Ради жизни

19 Июл 2022 10:54
Количество просмотров: 658

Глава государства К. Токаев на расширенном заседании Правительства указал на необходимость принять меры по защите детей от насилия и профилактике самоубийств. Президент напомнил, что объявил 2022-й Годом детей.

«В целом по стране снизилось количество суицидов среди детей и подростков. Но в Алматинской, Жамбылской, Костанайской и Мангистауской областях такие факты растут», — отметил Президент Казахстана.

По официальной информации, за шесть месяцев текущего года показатель детского суицида в Казахстане снижен на 38%. При этом, пожалуй, впервые среди областей, где отмечается рост подростковых самоубийств, не прозвучала Туркестанская. Снизить рост суицидов помогла большая комплексная работа.

Суицид среди подростков, как вирусное заболевание: всегда витает в воздухе, но поражает лишь тогда, когда появляется благоприятная среда. По статистике, чаще всего с жизнью решаются расстаться дети в возрасте от 10 до 14 лет, при этом около 80% — это дети из благополучных семей.

«Это трагедия для всех нас. Всем нам надо серьезно задуматься, почему дети идут на такой шаг. Наша общая задача — это воспитание нового поколения оптимистов, обладающих твердой волей к преодолению жизненных неурядиц», — сказал Президент страны К. Токаев на августовской конференции учителей в 2019 году.

В том же году в Туркестанской области был разработан целый комплекс мер по противодействию подростковому суициду. Как показывает практика, в совокупности они дали воодушевляющий результат. Ведь до нынешнего года Туркестанская область по числу подростковых самоубийств постоянно называлась в числе лидеров. Хотя методика расчета в абсолютных цифрах весьма спорная. Ведь наша область самая густонаселенная. Школьников в ней больше 500 тысяч, а молодежи до 29 лет вообще около миллиона. Так что, если пересчитать все на душу населения, взяв за основу 100 тысяч человек, как это с середины 90-х годов подсчитывается по рекомендации ВОЗ в мире, то статистика будет совсем другой. На первое место выйдет уже не Туркестанская, а Павлодарская область, где одни из самых лучших в стране показатели социально-экономического развития и уровня образования. Наша же область отступит почти в самый конец списка.
Дело вовсе не в рейтинге, а в том, что только правильные подсчеты дают возможность увидеть реальную картину и, следовательно, разобраться, в чем кроется причина.

Например, до тех пор, пока методика расчета количества суицидов велась в абсолютных цифрах, мировым лидером в антирейтинге подростковых самоубийств был Китай. Глядя на жизнь в этой стране, казалось, что справиться с суицидами можно, если повысить уровень благосостояния людей, улучшить инфраструктуру и уровень образования. Но вот правила подсчета изменились, количество суицидов стали рассчитывать на душу населения, и Китай покинул даже первую десятку.

По последним данным, она выглядит так: Гренландия, Гайана, Лесото, Россия, Литва, Суринам, Кот-д’Ивуар, Казахстан, Экваториальная Гвинея и Беларусь. А Финляндия, чей уровень образования признан одним из самых лучших в мире, оказалась не в самом конце печального списка, а заняла 34-е место. Это заставило специалистов задуматься о том, что искать первопричину нужно в чем-то другом, а не только в социальной незащищенности.

Так в чем же тогда кроется причина? Почему подростки решают расстаться с жизнью?

«В 2019 году я был председателем комиссии по делам несовершеннолетних, — вспоминает заместитель акима области С. Калкаманов. — Сталкиваясь с этой проблемой, я видел, что это настоящая эпидемия. Даже если мы находимся где-то в конце списка, это все равно трагедия, ведь речь идет о жизни ребенка. Я сам отец троих детей, и для меня это тоже зона риска. Мы с командой, в которую вошли представители образования, здравоохранения, аппарата акима области и правоохранительных органов, решили, что это вызов нам лично, начали думать, приглашать различные НПО, изучать лучшие практики. Надо сказать, что за эти годы нам удалось снизить количество суицидов примерно на 26-27 процентов. То есть это планомерный системный метод, который дает свои результаты.

Так, в 2018 году было зарегистрировано 106 случаев, в 2019-м — 81, в 2020-м — 81, в 2021-м — 70. Помню, в 2019 году, когда у меня была серия встреч с представителями НПО, один из аксакалов сказал: «Я не верю этим цифрам. Наши традиции не позволяют совершать самоубийство, это святотатство. Не верю, что у нас может быть так много самоубийств».

Тогда мы решили досконально разобрать каждый случай и действительно выявили небольшую, но погрешность. Как выяснилось, когда выезжает бригада скорой помощи, медики любой факт, если человек лишился жизни, записывают как суицид. Например, пятилетний ребенок выпивает уксус, перепутав его с водой. По сути, это смерть по неосторожности, а записывается как суицид. Или дети играют с привязанными к дереву веревками, делают из них, к примеру, качели. Кто-то срывается, запутывается и вешается. Эта смерть также фиксируется как суицид, хотя на деле ребенок и не думал заканчивать жизнь самоубийством. Поэтому мы каждый суицид рассматривали на заседании: в итоге, помимо неправильного учета, было выявлено еще несколько проблем. К слову, со второй половины прошлого года бригады скорой помощи начали уже вести более правильный учет и тщательнее рассматривать каждый случай.

Затем мы договорились с прокуратурой, что ни одно дело не закрывается, пока не выяснена причина суицида. Например, у нас был случай попытки суицида, когда ребенок зашел в сарай и повесился. Мать заподозрила неладное, побежала за ним, увидела в петле, сняла и откачала. А полицейские написали, что дело закрыто в связи с отсутствием состава преступления или по невыясненным причинам. Ну как же так: ребенок жив-здоров, разговаривает, а у него никто не выясняет, что его толкнуло на такой шаг!

К сожалению, чаще всего подобное замалчивание причин происходит по вине родителей, которые не хотят огласки. Конечно, для них, возможно, все понятно в том или ином конкретном случае, но для нас, для тех, кто стремится свести число суицидов до минимума, ничего не понятно, а значит, не понятно, как действовать. Какова была первопричина, чтобы ей противодействовать? Вот что нам необходимо знать.

Еще одна проблема — равнодушие местных исполнительных и правоохранительных органов, которые торопятся быстрее замять дело, чтобы не было разбирательств, не писать объяснительные. Например, ребенок совершает суицид дома, а наказывают директора, классного руководителя и психолога. За что?

Поэтому школы пытались всеми возможными способами скрыть подобные факты, и это не позволяло нам воссоздать полную картину.

И четвертое. Это некомпетентность психологов, классных руководителей, врачей, руководителей районных отделов образования и заместителей акимов, являющихся председателями районных комиссий по делам несовершеннолетних, которые не знают, как выяснить причину, если ребенок, оставшийся в живых, или родители того, кто совершил суицид, не хотят об этом рассказывать. Вот, казалось бы, благополучная семья: оба родителя работают, бабушки-дедушки есть, в семье достаток. А ребенок решает свести счеты с жизнью. В чем причина — не понятно.

В общем, после всех этих встреч мы начали работать с НПО. К нам с предложением пришла Гульжан Веротская, у нее есть своя частная психологическая служба.

Вместе с ней в 2019 году мы запустили многоплановый проект «Бестерек». В первую очередь обучили 1304 школьных педагога-психолога, знания которых были недостаточными, 185 директоров школ, 112 завучей и 124 психолога.

Следующим этапом стало составление ими психологических паспортов на каждого ребенка. Школьным психологам была представлена специальная методика, они провели анкетирование, беседы, и у нас выявилась группа риска детей, склонных к суицидальным поступкам, которую мы взяли на особый контроль. Еще этот проект интересен тем, что при невыяснении причин психологи делали опрос сверстников после каждого случая суицида и таким образом проясняли ситуацию.

Кроме того, был проведен анализ социальных сетей, в ходе которого выявлялись различные смертельные игры типа «Синий кит». Подобные страницы блокировались.

Я сам из семьи педагога. Мама у меня учителем французского языка работала в школе № 35 в Павлодаре, в районе химгородков. Район этот считался не самым спокойным, и многие дети были из неблагополучных семей. И мама, молодая учительница, став классным руководителем то ли восьмого, то ли девятого класса постоянно собирала в нашей однокомнатной квартире на пятом этаже всех своих учеников. И вечерами, и в выходные у нас всегда было полно детей. Девочки что-то шили, пекли, а пацаны с отцом (хотя он в школе не работал) что-то мастерили, играли на гитаре, в шахматы. Так она и довела их до выпускного класса. И все эти дети сейчас со всего мира на день рождения, День учителя и другие праздники отправляют маме открытки, созваниваются, общаются с ней в социальных сетях. Все они состоявшиеся люди и все благодарны ей за то, что она уделяла им столько времени.

Это натолкнуло меня на мысль выяснить, как в области поставлена работа классных руководителей. И оказалось, что была она в основном только в отчетах.

Мы начали большую работу с классными руководителями. Сначала объявили среди школьников конкурс сочинений «Мой классный руководитель», затем отправили учителей по домам ребят, чтобы определить их бытовые условия. Столкнулись с проблемой, когда родители не запускали педагогов в дом, подключили советы старейшин, которые стали сопровождать учителей.

Помимо этого, требовали видео- и фотоотчеты внеклассных занятий, поэтому классные руководители вынуждены были выполнять свои обязанности. Не говорю, что все в области стали это делать, но первые шаги есть. Таким образом, этот проект сыграл немаловажную роль.

Следующее направление — большая работа с детьми из группы риска. С ними уже стали работать психотерапевты, некоторых ребят отправили на медикаментозное лечение. То есть мы установили контакт между школьными психологами и медициной, началась совместная точечная работа.

Параллельно мы усилили дополнительное образование, что тоже значительно повлияло на ситуацию. Так, в 2018 году лидером среди районов по суицидам был Шардаринский. Местное руководство очень активно взялось за реализацию всех наших проектов, а также за детский и подростковый досуг. Отремонтировали дворец школьников, открыли в школах секции и кружки, начали развивать массовый спорт, организовали различные соревнования и спортивные игры, вышли даже на республиканский уровень. И, как результат, если в 2019 году Шардаринский район был одним из лидеров, то по итогам прошлого года здесь не зарегистрировано ни одного суицида среди подростков.

Еще одна немаловажная деталь — создание школьных спортивных команд. Ведь командный дух — антипод одиночеству и депрессии, подталкивающих подростка к мыслям о суициде. Поэтому мы начали развивать командные виды спорта. Было рекомендовано создать в каждой школе волейбольные, футбольные или баскетбольные команды. Мы экипировали их, после чего провели соревнования сначала среди сельских округов и городов, потом в рамках районов, а затем сильнейшие команды собрались в Туркестане и провели первую спартакиаду. Наряду с этим возродили турнир «Кожаный мяч». Так в школах появились настоящие лидеры, которые сплотили ученические коллективы.

Эти ребята позже вошли в молодежные крылья культурных центров и волонтерские движения, хорошо помогали в Мактаарале и Казыгурте.

Начали развивать среди подростков военно-патриотическое направление. В итоге в прошлом году Туркестанская область стала победителем республиканского соревнования «Патриоттық мекен» и получила Кубок министра обороны. В этом направлении сейчас лидируют арысцы.

Все это должно было отвлечь детей от суицидальных мыслей. Надо сказать, это сработало. Так, по дополнительному образованию было открыто 53 новых объекта, где сейчас занимаются 28 500 детей. В пришкольных кружках — 289 тысяч детей. Таким образом, дополнительным образованием у нас охвачены 300 тысяч детей из 500 тысяч, это 62,3 процента. В том числе 215 тысяч детей занимаются в спортивных секциях. Из них 13 — городские, 40 — сельские.

Кроме того, только в этом году проведено множество мероприятий, в которых мы постарались охватить всех детей. В их числе самое грандиозное, пожалуй, это Turan-balafest, который проходил с 23 мая по 2 июня, когда мы охватили 820 тысяч детей: 271 тысяча детсадовцев, 510 тысяч школьников. В мероприятии были задействованы и 37 990 учащихся колледжей.

В «Караван-сарае» мы собрали 15 тысяч ребят из всех районов и на День защиты детей провели большое мероприятие. Тогда более 2,5 тысячи мальчишек и девчонок одновременно играли на домбре, были организованы выставки детского творчества, выступления детских танцевальных коллективов и многое другое.
Еще одно очень важное направление работы — семья. Конечно, тому, что в последние годы родители почти полностью переложили ответственность за детей на школы, есть объяснение. Они считают, что в первую очередь нужно зарабатывать. Так, многие отцы уезжают на вахту, но тем не менее без родительского участия не обойтись. Поэтому мы создали Ассоциацию родителей, которая теперь ведет планомерную работу. В каждом населенном пункте открылись школы отцов, которых по области сейчас насчитывается 761, 900 советов аксакалов и советов матерей, которые теперь активно нам помогают. Очень тесно работаем в этом направлении с ЮНИСЕФ и ВОЗ. Недавно они приезжали и дали нашей работе высокую оценку».

Останавливаться на достигнутом, говорит С. Калкаманов, никто не собирается, но чтобы и дальше создавать для детей и подростков благоприятную среду, нужны деньги. Например, в таких крупных селах, как Карабулак, где население превышает 53 тысячи человек, было бы здорово открыть дома школьников. Подобных крупных сельских округов в области свыше ста.

«Если бы нам дали деньги, мы бы построили такие дома школьников, и дети смогли за минимальную плату заниматься в кружках и секциях, а малообеспеченные и многодетные — бесплатно, — говорит С. Калкаманов. — Самая большая сейчас проблема для нас — нехватка средств. Да, акимат помогает, насколько возможно, где-то подключаются спонсоры, но у нас в области сейчас почти нет крупных инвесторов, поэтому очень кстати были бы республиканские трансферты. При этом вкладываться в туркестанских детей профильные министерства могли бы уже потому, что каждый четвертый ребенок в Казахстане рождается именно в нашей области.

Уже сегодня во всех крупных городах страны на различных должностях трудятся выходцы из здешних мест.

Одному туркестанскому акимату столь крупных затрат, которые требуются, не потянуть. Конечно, спасибо огромное сенаторам и мажилисменам от нашей области, которые помогают отстаивать интересы туркестанских детей на уровне республики. Но это всегда стоит огромных усилий.

Наш регион на сегодня самый крупный, с самым большим количеством детей. В планах — открытие в Туркестане национального центра подготовки психологов или центра компетенций, где бы обучали тому, как снижать количество суицидов, как работать с такими детьми. Мы бы поделились своим опытом с другими регионами.

На мой взгляд, нам очень нужен Центр поддержки многодетных матерей. Им требуется помощь в социализации и трудоустройстве, необходимы тренинги по финансовой грамотности. Мы хотим в следующем году за счет имеющихся средств начать проводить такие тренинги. Нужны тренинги и по азам педагогики, чтобы учить родителей общаться с подростками, находить с ними общий язык.

В сельских округах нужно строить большие спортивные объекты, которые вместят всех желающих. Чаще открывать спортивные площадки, создавать дворовые клубы. Если мы будем заботиться о здоровье детей, об их психологическом состоянии и интересном досуге, то суицидальные мысли будут посещать их все меньше. Это делается, но всю работу нужно увеличить в разы. И опять все упирается в деньги.

Еще очень важна преемственность: если, удалось нащупать верное направление, по нему должны идти все, кто занимает или займет кресло руководителя».
Только в совокупности всех этих условий, а еще настойчивости и искреннем желании можно избавить ребенка от мыслей уйти из жизни.

Справка «ЮК»

По данным ВОЗ, Казахстан находится на 20 месте по количеству суицидов в мире. И на 10-м среди подростковых самоубийств. При этом наша страна занимает первое место в мире по количеству самоубийств среди девушек в возрасте от 15 до 19 лет. Низкий уровень суицида характерен для стран, исповедующих ислам (Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Бахрейн и др.), стран Южной Европы (Италия, Испания, Греция).
Средний уровень самоубийств характерен для Западных капиталистических стран (США, страны Бенилюкса, Франция) и высокоразвитых азиатских стран (Гонконг, Япония, Корея).

Высокий уровень наблюдается в странах Восточной Европы (Россия, Украина, Беларусь, страны Балтии, скандинавские страны (кроме Норвегии), а также центрально-европейские страны (Германия, Швейцария, Австрия).

Справка «ЮК»

По данным Министерства внутренних дел РК, в 2021 году среди подростков в Казахстане произошло 248 попыток самоубийств: 164 несовершеннолетних удалось спасти, 84 скончались.

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментария в “Ради жизни

  1. Очень содержательная аналитическая статья. Сакен Калкаманов благодарю вас, что не только с точки зрения чиновника, но прежде всего, как отец, родитель оцениваете существующую проблему молодежного и детского, подросткового суицида. Я тоже мама единственного ребенка, сына, сейчас он взрослый и знает больше чем я. А когда-то тоже было трудно. Я думаю, ребенок в любом возрасте, познавая мир, сталкивается с колоссальным давлением на психику окружающих сверстников и взрослых. Не понимая реальную действительность, ребенок или молодой человек сравнивают себя с кем-либо и порой начинают принимать сторону обидчиков, думая, что именно он,или она плохой. Если ссорятся родители, значит он виноват, если низкая успеваемость, значит вообще дурак, если сверстники издеваются, значит точно, здесь ловить нечего. Все горе маленького человека спасет только любовь, любовь матери, которая любит свое дитя просто, потому что он есть, именно таким какой он есть! Конечно, мать тоже человек социума, она сильно занята на работе и муж не поддерживает ее, в силу своего воспитания в семье. Мать может в порыве гнева сказать не обдуманные слова, а может и побить ребенка, если такое было принято в семье. По моему глубокому убеждению надо обратить внимание на воспитание молодых девушек, будущих жен и матерей. Надо чтобы стало модным как в классической казахской семье воспитание девушек, изучение традиции казахской семьи, где уважаемый глава семейства отец, мудрый и уважаемый человек, добрая и любящая мать и жизнерадостные здоровые дети. Самое главное родители должны уважать себя, друг друга и ребенка! Ребенок это маленький человек, но он не должен себя чувствовать маленьким и обделенным. Мудрая мать всегда найдет верные слова и осознанную или бессознательную любовь к своему дитя, только не должна ее голова быть забитой какой-нибудь работой, приносящей денег, для хлеба насущного. Надо чтобы главным для женщины-матери была не работа, а семья. Ребенок бессознательно должен знать, что в семье, дома его поймут, поддержат, обьяснят, направят, простят и будут любить всегда! Кто как не родители, мать и отец помогут маленькому человеку познать мир, людей с их не понятными поступками и найти свое место в нем. Это мое субьективное мнение. Айгерим Атабаева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *