«Сейчас уже не страшно»

7 Авг 2020 11:55
Количество просмотров: 1596

Месяц назад наш разговор точно бы не состоялся. На него не было бы ни времени, ни сил, ни желания. Это сегодня в перерыве между пациентами есть возможность выпить чаю, позвонить родным и найти время на беседу с журналистом. Потому что «сейчас уже легче, уже не страшно», говорит заведующая инфекционным отделением центральной городской больницы Туркестана Мутабар Шерметова. На передовой в борьбе с коронавирусом она с первых дней появления этой заразы в Туркестанской области.

Больше 30 лет Мутабар Бековна работает в этой больнице, 22 года из них заведует инфекционным отделением. Инфекционисты в Туркестане, как и во всей стране, — специалисты штучные. Их дефицитность мы особенно ощутили в этом году. Не идет молодежь в медвузах в инфекционисты. Так уж получается, что зарплата у них меньше, чем у коллег других специализаций. При этом риск заражения гораздо выше. Кто ж будет рад такой нагрузке?! А между тем сейчас медицина остро нуждается в инфекционистах-профессионалах.

Мутабар Бековна – потомственный доктор. Врачом был отец. Она окончила мединститут им. Асфендиярова в Алматы и вернулась в родной Туркестан. На выбор специализации повлияли высококвалифицированные педагоги, которые открыли все самое интересное в профессии. Повезло и с наставником в городской больнице Туркестана, прекрасным врачом-инфекционистом Розой Ким..

— В конце восьмидесятых инфекционистам тоже было непросто, — вспоминает М. Шерметова. — В те годы была большая смертность от острых кишечных инфекций у детей, многие из них были истощены. Сегодняшними препаратами мы тогда не располагали, плюс позднее обращение за медпомощью — ослабленных малышей было много.

В начале двухтысячных годов – КГЛ. Сначала единичные случаи, а в 2009 году – сразу 22 летальных исхода по области, из них 12 – в Туркестане. Трое наших коллег, замечательных врачей, погибли, заразившись от пациента. Было очень обидно и больно. Мало было информации для врачей и для населения. Поэтому в том же году вместе с коллегами выпустили методичку и памятки, где подробно рассказали жителям о 10 самых распространенных инфекциях. Затем к нам приехали из Всемирной организации по контролю за инфекционными заболеваниями, вместе со специалистами которой мы не только всесторонне изучили КГЛ, но и подготовили двухтомное учебное пособие для врачей. После в качестве лектора за три года объездила всю страну с семинарами для коллег. Важно было научить своевременной и точной диагностике этих инфекций терапевтов, акушеров-гинекологов, хирургов и других специалистов.

Одним словом, спокойной работу врачей-инфекционистов точно не назовешь: каждый сезон года для них отмечен заболеваниями – кишечными инфекциями, гриппом и ОРВИ, менингитом, КГЛ и прочими. Но все это не идет ни в какое сравнение с ситуацией 2020 года.

— Когда вирус стал молниеносно распространяться по миру, конечно, внимание всех врачей-инфекционистов было приковано к этой эпидемии, — продолжает Мутабар Бековна. — Шокировали высокая летальность и полная беспомощность медицины даже в развитых странах. Уже в январе можно было не сомневаться, что инфекция дойдет до Казахстана: слишком уж живуч этот вирус. И надо было уже тогда готовиться, изучать опыт, ошибки других стран. Строжайший карантин и полный запрет массовых сборищ и мероприятий – это был единственно верный способ остановить распространение. Но мы этот урок не усвоили и заплатили слишком высокую цену.

Первый инфекционный госпиталь для пациентов с коронавирусом открыли в Кентау. М. Шерметова поехала туда волонтером.

— Конечно, было страшно, — признается она. – Родные отговаривали, просили не рисковать. Кто ж знал тогда, что все равно от ковида нам не уйти?! В Кентау отработала месяц. Отчетливо помню первый день в госпитале. Облачилась в ПЧК, маску, перчатки, очки. И так дурно стало, что пот прошиб. Задыхаюсь, шагу сделать не могу. Тахикардия сильная. Ведь «враг» был неизвестен – это пугало больше всего! Пришла в себя и только потом пошла к пациентам. Тогда больные не были тяжелыми, госпитализировали всех: и с проявлениями, и бессимптомных.

Когда сатурация (насыщение кислородом) снижалась до 92 процентов, а частота дыхания увеличивалась до 24, мы бросались спасать пациента, подключали к кислороду. Даже не предполагая, что в скором времени нас ждет ситуация во много раз хуже. Лечили тогда антибиотиками, жаропонижающими, подключали к кислороду – все по протоколу. Была надежда, что проскочим, но «итальянский» сценарий все равно не давал покоя.

А в июне началось. В день только в центральную городскую больницу Туркестана поступало 50 и более человек. Задыхающихся, нуждающихся в срочном спасении. А на всю больницу – 320 коек!

— Было ощущение, что началась война и много раненых. И мы на передовой. 15 аппаратов ИВЛ и 50 кислородных баллонов не хватало на всех: мы не были готовы к этому. Умоляли земляков: соблюдайте карантин, берегите себя и близких, не выходите на улицу! Но большинство не понимало всей серьезности положения. А мы буквально с ног валились от усталости. Попить было некогда, не то что поесть вовремя. Домой практически не уходили, из ПЧК не вылезали. Забывали вовремя сменить защитную одежду и респираторы. Не успевали заполнять истории болезни! Не до документов – людей спасать надо было. Сплошной форс-мажор! Эуфиллин, антибиотики не помогали, оказалось, требовалась большая доза антикоагулянтов. Но ведь протоколов лечения за пять месяцев сменилось 10! Попробуй определи верную тактику.

41 человек работает в инфекционном отделении – переболели все. К счастью, никого не потеряли. С двусторонней полисегментарной пневмонией на больничной койке оказалась и Мутабар Бековна. Ей удалось справиться с болезнью. Едва придя в себя, она снова вернулась в строй, несмотря на сильную слабость.

После 20-ти дней ситуация наконец стабилизировалась. Сегодня в госпитале всего семь пациентов.

— Всего хватает сейчас: препаратов, коек, медоборудования. Уже не страшно, мы знаем, как действовать, как диагностировать, оценивать тяжесть состояния, делать прогноз. По телефону назначений не делаю, только в больницу, только к врачу. Никакого самолечения!

Убеждена: первый карантин открыли слишком рано. Завершилась ораза, люди стали массово проводить свадьбы, мероприятия, а потом и поминки. А после попадали к нам. Также массово. А надо было держать всех дома, требовать строгого соблюдения карантина. Тогда бы потерь было намного меньше. Расслабляться рано – это мы четко понимаем, поэтому максимальное соблюдение санитарных требований должно стать абсолютной нормой для каждого. Только при максимальной осторожности есть шанс не попасть на больничную койку. Вирус страшен тем, что бьет по самому слабому месту в организме, и еще неизвестно, какие последствия проявятся позже. Так что берегите себя!

Алиса Масалева

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *