Скот на могилах

23 мая 2023 11:54
Количество просмотров: 1383

«Прошу вас поднять проблему в администрации города по поводу православного кладбища, которое находится в районе скотного рынка. В прошлом году в социальных сетях были фотографии и возмущение горожан, что все кладбище загажено конским навозом. Это возмутительно. Звонила в акимат, газету. Ответили: будем решать.

А воз и ныне там. Ничего не сдвинулось с места. Приехала на кладбище в начале февраля на годовщину мужа. На погосте стало еще хуже. Говорила с работниками кладбища. Один из них рассказал, что были комиссии из разных инстанций. Посмотрели, поговорили — на этом все и закончилось.

Услышала, что по могилам бродят лошади какого-то предпринимателя из ближнего села: они на свободном выпасе. Значит, надо штрафовать хозяина, если слова не доходят. А вся эта ситуация — оскорбление чувств православных. Я так это понимаю. Пора принимать меры».

Такое письмо принесла в редакцию газеты «Южный Казахстан» В. Сухорукова.

Валентина Васильевна — коренная жительница Шымкента, патриотка родного города. Давно на пенсии. Многие годы проработала инженером в проектном институте «Южгорсельпроект».

Ее деда Якова Федоровича Гайденкова, представителя российской компании «Граф Гагарин и Гайденков» и занимавшегося поисками руды и полезных ископаемых в наших краях в конце ХIХ века, похоронили в свое время на кладбище по улице Толстого.

В 1972 году это кладбище закрыли для захоронений. Уже более полувека как оно бездействует. По правовым нормативам, его уже можно сносить — так мне объяснили в одной из шымкентских ритуальных контор.

«А на погосте возле скотного рынка, — рассказала Валентина Васильевна, — похоронены родители, муж, свекор и свекровь — самые дорогие мне люди».
Отец умер в 1992 году, муж погиб в автокатастрофе в 1997-ом. В 2017-ом ушла из жизни ее 99-летняя мама.

В 2019 году В. Сухорукова перевезла сюда с кладбища на Толстого прах деда. И огромный гранитный камень с его могилы, который доставил в Чимкент в 50-ые и установил родной брат отца, работавший тогда на строительстве Талгарской ГЭС недалеко от Алма-Аты.

В конце февраля у моей коллеги умерла мама.

«Мы похоронили ее. На следующий день приехали навестить… Все живые цветы были съедены, а земля возле могилы вытоптана лошадьми — остались четкие отпечатки копыт. Это же святотатство!» — рассказывала она со слезами на глазах.

Понятно возмущение людей. У них горе. А их добивают подобным безобразием, бесчеловечностью. По религиозным канонам, такое отношение к усопшим — большой грех.

Был — в Абайском, теперь — в Туране.

Территория православного кладбища, ставшего местом для выпаса скота, до середины прошлого года относилась к Абайскому району. А когда в мегаполисе появился пятый район Туран, оно вошло в его ведение. И я отправилась в новый райакимат. А до этого переговорила с членом общественного совета при городском акимате известным адвокатом Е. Яворским.

«Я в курсе этой проблемы. Сам недавно похоронил маму, — сказал Евгений Анатольевич. — В совете рассматривали и обсуждали проблему, решения приняты, они будут реализованы».

Наведем порядок!

Встретилась с заместителем акима района Туран А. Бекболом, курирующим ЖКХ.

«Район новый, забот много, — констатировал он. — К нам поступила жалоба о выпасе скота на православном кладбище, об отсутствии на нем добротной ограды и других упущениях».
В общем, исполнительной власти нового района достались все недоделки и проблемы, до которых у Абайского райакимата не доходили руки, который так и не смог навести порядок на православном кладбище, принять жесткие меры к владельцам скота, пасущегося на погосте.

Как выяснилось, со второй половины прошлого года и в течение первых трех месяцев нынешнего кладбище было без хозяина. И только в марте районный акимат провел конкурс госзакупок по благоустройству мест захоронения и их санитарному содержанию в течение текущего года.

Выиграло тендер на сумму 31 млн. тенге ТОО «Айдынбек». С ним акимат заключил договор, включающий, в частности, содержание территории кладбища, систематическую уборку дорожек общего пользования, водоснабжение, своевременный вывоз мусора.

И первое, с чего начало ТОО «Айдынбек», — организовало генеральную уборку территории погоста. Вывело большое количество людей как раз в тот момент, когда сюда прибыл аким района Туран с подчиненными. Пресс-служба райакимата запечатлела этот ударный труд на камеру. Были задействованы грузовые машины для вывоза старых венков, сухих веток, высохшей травы и прочего скопившегося мусора.

Радоницкая неделя

По православным традициям в первое воскресенье после Пасхи для верующих начинается Радоница — время поминовения усопших. Во вторник — родительский день. Поминают всех — как православных, так и людей другой веры.

Мы приехали в понедельник. Легковые автомашины выстроились вереницей у главного входа. Нескончаемый поток. На этом кладбище уже более
80 000 могил. А первые захоронения здесь появились еще в советские времена под занавес СССР.

Тогда городские власти выделили на новый погост 54 гектара земли на дальней окраине Чимкента. Сложностей было много: палящее солнце летом, непролазная грязь осенью и зимой. Никакой зелени, голая степь. Это сейчас пошли в рост сирень, карагач и другие насаждения.

Проблема с поливом была и остается. Всего на кладбище в разных точках было установлено 18 бочек для воды. Сейчас в рабочем состоянии 12. Воду привозят водовозами. Следить за тем, чтобы она была постоянно, а не от случая к случаю, — обязанность ТОО «Айдынбек». Районный бюджет выделил ему на это деньги.

У въезда на кладбище вдоль дороги — изобилие искусственных цветов, их охотно раскупают для украшения погостов.

Когда продавщицы со стажем, боевые такие, узнали, что я из газеты, выложили кучу наболевших проблем: местный участковый не разрешает им торговать здесь, постоянно выгоняет. Говорит, что это не установленное для торговли место.

По их словам, ходили они в районный акимат. Там их выслушали и отправили на все четыре стороны.

Связалась по телефону с заместителем акима района Туран Б. Мелдебековым, курирующим торговлю. Объяснила ему ситуацию. Он ответил, что сейчас занят решением вопроса о местах торговли бахчевыми. А вот продавцы цветов на кладбище, заверил он, к нему ни разу не обращались. И пригласил их на прием: «Мы обязательно найдем оптимальный вариант, устраивающий все стороны».

Врио руководителя управления госдоходов по району Туран Б. Омартаев сказал, что продавцы цветов должны платить налоги. Даже прислал ссылку на мобильное приложение e-Salyq Business — руководство, как это сделать не выходя из дома. Но прежде в райакимате нужно получить разрешение на этот вид деятельности.

Продавцы искусственных цветов, венков около кладбища — это идеальный вариант для приезжающих сюда навестить могилы родных и близких.

То же касается расположенного сразу за входом ТОО «Ритуал-Марина», как выяснилось, преемника главного и единственного государственного похоронного бюро Чимкента советской поры, располагавшегося на улице Туркестанской. Людей в ТОО обращается много и с самыми разными просьбами. Узнала, что мраморный памятник стоит 150 000 тенге, гранитный — 220 000.

Рейсовые автобусы сюда не ходят

Маршрутные автобусы до кладбища не ходят. 96-ой доезжает до конечной — рынка «Жибек жолы» в ближнем жилом массиве. А оттуда нужно шагать под солнцем более километра до погоста. Когда молод и полон сил, это не в тягость. А пожилым — сплошная мука. Запускать сюда общественный транспорт компаниям-перевозчикам невыгодно. И никто этим вопросом заниматься не желает.

В Радоницкую неделю появляются частные перевозчики. Отправляются они на своих автобусах от бывшего магазина «Огонек», когда заполнятся все места. Народная молва разнесла об этом весть по городу. Плата — 200 тенге.

Возле кладбища стоял 15-местный «Форд транзит», принадлежащий молодой супружеской паре Елене и Василию. Она — в декрете с маленьким ребенком. Он — водитель, но сейчас без постоянной работы. Они уже третий год в Радоницу возят шымкентцев на это кладбище. Первый выезд в 10 часов утра. В день совершают несколько рейсов. Делают доброе дело для людей.

Когда закончила все дела, поговорила с пенсионеркой Лидией Васильевной, сидевшей в тени на выходе.

— У меня тут брат лежит. Проведала его. Жду приятельницу, — поделилась она.
— Вас тут все устраивает? — спросила.
— Все убрали, почистили. Вода есть. Но навоз всюду под ногами. Этого не должно быть.
— На чем сюда приехали? — полюбопытствовала я.
— На такси. Сели возле тоннеля на проспекте Республики. Заплатили по тысяче тенге. Сейчас тоже такси возьмем.
Рассказала ей об автобусе, где оплата в пять раз дешевле. И что он обязательно появится.
— Тогда будем его дожидаться, — обрадовалась Лидия Васильевна.

Нерешенная проблема

Приличная металлическая ограда на кладбище начинается от входа. А дальше — сеточный забор. Ветхий и весь в дырах. Туда уже по привычке устремляется домашний скот. Своими глазами видела, даже сфотографировала скромную отару овец с пастухом возле кладбища. Пастух, могу предположить, не погнал сюда животных из-за многолюдной толпы. А когда ее нет, значит, и запрета нет.

А. Бекбол сообщил, что на сессии раймаслихата депутаты утвердили выделение 59 млн. тенге на возведение металлической ограды на бетонной основе, а также сеточной — вокруг кладбища. Ее протяженность — около трех тысяч метров.

Сейчас идет прием заявок на участие в конкурсе госзакупок. Пока суд да дело, инициативу должны проявить полицейские района Туран и участковые инспекторы. Ну привлеките к ответственности хотя бы одного хозяина, чей скот топчет человеческие могилы! Наша газета об этом напишет, распространит в интернете, чтобы другим неповадно было.

Скот на могилах — это святотатство. Не надо гневить Всевышнего.

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *