Шаббат, кашрут и еврейская мама

1 Окт 2019 14:10
Количество просмотров: 1331

Наследие народов Туркестанской области

Любой назовет, чем этносы отличаются один от другого. Конечно же, языком, одеждой, специфической кухней, а также традициями и обычаями. И все очень древнее, глубинное, аутентичное. И во всем проявляется характер народа и специфика его мировоззрения. Традиционно-обрядовая система наряду с языком способна более всего рассказать о нации, потому как она в историческом аспекте почти не подвержена изменениям и является чем-то сродни генетическому коду. Нынешним материалом мы начинаем новый проект для «Шаңырақ» и посвятим его богатейшему наследию народов, проживающих на территории Туркестанской области, — их традициям и обычаям. Одни из них стали историей, другие — возрождаются, третьи — никогда не сходили с повестки дня. В зоне внимания сегодня — уникальные традиции иудеев.

Надо сказать, что источником всего традиционного у евреев является Тора, или Пятикнижие Моисеево – это свод религиозных законов, по которому они живут свыше трех тысяч лет. Разумеется, о тотальном следовании ветхозаветным заповедям нынче говорить не приходится, однако, что касается Израиля, а это свыше сорока процентов от общего количества представителей данной национальности, то справедливо утверждать: да, страна следует некоторым традициям неукоснительно. Одна из них – соблюдение шаббата, то есть субботы.

«Благословен ты, Господь, освящающий субботу» — так начинается еженедельная молитва в канун наступления субботы, а происходит это в пятницу вечером строго по расписанию. Соблюдение шаббата записано в Торе как заповедь: «Помни день субботний, чтобы освятить его. Шесть дней работай и делай всякое дело твое, а день седьмой – суббота – Господу Богу твоему. Не делай никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец твой, который во вратах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, и покоился в день седьмой». Половина Израиля послушна этой заповеди, другая — весьма раздражена ею. Честно говоря, шаббат во многом не удобен в современной жизни, которая давно уже не укладывается в режим. Страна в этот день буквально замирает: все закрыто, ничего не работает и не ходит общественный транспорт. Очень страдают от шаббатов туристы, вынужденные терять один день путешествия, прозябая в гостиничном номере – идти некуда. Однако апологеты шаббата пытаются не только сохранить традицию, но и навязать ее обществу.

Сам по себе субботний обряд красивый. Семья собирается за празднично накрытым столом, зажигают свечи. Трапеза начинается с молитвы киддуш, то есть освящения субботы над бокалом виноградного вина.

На всех авиарейсах в Израиль и из Израиля можно заказать кошерную еду.

А уж если летите авиакомпанией EL AL, то к кошту из хумуса, салата, тушеного мяса с рисом и вина прилагается «Сертификат кошерности», подтверждающий, что все приготовлено по правилам кашрута. Это очень важно, так как израильтян, соблюдающих эту традицию, не меньше, нежели чтящих шаббат.

Собственно, кашрут не что иное, как свод правил из Торы, что с чем есть. Так, категорически запрещается сочетать мясное с молочным. Более того, для приготовления мясных и молочных блюд требуется отдельная посуда и желательно разные холодильники для хранения. Или хотя бы на разных полках.

Слово «кошер» переводится с иврита как «хороший», «подходящий». Пригодным для употребления считается мясо животных с раздвоенным копытом и рыба с чешуей. Так что, к примеру, осетровая икорка истинному иудею заказана.

Стоит ли говорить о полном запрете свинины. Но как быть с понаехавшими, которые привыкли иметь в рационе сальце и ветчинку с окорочком? В этом вопросе раввинат пошел на уступки и разрешил откармливать свинину с условием, что пол в свинарниках будет выстлан деревом, ибо закон гласит: «Нога свиньи не должна топтать священную землю Израиля». Это мудрое решение угодило всем: и Моисею, и гоям (так там называют иноверцев). Общепит в стране обетованной так же разделен на кошерный и некошерный. Второй является гастрономическим пристанищем для миллиона выходцев из СССР и других стран. Впрочем, везде вкусно.

В картинах еврейского художника Марка Шагала много петухов и куриц.

Несведущий зритель не прочтет эту символику. А вот для еврея смысл прозрачен, потому что с этой домашней птицей связана еще одна древняя традиция – каппарот. «Каппара» переводится как «искупление». Это ритуальный обычай, в котором все личные грехи переносятся на домашнюю птицу. Каппарот обычно выполняется в канун Йом-Киппур, который является самым важным в череде праздников. Это Судный день, когда Тора предписывает ничем не заниматься, кроме анализа своих поступков и помыслов. Все уповают на милость небес и надеются получить прощение.

Обряд каппарот выглядит так: мужчины и женщины вертят над головой петуха или несушку со словами: «Это моя замена, это мое возмещение, это мое искупление». Впрочем, птиц можно заменить купюрами. Главное, потом и то, и другое отдать неимущим. Ясное дело, что петухом не отделаешься, если совесть не чиста. Но смысл обряда — в раскаянии.

А у Шагала хохлатки присутствуют и в другом значении. Еврейский свадебный обряд в старину предполагал в свадебном шествии нести впереди молодоженов белую курицу как символ плодовитости новой семьи.

Нынче новобрачные с курицей не ходят, однако другой свадебный обычай соблюдается большинством — бракосочетаться под хупой. Она представляет собой полог, укрепленный на четырех шестах. Под этот навес, олицетворяющий еврейский дом, становятся молодые во время торжественной церемонии. В духовном смысле покрывало олицетворяет то, что брачный обет осенен Богом. По этой же причине хупу обычно устанавливают под открытым небом. Здесь же жених и невеста наступают каблучком на стакан в намерении разбить его. Это дань памяти разрушенному иерусалимскому храму и одновременно желание продемонстрировать, кто в доме хозяин. Невеста ведет себя деликатно и не стремится раздавить стекло, а жених топает по нему со всем усердием. Под хупой невесте вручается брачный договор — ктуба. В нем весьма детально перечисляются обязательства новоиспеченного мужа. В частности, обговаривается сумма, которую он выплатит в случае развода. А поскольку обряду не одно тысячелетие, то его можно считать предтечей алиментов. Уже тогда еврейский брачный договор защищал женщину и ее детей!

В ктубе есть еще один любопытный пункт: он регламентирует выполнение супружеских обязанностей со стороны мужа. Они в седой старине напрямую зависели от рода деятельности супруга. В частности, «каждый день для ничего не делающих, дважды в неделю для работников, один раз в неделю для погонщиков ослов, один раз в тридцать дней для погонщиков верблюдов». При этом муж не мог поменять работу без согласия жены, если это влекло ущемление ее в постельной близости. Такое приоритетное дамское право на интим святыми книгами объяснялось просто: женщины слишком стыдливы и скромны в этом деле. К тому же в период полигамии этот пункт ктубы защищал нелюбимых и состарившихся жен от равнодушия супруга.

Ктуба и сегодня является неотъемлемой частью еврейского брака, хотя не обладает юридическим правом и является своего рода милым свадебным обрядом, красиво оформленным на бумаге. Однако религиозные пары ею руководствуются.

Все, наверное, слышали выражение «еврейская мама».

Это особый вид родительской гиперзаботы о ребенке, который породил массу анекдотов типа «Миша, не бей Сёму – ты вспотеешь». Это стремление опекать детей до гробовой доски. Это абсолютная жертвенность в ущерб личной жизни. Для еврейской мамы ее ребенок – культ! Не зря шутят, что француз обожает любовницу, англичанин – жену, а еврей любит маму. Откуда это в еврейской женщине? Из глубины столетий. Начать надо с того, что еврейство ребенку передается по материнской линии. Согласно иудаизму, женщине святость присуща в силу ее природы, у нее изначальная близость к Богу – прямая, не опосредованная Торой. Именно в этом проявляется и заключается особая роль еврейской женщины в семье.

Еврейская мама всегда знала о своей святой обязанности – правильно воспитать детей. Это удивительная сложносочиненная связь, обусловленная культурным кодом, который передается от матери. Потому быть еврейской мамой тоже традиция, нить которой, хоть и тонка, но все еще тянется, ведет клубком Ариадны к истокам, которые завещали женщине прививать сынам и дочерям израилевым незыблемые истины иудейства.

Зинаида Савина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *