Так хочется благоустроенности, пока бьется сердце

5 Авг 2022 11:27
Количество просмотров: 743

Журналистская работа прекрасна тем, что дарит встречи с неординарными людьми при самых неожиданных обстоятельствах.

Когда-то в областных, и не только, газетах были специализированные отделы писем, куда почтовая корреспонденция приходила в больших количествах.

Да и поток посетителей в «Южанку» был непрерывным.

Уже давно отделов писем нет, все взял в свои руки интернет. Да и заявителей, желающих личного общения с главным редактором и корреспондентами, поубавилось. Едут, идут самые настырные, уверенные в своей правоте, силе печатного слова и справедливости.

Меня сразила встреча с инвалидом второй группы 82-летней Екатериной Алексеевной Вильницкой. Худенькая, маленькая, без старческих заморочек, с молодым задорным стержнем и содержанием. Но сначала о чиновничьем произволе.

И это — город-миллионник!

Сколько еще раз обивать чиновничьи пороги?

Летом 2020 года акиму Аль-Фарабийского района г. Шымкента поступило письмо:

«Убедительно просим Вас оказать содействие в благоустройстве нашего двора. Дому 50 лет, детской игровой площадки никогда не было. Двор не ухожен. Постоянно ночуют бомжи. Очень нужна детская площадка, как в соседних дворах. И еще освещение», — под письмом стоят 20 подписей жильцов дома № 5 «а» по улице Жангельдина.

На него оперативно ответил заместитель акима Аль-Фарабийского района Д. Есильбек:

«Аппаратом акима района рассмотрено ваше заявление о благоустройстве двора и установке детских игровых элементов. Сообщаем: в целях благоустройства двора, расположенного по улице Жангельдина, 5 «а», аппарату акима Аль-Фарабийского района необходимо получить акт на право временного землепользования.

После получения акта и выделения бюджетных средств работы будут осуществлены в установленном законодательством порядке.

Эту рухлядь давно пора в утиль.

В случае несогласия с настоящим ответом, согласно статье 12 Закона РК от 12.01. 2007 г. «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц», вы имеете право обратиться в вышестоящие органы или в суд.

Е. Вильницкая.

Заместитель акима района Д. Есилбек».

Не дождавшись больше ничего, через два года Е. Вильницкая уже в нынешнем 2022-ом инициировала новое письмо со старыми проблемами от жильцов дома по ул. Жангельдина, 5 «а» вновь в Аль-Фарабийский райакимат.

Оттуда стремительно примчался ответ:

«Уважаемая Екатерина Алексеевна. Аппаратом акимата Аль-Фарабийского района в текущем году заключен договор с филиалом НАО «Государственная корпорация «Правительство для граждан» по городу Шымкенту для обследования дворовых территорий. При наличии свободного земельного участка по адресу: ул. Жангельдина, 5 «а», в целях благоустройства и установки детских игровых элементов аппарату района в первую очередь необходимо получить акт на право землепользования свободной территории.

В случае получения акта землепользования на баланс аппарата акима Аль-Фарабийского района будет разработана сметная документация и внесена бюджетная заявка. В случае выделения бюджетных средств работы будут осуществляться в установленном законодательством порядке.

Вместе с тем доводим до вашего сведения, что согласно ст. 91 Административного процедурно-процессуального кодекса РК участник административной процедуры вправе обжаловать административный акт и т. д. в суде».

Исполнители этого послания — чиновники Д. Шынтасов и Н. Ибрагимов. Последний готовил ответ акимата два года назад на первое письмо жильцов дома по ул. Жангельдина, 5 «а».

Последнее чиновичье письмо возмутило пенсионерку: «Они что, хотят бесконечно тянуть резину, заниматься отписками, чтобы старшее поколение, в числе которых и я, так и не дождалось лучших перемен, о которых со всех трибун громогласно заявляет аким Шымкента. Я хочу увидеть долгожданную детскую площадку, красоту и ухоженность в нашем дворе своими глазами, вдохновиться и наслаждаться ими. Бесчеловечно, негуманно отправлять глубоко старого человека в суд искать там крайнего, как это делают шымкентские чиновники. Лишь бы настрочить отписку и отделаться — не красит это государственную службу. О чем постоянно напоминает Глава государства».

В общем, Екатерина Алексеевна высказала свои обиды, возмущение и попросила, чтобы «Южанка» озвучила проблемы ее двора.

Заброшенная Кошкарата.

«Почему у соседей есть все? А у нас заросли»

Брошенный городскими властями на произвол дом, о котором речь, расположен в центре города за площадью Аль-Фараби. По улице Жангельдина сразу за домом, на первом этаже которого находится магазин «Грамад». Место, в принципе, роскошное. Рядом Кошкарата.

«Соседний кирпичный дом (Жангельдина, 9 — Авт.), — рассказал выросший здесь учитель русского языка К. Орынбаев, — раньше охраняла милиция. В нем жили первые руководители области. Потом охрану сняли».

Сейчас во дворе дома номер 5«а» настоящие заросли. Пройти можно только по скромному тротуару вдоль дома. Остальное дебри. О былом благоустройстве напоминает остов металлической беседки, к которой и подойти страшно. Единственная полуживая древняя скамейка. В этой чащобе и зарослях даже вдвоем днем неспокойно, а что говорить о безопасности, когда наступает темнота. Здесь, по словам Екатерины Алексеевны, собираются бомжи и прочая неблагополучная публика. Оставляют после себя тряпье, грязь и отбросы. И никому до этого нет дела.

С болью она поведала о бедственном положении речки Кошкараты возле дома. И рассказала, как ездила к лекарю в село Карабулак в Сайрамском районе. «Он меня повез к ручью, пробивающему из-под земли. Карабулакцы считают его родоначальником своего поселения. Место ухоженное, с водоохранной зоной. И какое диаметрально противоположное отношение к Кошкарате в Шымкенте?! А ведь эта природная жемчужина, с которой и начался Шымкент, требует и заботы, и внимания на каждом метре своего пути в черте города. Позабыли, позабросили ее, как и нашу территорию, те, кто за все это в ответе».

В расположенном рядом доме по Жангельдина, 5 благоустроенная с кучей горок и прочих наворотов детская площадка. Возле подъездов — новенькие скамеечки. А территорию (там была в минувшую пятницу — Авт.) обихаживала приличная компания уборщиков в оранжевых жилетах. Все подбирали, скребли и выгребали. Во дворе моего дома по улице Майлы кожа, 21 есть замечательная детская площадка, и тоже регулярно появляются рабочие бригады уборщиков в спецодежде.

И поэтому вопрос акиму Шымкента: почему такая жесткая градация жилых многоэтажек с прилегающей территорией на хороших и плохих в городе-миллионнике? Кому-то все, а кому-то, образно говоря, голодный пансион. От кого это зависит? Кто выбирает, распределяет? Чем при этом руководствуется? Почему именно дом №5 «а» по улице Жангельдина попал в изгои?

Могу предположить, что городские власти скрывают свои истинные намерения, прикрываясь из года в год бесконечными ссылками на необходимость получения акта на правопользование свободной территорией. Почему тянут резину? И для чего реально им нужен этот земельный акт?

Детская площадка во дворе дома по Жангельдина, 5.

Дитя войны

Однако вся эта неприглядная история подарила мне знакомство с очень интересным человеком. Екатерина Вильницкая — дитя войны. Родилась в предвоенном 1940 году в Перми.

«Мне было семь месяцев, когда отец, Алексей Шорохов, ушел на фронт и не вернулся. Я хорошо себя помню где-то с двух лет, — память у Екатерины Алексеевны изумительная. — Сначала мама работала по деревням. Шила шубы, бурки, подшивала валенки. Потом переехали в город Ишим. Там она трудилась прачкой в госпитале. В небольшом помещении была большая печь с двумя огромными котлами, в них постоянно кипятилось белье. Кипами оно стояло от пола до потолка. Стирала его мама в корыте руками на стиральной доске. Адский труд».

Подробности своего голодного и холодного военного детства Екатерина Алексеевна изложила в письме Александру Гордону на Первый канал в Москву, когда решила найти на этом свете родных людей. Черновик сохранился, читать его без слез трудно.

После войны снова вернулись в Пермь. Катя окончила среднюю школу. Серьезно заболела мама, поэтому учиться дальше не смогла. Устроилась на секретное производство. «Там выпускали перхлорвиниловое волокно для фильтров в атомной промышленности, — рассказала она.- Мама умерла. У меня осталась единственная сестра старше меня на 17 лет. Но у нее была своя семья. Фактически я оказалась одна. И решила все поменять, уехать из Перми».
И 24-летняя Екатерина Шорохова в 1964 году прилетела в Чимкент.

— Почему выбрали именно его?

— Услышала, что там строится большой пивзавод и что там много солнца и фруктов.

На заводе познакомилась с инженером из Ленинградского НИИ Гипрохиммеханики, приехавшим монтировать пусковое оборудование, и вышла за него замуж.

Родила сына Станислава. И вместе с ним, семимесячным, во время декрета отправилась к матери супруга Марцелине в Таллин. А потом в Ленинград к его бывшей теще-блокаднице, воспитывавшей двух его дочек от первого брака Люцию и Леночку.

«Они встретили меня как родную. И отношения у нас сложились очень добрые», — говорит моя героиня.

А потом Екатерина, легкая на подъем, с маленьким сыном на руках сопровождала мужа в Челябинск, Невиномыск, куда его отправляли в командировки. «Он был очень компанейский, любил застолья. Играл на пианино, гитаре. Мужчина-праздник. И я поняла: нам не по пути. Вернулась в Чимкент. Закончился декрет, вышла на работу. Сама поставила на ноги сына».

Пенсионерка время даром не теряет

Уже 26 лет Екатерина Алексеевна пенсионерка. Ушла с завода на заслуженный отдых с должности старшего аппаратчика производственных солей фосфорной кислоты — вредного производства. Появилась куча времени. И Вильницкая ударилась в живопись. Призналась, что в детстве очень нравилось рисование. Но не было возможности проявить свое рвение. На пенсии она появилась. Срисовала акварельными красками картинку на кусок полотна. Получилось. И поехало-помчалось. Я не профи, но для пенсионерки-самоучки, считаю, высший пилотаж. Мне понравился ее тигр — потрепанный жизнью, с седыми усами и бородой, умудренный и уставший гроза зверей.

— А кто ваш любимый художник? — не удержалась от вопроса.

— Айвазовский. Смотришь на его бушующее море и начинаешь чувствовать эту дерзкую стихию. Потрясающий мастер. Обожаю.

А еще Екатерина Алексеевна пишет стихи. По ее словам, рифмы рождаются непроизвольно в голове и просятся наружу. Их тут же нужно где-то записывать, чтобы не забыть.

Старенькая общая тетрадь в полиэтиленовой обложке так и называется — «Мои стихи». Аккуратный почерк. Поэтические строки с первого до последнего листка.

Одно из этих стихотворений Екатерина Алексеевна прочитала на передаче Александра Гордона «Мужское и женское» на Первом канале в Москве.

Клубочком я в кресле свернулась как кошка,

Решила… чуть-чуть

полежу я немножко.

Быть может, устала,

сама не пойму,

Без света сейчас

ничего не найду.

Так тихо вокруг. Лишь будильника стук

Ночной мой покой нарушает,

В пиалке свеча догорает.

Так тяжко одною быть

раздавленной временем,

Со мною страдает

душа одновременно.

Нас двое сейчас

в этот тихий час,

Мне часто приходится

думать об этом.

Нигде не найду

никакого ответа,

Все люди как масса

кружатся вокруг,

Как мне разорвать этот

замкнутый круг.

Где выход найти мне из жизни такой,

Внутри все дрожит,

не найду я покой.

Лежу я комочком,

подобно котенку,

Как можно обидеть

такую девчонку?

Так в жизни бывает,

и все без ответа.

За что так страдает

душа моя где-то?

В гостях у Гордона

Екатерина Алексеевна вырастила сына. Женила. Помогла с жильем. У нее сейчас трое внуков и трое правнуков. И однажды, как призналась, услышала обидное слово в адрес сына: безродный. Вспыхнула и загорелась желанием отыскать сестру, ее наследников, бывшего мужа, сводных сестер своего сына. И начала отправлять письма на российское телевидение. Четыре года назад написала на ток-шоу Александра Гордона.

«А через полтора месяца, в 2019 году, — рассказывает она, — в квартире раздался телефонный звонок: «Мы с Первого канала со студии Александра Гордона». Я подумала, что это розыгрыш, и положила трубку. Но вечером мне снова позвонили из Москвы. Объяснили, что к чему, и предупредили: «Завтра у вас дома будут съемки. Никуда не исчезайте».

Через неделю Вильницкие — Екатерина Алексеевна, сын, сноха, двое внуков — улетели в Москву. А на следующий день после прилета приняли участие в ток-шоу «Мужское и женское» с Александром Гордоном и Юлией Барановской. Там ей объявили, что ее сестры, племянника, бывшего мужа, его матери и тещи — всех, кого она знала, уже нет на этом свете. Но большим сюрпризом стала встреча с другим сыном и внуком сестры.

На прощание А. Гордон заинтриговал: «Возможно, будет еще одна встреча».

И через месяц Екатерину Алексеевну с семейством снова пригласили в Москву. На этот раз состоялась встреча с дочками мужа от первого брака — сводными сестрами ее сына. Одна живет в Санкт-Петербурге, вторая — в Одессе. Прилетели сестры мужа из Таллина. Первый канал российского ТВ нашел их всех и подарил прекрасные мгновения. И сейчас они, нашедшие друг друга, ведут переписку.

Вот какая трудная и удивительная судьба у моей героини Екатерины Вильницкой. Перечислила не все ее достоинства. Например, она сейчас в возрасте 82 лет сама капитально ремонтирует свою однокомнатную квартиру. На пенсии работала в составе строительной бригады. Умеет все, даже укладывать кафель.

Акварели Е. Вильницкой.

И, что обидно и возмутительно, городские власти и не думают благоустраивать двор в многоэтажке, где живет Е. Вильницкая. А на ее настойчивые и законные обращения цинично заявляют: «Не нравится, как отвечаем, обращайся в суд».

 

 

Татьяна Корецкая

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментария в “Так хочется благоустроенности, пока бьется сердце

  1. Вызывает восхищение стойкость и мудрость этой женщины. И возмущение отношение властей к народу. Надеюсь после публикации все сдвинется с места и двор станет уютным и красивым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *