Самый юг юга

7 Авг 2020 14:03
Количество просмотров: 3492

Туркестанская область — самый южный регион Казахстана. Но даже и на юге есть самый-самый юг.

В этот раз по заданию «ЮК» отправляюсь в Сарыагашский, Келесский, Мактааральский и Шардаринский районы. Наша цель – провести мониторинг выдачи фитосанитарных сертификатов (ФСС) и увидеть своими глазами, как живут самые южные районы области.

За окном почти 40 градусов по Цельсию выше нуля. Минуя Казыгуртский район, автомобиль выезжает на ташкентскую развязку. Впереди — пограничный контрольно-пропускной пункт «Жибек жолы», направо — Капланбек. В районе развязки в воздухе стоит тяжелый запах канализации, который не перепутаешь ни с чем. Останавливаемся, пытаемся выяснить причину. Источник зловония не обнаруживаем. Но узнаем от местных, что в пункте «Жибек жолы» в очередной раз скопилось около 4000 граждан Таджикистана и Узбекистана. Рассказывают, что всех их перевели из приграничной территории Казахстана в буферную зону, так называемую нейтралку.

Редакция «ЮК» пытается выяснить у властей Сарыагашского района, в каких условиях находятся мигранты на нейтральной территории и какие предпринимаются меры по возвращению иностранцев домой.

Проскочив Капланбек — один из самых зеленых поселков, а в прошлом уважаемый в Союзе совхоз-миллионер, — въезжаем в Сарыагаш. Пока еще от нового дорожного полотна пахнет мазутом.

Давно замечено: чем дальше продвигаешься на юг, тем труднее понять логику водителей. Для них не существует официальных ПДД — у них свои правила. Даже если на всем протяжении трассы установлены дорожные знаки и светофоры.

Кстати, о последних. Еще некоторое время назад сарыагашцы гордились самыми большими и видимыми издалека цифровыми табло, установленными на перекрестках. Сейчас «глаза» электронных регулировщиков погасли. Причем по всему райцентру. То ли из-за экономии электроэнергии, то ли дешевый китайский товар быстро выработал свой ресурс, то ли еще по какой причине, ведомой только тем, кто закупал, устанавливал, а теперь обслуживает светофорное хозяйство.

Несмотря на хаотичность движения в городе, перед железнодорожным мостом порядок на трассе восстанавливается. Еще каких-то пять лет назад именно здесь, на пересечении южных железнодорожных ворот области и страны, образовывалась многокилометровая пробка. Но с момента реконструкции автомобильного путепровода эта проблема ушла в прошлое.

Проезжаем перекресток, на котором обозначено направление в санаторий «Сарыагаш». Сейчас здесь расположились десятки всевозможных здравниц. Но свои скважины с минеральной водой имеют только три, в том числе старейший санаторий. На этом участке река Келес резко поворачивает на северо-запад и очень близко подходит к автодороге. Ее изгибы можно увидеть из окна машины. И не надо особо всматриваться. Купающаяся ребятня подскажет, где протекает Келес. Впрочем, места купания местной детворы и взрослых, включая большие арыки и каналы, нам будут встречаться на протяжении всего пути.

Арки и указатели админи-стративно-территориальных границ на дороге показывают, где заканчивается Сарыагашский и начинается Келесский район.

До того как в Абае вдоль центральной улицы поставили забор, отгораживающий тротуар от проезжей части, движение по райцентру было затруднительным. Сейчас можно спокойно двигаться, не переживая, что в какой-то момент выскочит пешеход, нагруженный сумками.

Продвигаясь по уютным улочкам райцентра, находим территориальную инспекцию АПК при Минсельхозе. На рабочем месте застаем руководителя и инспектора. Второй инспектор, как нам пояснили, находится в командировке. На момент прибытия мониторинговой группы заявок на выдачу ФСС не поступало. Во дворе инспекции стояла машина связистов, которые настраивали интернет.

По словам руководителя инспекции, в среднем через них проходит 3-5 машин. Не более. Все успевают, но мобильная связь оставляет желать лучшего. Все данные приходится передавать по телефону. Надеются, что специалисты все же смогут наладить нормальное функционирование интернета. И тогда келесская инспекция будет готова взять на себя часть нагрузки из Мактааральского и Жетысайского районов.

Кстати, по дороге из Сарыагаша в Абай редакционную машину обогнала пожарная цистерна. Как выяснилось позже, сарыагашский расчет спешил к келессцам на помощь в ликвидации пожара, который возник в одном из торговых домов центрального рынка Абая.

В Шардару мы поехали через Кызыласкер. Этим путем редко кто ездит из Шымкента. Чаще всего водители уходят направо сразу за Абаем.

Водозабор Кызылкумского канала.

Дорога старенькая, но видно, что за ней следят. По крайней мере, постоянно производят ямочный ремонт. Пока проезжали Сарыагаш и Келес, по обеим сторонам трассы тянулись поля и парники. Здесь же, на правобережье Сырдарьи, взору открывается степь. Но ближе к Шардаринскому водохранилищу появляются распаханные площади. Еще совсем недавно здесь росли знаменитые шардаринские арбузы. Сейчас урожай собран, земля очищена от ботвы и ждет следующего года.

Один из сопровождающих рассказал, что несколько лет назад этой землей заинтересовались немецкие аграрии. По линии СПК «Туркестан» даже приезжал специалист, который брал пробы почвы. Дело в том, что в Германии очень жесткие требования к сельхозпродукции.Уровень содержания всевозможных веществ в наших землях (если учесть их многодесятилетнее использование) зачастую не соответствует немецким требованиям. А вот шардаринская земля, не испорченная пестицидами, селитрой и другой химией, отвечает всем стандартам для экспорта сельхозпродукции в Германию. Но дело так и затормозилось на старте, не получив должного продолжения.

Как пояснили местные фермеры, для освоения шардаринской земли нужна система капельного орошения. И они готовы применять ее на своих полях. Но инфраструктуру должны создать или государство, или инвестор. Так как Шардаринское водохранилище находится достаточно близко, для расширения площади поливных земель необходимо строительство больших бассейнов. Эти емкости могут заполняться в период весеннего половодья на Сырдарье. Тем более что избыток воды все равно сбрасывается в низовья Арнасая, а если точнее, то в никуда. Но у государства сейчас другие приоритеты, а инвесторы не спешат раскошелиться. Эта тема достаточно интересная и сложная. Поэтому отложим ее на потом, а сами двинемся в районный центр одного из присырдарьинских районов — Шардару.

Машина не спеша переваливается с сопки на сопку, такое движение, кажется, будет бесконечно, но в какой-то момент перед глазами неожиданно открывается город, справа от которого сверкает бирюзовое зеркало огромного моря. Чайка на въездном монументе приветствует всех взмахом крыльев. Через одну ремонтируются городские дороги. По краям стоят штабеля бордюров. Но без них никак. Они – наше все. По сравнению с шымкентскими бордюрами есть разница. Здесь их устанавливают впервые. В общем же состояние шардаринских дорог хорошее. А вот на озеленение следовало бы обратить внимание. В первую очередь на аллею Молодежи, заросшую бурьяном, с чахлыми деревцами. Возможно, вся молодежь уехала из Шардары, и теперь некому ухаживать за прогулочной зоной, которая должна была стать не только украшением райцентра, но и спасительным островком в жару.

Чтобы не сидеть без дела, инспекторы шардаринской территориальной инспекции АПК при МСХ РК занимаются составлением отчетов. Арбузы все собрали, осмотрели и отправили. Транзитные грузы через Шардару не идут. Поэтому на момент прибытия журналистов в инспекции готовились к обеденному перерыву и послеобеденному осмотру единственной фуры.

Одно из самых любимых мест горожан и гостей Шардары – мост и набережная Сырдарьи. С силой вырывающийся из-под плотины Шардаринской ГЭС поток воды через пару сотен метров разливается и успокаивается в размеренном течении самой длинной реки Средней Азии. Вода потрясающего бирюзово-малахитового цвета. На левом берегу огромной реки находится городской пляж, который притягивает к себе десятки девчонок и мальчишек. Пока дети купаются, спасатели несут свою службу.

В полном объеме заполняется сырдарьинской водой Кызылкумский магистральный канал, обеспечивающий поливом сельхозугодья Шардаринского и Отрарского районов.

Индустриальная зона «Шардара» находится отнюдь не в предсмертном состоянии, как в других регионах области. Промышленных гигантов здесь не построили, но небольшие предприятия, обеспечивающие жизнедеятельность города и водохранилища, работают.

По дамбе искусственного водоема беспрестанно двигается строительная и другая техника. Продолжаются ремонтные и реставрационные работы. На вопрос «ЮК», проводятся ли какие-то профилактические мероприятия по ликвидации незаконной добычи гравия и песка в пойме Сырдарьи, аким Шардаринского района К. Жолдыбай ответил, что такая работа ведется. Это совместные рейды природоохранников, и профработа с добытчиками, у которых имеются лицензии.

За Шардарой дорога идет по дамбе вдоль государственной границы с Узбекистаном. Зрелище несколько печальное. Тридцать лет назад можно было запросто, сделав шаг, оказаться в соседней стране, и так же вернуться в Казахстан. Сейчас наши государства разделены многокилометровым забором из колючей проволоки. А вдоль контрольно-следовой полосы навстречу друг другу с завидной периодичностью проезжают на УАЗах пограничные наряды. Интересная деталь: смотровые вышки на границе стоят только с узбекистанской стороны.

Обогнув дамбу водохранилища, машина движется вдоль сырдарьинских разливов. Именно здесь река вливается в искусственный водоем, наполняя его водой. В этом месте находится станция машинного подъема воды в канал, обеспечивающий поливом часть полей Жетысайского района. Остальные земли орошаются из магистрального канала Достык.

Проехав Жетысай, мы отправляемся в Мактааральский район. Именно здесь у фитосанитарных инспекторов работы непочатый край: Начали поспевать дыни, На подходе виноград и персики.

Райцентр Мырзакент живет своей привычной жизнью. Ухоженная разделительная полоса центральной улицы радует пышными цветами.

Мырзакент в цветах.

В Мырзакент наша группа прибыла во время обеденного перерыва. Поэтому, чтобы не терять времени, направляемся на стройплощадку нового микрорайона «Женис».

Еще в мае на этом месте была степь, перемежающаяся полями. А за два с половиной месяца вырос огромный поселок. Его строительство началось со скважины, которую пробурили сотрудники Туркестанского филиала подразделения РГП «Казводхоз». Дело в том, что в наших южных присырдарьинских районах подземные воды находятся на минимальной глубине — 1,5-2 метра. Даже зимой сельчане промывают свои поля, чтобы удалить соли. Поэтому, прежде чем начать строительство, нужно было пробурить скважину, через которую будут отводить грунтовые воды.

Чтобы дома были более прочными, строители обустроили фундаментные подушки и установили сваи. И уже потом начали заливать фундамент и поднимать стены.

Многие местные жители интересовались, будут ли прочными дома из газоблоков. Строители уверяют: если по-хозяйски относиться к своему дому, то строения выстоят не одно десятилетие.

Планировка в домах хорошая. Комнаты светлые. Имеются приусадебные участки. Кроме того, для достойного отдыха жителей не только нового микрорайона, но и всего Мырзакента обустраивается набережная канала, протекающего на окраине, и линейный парк. Работы ведутся круглосуточно. Тем более что, кроме домов, подрядчики к новому учебному году должны сдать в эксплуатацию детский сад и школу.

В прошлом материале «ЮК» рассказал о строительных и восстановительных работах в селе Фирдоуси. В этот приезд мы поехали в поселок Оргебас. Но об этом в следующем репортаже.

Владимир Привалов

фото автора

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *