокое содержание органического углерода (до 5 ПДК) и жестокости (до 4 ПДК). По степени загрязнения, согласно критериям санитарно-гигиенической оценки опасности загрязнения питьевых вод, подземные воды относятся к классу чрезвычайно опасных».

«В нашем водопроводе, — говорит житель Кентау ветеран А. Юлдашев. — Течет смесь из скважинных вод Хантаги и Биресека с миргалимсайской водой. Пить этот коктейль я не рискую. Хотя, по заверениям СЭН и властей города, она пригодна. Как техническая, может быть. Но в то, что из шахт, забитых хвостами обогатительной фабрики с большим набором тяжелых металлов и прочих вредных веществ, добывается питьевая вода, не верю. Все проекты, которые реализованы и на сегодняшний день еще в работе, принимались закулисно, без привлечения местных специалистов, и осуществлялись второпях. Без учета их взаимного влияния и последствий».

Комплексная оценка состояния окружающей среды и здоровья населения г. Кентау и прилегающих населенных пунктов проводилась в 2019-2020 гг. по запросу сенатора А. Бектаева. Работала группа специалистов под руководством академиков РАН Н. Яковлева Н. и Г. Федорова. Было отобрано 175 проб воды из двух точек в 11 поселках. Проведено пять тысяч элементоопределений в течение года.

Анализы вредных для здоровья людей примесей в питьевой воде не выявили. Единственное отклонение от санитарных норм — превышение уровня жесткости воды в селе Карнак в 1,5, в Орангае — в 1,7 раза. Что не есть хорошо, но не смертельно.

Оснований не верить результатам еженедельного мониторинга состояния питьевой воды в Кентау городской СЭС, лабораторией «Ашысай су» и заключению ОВОС нет. У автора за год употребления этой воды явных мутаций не обнаружено. Остается принять версию, что за 20 лет, прошедших с составления республиканской санитарной службой своего заключения, то ли «хвосты» под землей стали белыми и пушистыми, то ли вода, проходящая сквозь них, не восприимчива к вредным примесям.

Что будет с питьевой водой в городе и окрестностях, если проект водопонижения все же доведут до конца и мощные насосы начнут забирать воду с больших глубин, большой вопрос. Судя по отсутствию у властей интереса к альтернативным вариантам решения водных проблем города, те, которые создаются прямо сейчас, будут героически преодолеваться. Опять в режиме повышенной секретности.

 

 

Игорь Лунин

фото автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *