Семьи изменников Родины

13 мая 2023 10:26
Количество просмотров: 895

В числе жертв политических репрессий — семьи изменников Родины, которые по тогдашнему законодательству в СССР несли уголовную ответственность за то, что не воспитали истинных патриотов Отечества. Даже если среди членов семьи были малолетние дети, они вместе с родителями невольно несли уголовную ответственность за совершенное взрослым человеком преступление.

С 1919 года в молодой советской республике существовал приказ за №163, предложенный Л. Д. Троцким (назывался он «Смерть изменникам»), в котором было записано, что «не только перебежчик или паникер, как и их семьи» должны нести ответственность. Под «перебежчиком или паникером», полагаю, подразумевались идеологически неустойчивые товарищи, которые метались от одной партии к другой.

Но классовая борьба в стране усиливалась, ужесточалось уголовное законодательство. Без подробностей перечислю некоторые нормативные акты, свидетельствующие об этом. Назову даже страшный с точки зрения гуманизма по отношению к детям апрельский указ ЦИК 1935 года о разрешении привлекать к уголовной ответственности детей с 12 лет.

Потом пришло время, когда членов семей стали арестовывать вместе с фигурантами уголовного дела.

Постановление ЦК ВКП(б) за №140 от 1937 года называлось так: «О привлечении к ответственности изменников Родины и членов их семей», а также было принято еще несколько дополнительных законодательных актов по согласованию с ЦК партии и с

И. Сталиным о привлечении к уголовной ответственности членов семей изменников Родины.

И это, надо отметить, уже было привычной практикой. Во время коллективизации не только конфисковывали хозяйства кулаков и баев, полуфеодалов (середняков) и крестьян-шаруа. Их семьи подвергались государственному преследованию, высылке за пределы постоянного места проживания.

В Указе Президента РК К. Токаева «О создании Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий» от 24 ноября 2020 года поставлена главная задача: на основе международных стандартов и ценностей восстановить историческую справедливость в отношении невинных жертв политических репрессий, вернуть их честные и добрые имена народу и потомкам. В течение трех лет тщательно изучаются архивные материалы, проводится экспертная оценка действий репрессивных органов в отношении пострадавших граждан. Невиновные должны быть оправданы.

Однако в стране Советов все закручивали и закручивали «гайки»…

24 июня 1942 года вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №1926сс (две маленькие буковки «с» означают гриф «совершенно секретно») под названием «О членах семей изменников Родины» за подписью председателя ГКО И. Сталина, которое устанавливало новое отношение к членам тех семей, где есть изменник, предатель Родины. В постановлении говорится: «Совершеннолетние члены семей лиц изменников Родины, осужденные к высшей мере наказания по статье 58-1а УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик за шпионаж в пользу Германии и других воюющих с нами стран, за переход на сторону врага, предательство или за попытку к измене Родине и изменческие намерения, подлежат аресту и ссылке в отдаленные местности СССР на срок в пять лет».

Кто же считался членом семьи изменника Родине? Отец, мать, сыновья, дочери, братья и сестры, если они жили вместе с изменником Родины, поясняется в постановлении ГКО №1926сс, находились на его иждивении к моменту совершения преступления или моменту мобилизации в армию с началом войны.

В областном государственном архиве хранится фонд под названием «Санкции на выселение членов семей изменников Родины. 1944-1945 гг.» В нем — 79 дел, рассмотренных руководством УНКГБ ЮКО.

Стоит изучить несколько, чтобы понять, как чекисты решали судьбу семей предателей.

В Акмолинской области был создан АЛЖИР — лагерь жен изменников Родине.

4 июля 1944 года к капитану госбезопасности Бектемирову, к тому же занимающему должность начальника управления НКГБ Южно-Казахстанской области, попало на рассмотрение дело изменника Родины Горбунова Леонида Васильевича, приговоренного к высшей мере наказания (приговор был приведен в исполнение). Подробности измены Горбунова в деле нет. Вместе с заместителем прокурора области Смоляниновым им предстояло решить судьбу семьи предателя.

В Туркестане по улице Сталина, 112 проживала Горбунова Татьяна Ивановна, 1897 года рождения, рожденная в Казалинске, являющаяся главой семьи и матерью изменника.

В семье Горбуновой было еще два сына-инвалида Великой Отечественной войны, что в какой-то степени «оправдывало» мать.

Капитан госбезопасности вынес решение: «К матери и братьям репрессии не применять как инвалидам Великой Отечественной войны». Заместитель облпрокурора ответил на предложение офицера госбезопасности одним словом: «Согласен». Оба не были гуманистами, так требовал закон того времени: если кто-то служил в Красной Армии или находился в партизанском отряде, делалась «скидка» членам семьи. Инвалидность двух братьев-участников войны спасла семью. Но спаслись ли они на самом деле? Окончательное решение было все-таки не за этими двумя людьми. Точку в истории семьи Горбунова должны были поставить члены Особого совещания при НКГБ СССР, куда стекались все материалы по изменникам Родины. Дальнейшая судьба Горбуновых неизвестна.

Но известна судьба другой семьи из Бостандыкского района Южно-Казахстанской области.

Артигали Сатипов был осужден военным трибуналом 23-ей армии за измену Родине. Приговор был приведен в исполнение. И чекисты сразу же наведались в его семью. Мама Умирниса Ташметова, уроженка Бостандыкского района, была из крестьян, работала сортировщицей комбината «Союз-мышьяк». В семье после расстрела Сатипова остались сестры Аимгуль, 1925 года рождения, Рыски, 1932-го, и брат Мумынмин, 1930-го.

«Из состава семьи больше нет, кто бы служил на фронте, в партизанском отряде или занимал бы выборную должность в советско-партийных органах», — записано в справке сотрудников УНКГБ и облпрокуратуры, что могло бы оставить семью изменника Родины в покое. Решение было конкретное: «Всех выслать из пределов ЮКО в отдаленную местность на пять лет».

Справки, выданные сельскими советами, служили подтверждениями, что жена предателя говорит правду или же выкручивается, спасая родных. Ну кого тут спасешь, если муж Абдрасул Торебаев приговором военного трибунала 40-й армии 14 декабря 1942 года осужден по ст. 58-8 и 58-1б к расстрелу. Перед призывом в армию с будущим изменником Родины проживала жена Джумагул, 1909 года рождения, уроженка Кызыл-Кумского района. В настоящее время, отмечается в документе, у нее находится на иждивении дочь 1940 года рождения, а также мать М. Торубаева, 1869 года рождения. На допросе Джумагуль подтвердила, что было в справках сельсовета: никто из семьи, кроме ее мужа, не служил в Красной Армии. Никто не воевал против фашистов в партизанском отряде. Нет среди родственников и награжденных орденами и медалями СССР. А это значит, что светит семье дальняя дорога.

Под понятие «изменник Родины» можно было отнести не только тех, кто предал Отечество во время Великой Отечественной войны. Именно в эти годы появился документ, который был более конкретно ориентирован на то, чтобы наказать семьи предателей. Но можно было при желании даже тех, кто расстрелян по политическим мотивам: сказал не то, дружил не с тем, особенно если этот друг был иностранцем. За осужденного отвечала вся семья, даже малолетние дети, тем, что их выселяли вместе со взрослыми в отдаленные места или же отдавали в детские дома.

В Акмолинской области был создан АЛЖИР — лагерь жен изменников Родине, где отбывала наказание за расстрелянного мужа мама будущей великой балерины Майи Плисецкой — Рахиль. В лагерь она попала с грудным ребенком. Благодаря родственникам удалось спасти Майю: они взяли ее на воспитание, пока мама находилась в лагере. Влиятельные люди помогли со временем Рахиль выйти из лагеря, поселиться в Чимкенте, где в клубах она вела уроки танцев. Майя Плисецкая вспоминала наш город. Некоторые старожилы Чимкента еще в начале нулевых годов рассказывали, что девочка училась в школе имени Кирова. Но проверить этот факт не удалось. Но это не важно, в какой именно школе она училась.

Плисецкие вернулись домой только после войны.

Не видно особой разницы в трактовке понятий «изменник Родины» и «враг народа», если это касается родных осужденного — исход для семей был похожим. Когда Турара Рыскулова, заместителя председателя СНК и ЭКОСО РСФСР, арестовали, а затем расстреляли как «врага народа», жена попала в АЛЖИР, детей отправили в детдома. В облархиве есть фонд «о шпионах разных разведок» за 1938 год, отдельный фонд о панисламистской террористическо-повстанческой и шпионско-диверсионной организации, который долгие годы находился под грифом «совершенно секретно», сейчас его рассекретили. Читаешь документы и поражаешься, как много у нас было «шпионов». Эта организация, как записано в обвинительном заключении, утвержденном начальником УНКВД по ЮКО капитаном госбезопасности Кальнингом, кстати, осужденным впоследствии на десять лет ИТЛ за свою репрессивную деятельность, говорится, что «эта организация ставила задачей свержение советской власти, вооруженное отторжение мусульманских народностей от СССР и создание всемирного мусульманского буржуазного государства под протекторатом Японии». Организация, судя по обвинительному заключению, была связана с Кашгарией, Аравией, Англией… Десятки людей значились в обвинительном заключении не только террористами, но и «шпионами». Потребовались годы, чтобы разобраться, что все это было наветом на честных людей. И для врагов народа, и для изменников Родины, и для шпионов была популярной 58-я статья УК РСФСР.

Но если был план на репрессии, то его неукоснительно выполняли.

Под понятие «изменник Родины» можно было отнести не только тех, кто предал Отечество во время Великой Отечественной войны.

Вот одно из «шпионских» дел, которое хранится в областном государственном архиве. Тё Харитон Борисович, 1908 года рождения, из деревни Сухановки Посьетского района Приморской области, из крестьян-середняков, кореец. С 1930 по 1937 год служил в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии, лейтенант, гражданин СССР. В сентябре 1937 года попал под депортацию корейцев с Дальнего Востока в Казахстан. До ареста в 1938 году работал военруком при школе имени Клокова города Чимкента.

Чекисты его заподозрили в связи с японскими разведорганами, возбудили уголовное дело по ст. 58 УК РСФСР. Уголовное дело длилось долго, его несколько раз возвращали на доследование или же продлевали сроки. За все время следователи добились от Харитона Борисовича признания о принадлежности к японской разведке, что его завербовали аж два раза. Но кое-кто из «вышестоящих следователей» заметил в уголовном деле слишком много «явных прорех». Поэтому просили: «Конкретно надо переспросить арестованного об обстоятельствах его вербовки, о его практической шпионской деятельности». В итоге мужчина просидел почти год, но доказать связь с японцами не удавалось. Сроки ведения следствия все переносились. Его судьба так и осталась неизвестной. Но в случае, если бы он был осужден за шпионскую деятельность в пользу Японии, его жена была бы привлечена к уголовной ответственности, а четверо малолетних детей попали бы в детские дома.

Был репрессирован Сидор Захарович Андреев. По справке следователя третьего отдела УНКВД по Южно-Казахстанской области, Андреев — контрреволюционер «чистой воды», но из этого же документа следует, что Сидор Захарович все-таки «шпион», а это хоть и 58 статья, но пункт расстрельный. За что же арестовали Андреева? Он — «перебежчик со стороны Румынии, дезертир румынской армии, нелегально пересек советскую границу. По национальности — русский, грамотный, с 1936 года агент румынской разведки. (Другой разведки он быть не может: японской — это кореец Тё, бывший начальник ОГПУ области поляк Пинталь – польский шпион. А встречаются «шпионы» сразу нескольких разведок. В архивах есть документы, которые вполне официально обозначены как «финская линия», «немецкая линия» и т. д. А в них — репрессии, репрессии…)

В качестве румынского агента разведорганов Андреев, бригадир артели рыбаков Шаульдерского района, объездил со шпионскими заданиями Одессу, Махачкалу, города Средней Азии и Казахстана. В итоге «заработал» 58 статью УК РСФСР.

Мы вспоминаем о жертвах политических репрессий раз в году — 31 мая. Между тем у нас очень много «белых пятен» в истории прошлых лет. И их надо ликвидировать.

Указ Президента РК К. Токаева о необходимости вернуться к 20-50-м годам прошлого столетия, чтобы разобраться, чем были вызваны массовые репрессии, кто еще не «очищен» от огульного обвинения, благое, но очень трудное, кропотливое и крайне необходимое дело, поскольку касается справедливости. И правильных выводов из фактов прошлых лет.

 

 

 

Людмила Ковалева

Автор благодарит за помощь в подготовке этой публикации сотрудницу областного государственного архива Х. Кичкембаеву.

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *