Страсти по наследству

14 Фев 2021 10:00
Количество просмотров: 238

«Дела о наследстве в судебной практике составляют, как правило, не более пяти процентов от общей судебной нагрузки, — говорит судья Туркестанского областного суда А. Токсанбаев. — Но страсти, эмоциональный накал на таких процессах, случается, зашкаливают».

Самозванец, готовься к выселению

С 2016 года тянется скверная история о возвращении трехкомнатной квартиры в доме №4 по улице Калдаякова в Шымкенте.

Проблема началась после смерти 86-летней Марии Лаврентьевны Козиной, получившей жилплощадь в советское время, когда работала в ЧПО КПО, гремевшем на весь Союз. В квартире они счастливо проживали семьей: она, муж и двое сыновей. Но со временем не стало супруга, затем уехал жить в Беларусь старший сын Сергей. Доживала свой век женщина с младшим Александром, непутевым сыном-алкоголиком. Наследников, таким образом, оказалось двое: оба сына, в том числе гражданин Республики Беларусь, заявили о правах наследования в одну из шымкентских нотариальных контор. Но когда пришло время принимать наследство, оно улетучилось: квартира оказалась в собственности другого человека. Об этой истории я рассказывала в материале «Мать умерла, концы в воду», опубликованном в «Южанке» в апреле 2016 года. Тогда в ходе журналистского расследования выяснилось, что сделку купли- продажи через три месяца после смерти Марии Лаврентьевны оформила нотариус О. Кальменова. При первой нашей встрече она не пожелала показывать какие-либо документы, но потом все же предоставила договор купли-продажи. И на первой его странице констатировалась продажа 1/3 доли, принадлежавшей А. Козину, а на последней — уже всей квартиры некоему господину Б. Киязбаеву. На его имя и была зарегистрирована недвижимость.

В Абайском районном управлении полиции после статьи в «Южанке» началось досудебное расследование. Но до логического финала его так и не довели. А 30 августа 2016 года скоропостижно скончался Александр Козин.

Его брат, единственный наследник, не отступился и стал бороться за восстановление справедливости и за гарантированное Конституцией РК право на наследство. Осенью 2019 года Сергей Козин обратился в «Южанку» с письменным заявлением:

«Мне и моему доверенному лицу, чтобы не потерять все, пришлось заниматься сбором «утерянных» документов на квартиру, восстанавливать права на оставшиеся 2/3 доли. Разбирательство длилось три года. Я добился через суд и являюсь владельцем 2/3 долей родительской квартиры. Но ситуация не изменилась. Гражданин Б. Киязбаев захватил всю квартиру. Очень рассчитываю на поддержку вашей газеты».

И мы помогли. Во-первых, в декабре 2019 года был опубликован материал «Наследник без наследства». Во-вторых, связались с известным адвокатом Е. Яворским, который гарантировал юридическую поддержку защиты прав гражданина Республики Беларусь.

Был подан иск в Абайский районный суд Шымкента о признании недействительным договора купли-продажи, оформленного нотариусом О. Кальменовой 30 января 2016 года. Я присутствовала на одном из заседаний, на котором заслушивали свидетелей. Однако вызванная в суд в качестве свидетеля О. Кальменова не явилась. Очень воинственно вел себя ответчик Б. Киязбаев, громко заявивший, когда судья покинула зал: «Жил и буду жить в своей квартире».

Понадобился еще один год, чтобы справедливость восторжествовала. Как сообщил Е. Яворский: «Мы выиграли все судебные процессы, в том числе и о выселении господина Киязбаева — суд встал на защиту законного наследника. Но эта процедура состоится, как только наступит календарная весна».

Внуков не пожалели

Судья Сарыагашского районного суда Х. Кембаева впервые в своей 16-летней практике в этом году рассмотрела дело о наследстве.

Конкретно — иск о восстановлении срока для принятия наследства, получении статуса принявшей наследство и признании недействительным ранее выданного свидетельства о праве на наследство.

Как следует из материалов дела, в 2007 году житель города Сарыагаша В. и гражданка Узбекистана Н. официально вступили в брак. В том же году у них родился первый ребенок, в 2010 — второй, а в 2014-ом — третий ребенок. Но семейный союз дал трещину. Забрав детей, супруга уехала к родственникам в Узбекистан.

В декабре 2019 года скончался В. Супруга приезжала на его похороны – все честь по чести. В марте 2020-го в связи с введением чрезвычайного положения границы закрылись. И только в августе вдова смогла приехать в Сарыагаш. Тогда-то и узнала, что наследовать ей и ее детям нечего: добротный дом, в котором проживала с мужем, стал собственностью свекра.

Возмущенная вдова обратилась за защитой своих прав в Сарыагашский районный суд. Он пошел ей навстречу. У заявительницы была объективная причина — закрытая государственная граница, из-за чего она в течение шести месяцев не смогла лично обратиться к нотариусу в Сарыагаше и представить правоустанавливающие документы на наследство (хотя могла это сделать, отправив их по почте).

Ответчики — пожилые родители скончавшегося мужа — подали встречный иск, в котором просили отказать истице, мотивируя тем, что наследственное имущество не является совместной собственностью супругов и что сноха бросила сына еще в 2015 году. По свидетельству отца, давно и успешно занимавшегося пчеловодством, он передал сыну часть своего земельного участка и помогал материально сыну строить дом. Официально участок был зарегистрирован на сына решением акима Сарыагаша в августе 2003 года, а в 2014 году был подписан акт о сдаче дома.

Судья задала ответчику вопрос: «Почему при оформлении наследства вы скрыли, что у сына остались трое ребятишек, ваши внуки?» Дед ничего вразумительного не ответил. Твердил, что готов отписать свою долю внукам, но только не снохе, которая настраивает их против него и супруги.

Суд удовлетворил все требования вдовы. Восстановил упущенные сроки, признал ее принявшей наследство. Отменил свидетельство о праве ее свекра на наследство. Решение суда не вступило в законную силу.

Согласно пункту 1 статьи 1061 Гражданского кодекса право на наследование по закону получают в равных долях дети наследодателя, в том числе родившиеся после его смерти, а также супруг (супруга) и родители.

Дарственная — неродной дочери

Наследственные споры — сложный, щепетильный и весьма трудоемкий процесс в юридической практике.

Шымкентка Вера С. пытается вернуть дом своего 83-летнего деда Александра Георгиевича, опротестовать, по ее мнению, несправедливый договор дарения. У деда с бабушкой были две дочки. После смерти супруги Александр Георгиевич женился снова. Продал трехкомнатную квартиру и с новой супругой купил дом в селе Т. Рыскулова Тюлькубасского района.

В 2015 году супруги оформили завещание, по которому наследницей значилась дочь второй жены. Но уже в 2018 году завещание аннулировали, вместо него появилась дарственная на жилой дом на эту же женщину.

В октябре 2019 года супруга дедушки скончалась. Через девять дней внучка Вера приехали к деду и застала его одного в жутком состоянии: он не узнавал людей, нес околесицу. Состояние здоровья вызывало опасения, и внучка его забрала к себе домой. Тогда и выяснилось, что дед бездомный, нет у него ни кола, ни двора. Судебно-психиатрическая экспертиза от 1 июня 2020 года вынесла заключение: у Александра Георгиевича сенильная деменция — коварный недуг, который появляется не с бухты-барахты. Может развиваться долго и постепенно отбирает у человека разум. Решением Енбекшинского районного суда от 18.06. 2020 года он был признан недееспособным. Веру назначили опекуном, на данный момент Александр Георгиевич живет у нее.

Внучка попыталась добиться отмены дарственной. У нее ничего не получилось. Тюлькубасский районный суд отказал в удовлетворении ее исковых требований. И вот что любопытно: решение суда вышло в декабре 2020 года и еще не вступило в законную силу. Но наследница, договор дарения которой оспаривался в суде, умудрилась продать дом Александра Георгиевича в селе Т. Рыскулова. У него уже новый собственник.

Внучка, опекающая оставшегося без дома старика, направила апелляционную жалобу в Туркестанский областной суд, который и должен поставить точку в этой весьма неприглядной истории.

Кусают локти

И еще об одном беспрецедентном случае.

О ней впервые мы рассказали в статье «Война за наследство», опубликованной в «ЮК» в апреле 2020 года.

В обиженных — целый клан: несколько семей, в которых по старой традиции все приобретаемое имущество оформлялось на старшего в семье — отца. Когда он умер, все дети, не раздумывая, написали нотариусу заявления об отказе от наследства в пользу старшей сестры. А после ее смерти семья решила записать все имущество на старшего брата. Однако нотариус отказала: на их недвижимость объявился другой претендент — несовершеннолетняя девочка, в свидетельстве о рождении которой матерью значится их старшая сестра, а отцом — их покойный родитель. Жизнь подкинула сюжет покруче латиноамериканского сериала.

Старшая сестра, добившаяся и материального благополучия, и почестей, и уважения, не могла иметь детей. Об этом все знали. По этой причине распался ее брак.

В конце 2002 года родная тетя привела к ней беременную девушку, приехавшую из села на заработки. Несчастная рыдала, твердила, что родные ее проклянут и жить ей не стоит. В общем, сердобольная женщина приютила девушку, а когда пришло время, отправила ее в областной роддом. В марте 2003 года та родила здоровую девочку, в метрике которой значились неродные, по сути, ей люди. Придя в чувство после родов, молодая мамаша отправилась за счастьем и заработками в Южную Корею, где находится до сих пор. Новорожденную малышку из роддома забрала та самая тетя. Тетя и вырастила девочку.

По документам мамой чужого ребенка стала старшая сестра большого клана. В 2018 году она скончалась. И 15-летняя девочка стала наследницей огромного состояния, недвижимости, оценивающейся в несколько десятков миллионов тенге.

В марте ей исполнится 18 лет. И она вправе вступить в наследство. Ждет не дождется этого момента и опекунша, вырастившая девушку и также претендующая на наследство.

А братья и сестры — кровные наследники — в панике. Они, как сообщил их адвокат, настаивают на проведении экспертизы ДНК, чтобы доказать, что наследница по документам не родная дочь их старшей сестры. А значит, не вправе получить богатое наследство. И совершеннолетнюю девушку, считает адвокат, нужно убедить сделать тест ДНК.

Но захочет ли пойти на этот шаг юная наследница, ведь по документам она — дочь богатой женщины. На ее голову свалился сказочный поток благополучия и безбедной жизни! А как быть тем, кому придется освобождать свое жилье, отдавать родовую недвижимость.

Так что у этой истории непременно будет продолжение. Только какое?

Татьяна Корецкая


Правовой всеобуч ⇒

Человека, который не знал бы, что такое наследство, найти трудно. Ведь все мы, как это ни печально, смертны. И проблема, как правило, возникает от нежелания своевременно вникнуть в суть вопроса. Казалось бы, нетрудно собрать в течение шести месяцев со дня смерти, или, как говорят юристы, с момента открытия наследства, документы, подтверждающие родство с покойным.

Свидетельство о рождении наследника (наследников), которое доказывает, что покойный являлся вам отцом или матерью; свидетельство о браке, по которому покойный доводился вам супругом (супругой); документы на наследственное имущество (договоры купли-продажи, дарения).

Вместе со своим удостоверением личности или паспортом и перечисленными документами надо обратиться к нотариусу с заявлением об открытии наследственного дела.

Принимать наследство можно двумя способами: путем обращения к нотариусу с заявлением об открытии наследства либо фактическим принятием наследства. То есть совершением действий, свидетельствующих об этом.

Подтверждением фактического принятия наследства могут быть налоговые и коммунальные квитанции об оплате услуг наследниками, договоры распоряжения наследственным имуществом (договор аренды, пользования и т. д.) И сам факт проживания (официальная регистрация) наследника в квартире или доме, входящем в наследственную массу.

В случае соответствия всего пакета документов нотариус по истечении шести месяцев выдаст вам свидетельство о праве на наследство. Если же пакет документов не полон или какие-либо документы вызывают у нотариуса сомнения, он вправе отказать в выдаче свидетельства.

Однако в жизни всякое случается, и по каким-то причинам наследник не принял наследство по факту, не успел в шестимесячный срок обратиться к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Тогда он должен обратиться в суд с исковым заявлением о восстановлении срока для принятия наследства. Если нет других наследников по закону, ответчиком по иску является местный исполнительный орган административно-территориальной единицы, в котором расположено наследуемое недвижимое имущество.

Человек должен указать уважительную причину и доказать ее документально, почему он не успел подать документы на вступление в наследство. Например, если находился в стационаре на лечении или длительной служебной командировке, в рядах вооруженных сил.

Такой иск облагается государственной пошлиной в размере одного месячного расчетного показателя на день предъявления иска, то есть предъявляются сразу два исковых требования. Рассматривается дело в течение двух месяцев.

Нередко случается, что есть несколько наследников, и все заранее устно договариваются между собой, что откажутся от своей доли в пользу кого-то одного. Однако забывают, что отказ от наследства также предусматривает свой срок: шесть месяцев со дня открытия наследства. Время проходит, а фактически отказавшиеся от наследства не обращаются  к нотариусу. Что делать? При наличии уважительных причин этот срок может быть продлен судом, но не более чем на два месяца. Процедура рассмотрения такого дела аналогична процедуре рассмотрения дела о восстановлении срока для принятия наследства.

Дела о наследстве представляют для суда сложность в моральном плане, поскольку спор, разрешаемый судом, возникает между​ близкими родственниками. Действующим законодательством предусмотрена четкая очередность наследования по закону.

В первую очередь наследников входят дети, родители и супруг (супруга) покойного. Во вторую — полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, а также его дедушка и бабушка со стороны отца и матери.

При этом наследники второй очереди вступают в право наследования только в случае отсутствия наследников первой очереди. Такой же принцип действует и в отношении других наследников. Родные дяди и тети наследодателя, являющиеся наследниками третьей очереди, получают право на наследство только, если нет наследников первой и второй очереди.

А. Токсанбаев,
судья Туркестанского
областного суда

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *