Театр жив, пока есть зрители

31 Мар 2021 17:03
Количество просмотров: 363

Наша встреча с директором и художественным руководителем Шымкентского русского драматического театра,заслуженным деятелем Казахстана И. Вербицким состоялась в канун Всемирного дня театра, который отмечается 27 марта.

Разговор шел не только о театре, но и о состоянии культуры в целом.

— Игорь Владимирович, Вы не раз рассказывали о том, как оказались в театральном закулисье. Детские впечатления о театре, встречи с великими актерами наверняка сыграли не последнюю роль?

И. Вербицкий.

— Да, в советское время в Чимкент часто приезжали известные актеры и проводили творческие встречи. Я старался не пропускать их, видел Олега Даля, например, атмосфера встреч произвела на меня неизгладимое впечатление. В школе я был не очень прилежным учеником, но литература всегда нравилась. Любил читать стихи. Русский язык и литературу у нас преподавала директор нашей 44-ой школы Вера Михайловна Холодова. Всегда вспоминаю ее с благодарностью, она поддерживала меня в творческих начинаниях.

— Вы верите в судьбу?

— Да, конечно!

— И живете по сценарию, предначертанному свыше?

— Я его не корректирую, но и не являюсь фаталистом. Понимаю, что все предопределено, наверху за нами наблюдают и больше внимания уделяется тем, кто стремится чего-то достичь в жизни. Желания непременно исполняются. Если бы я не стремился к чему-то, наверное, не окончил бы в лихие 90-ые театральный институт. Мои друзья, которые до сих пор успешно занимаются бизнесом, тогда говорили мне: «Какой театр? Никому это не надо!». А я все-таки надеялся и мечтал, что театр оживет, будет ездить на гастроли, участвовать в международных фестивалях. Когда стал главным режиссером, это же обещал коллегам. И желание исполнилось, потому что мы этого очень хотели. Ассоциация поддержки русских театров за рубежом при поддержке Президента Российской Федерации организовала нам десятидневный тур по России.

Нам повезло – далеко не все театры Казахстана и постсоветского пространства попали в этот проект. Наша мечта стала реальностью.

Затем мы поехали на фестиваль в Москву со спектаклем «Одноклассники». Наш земляк Игорь Савин пришел на спектакль и заснял момент, когда московский зритель стоя аплодировал нашим артистам и не отпускал в течение 15 минут с поклона. Автор пьесы Юрий Михайлович Поляков тогда сказал, что видел более 30 постановок этого спектакля, но наша была лучшей. И самое главное — ощущение победы над искушенным московским зрителем. Это дорогого стоит! Это больше, чем награды, дипломы. Только коронавирус приостановил наши фестивальные поездки.

— Столь важные для театра поездки в плане обмена опытом как-то поддерживались городским управлением культуры, в первую очередь финансово?

— Пока мы ездим исключительно за счет своих доходов. Государство денег на гастрольные поездки и фестивали не выделяет. Помогают театру наши друзья: Владимир Иванович Денисов (авиакомпания SCAT), Владимир Бысов (компания «СПЕКТР»), Юрий Лукьянов (фирма «Электрокомплект»).

— В жизни главная роль, которую Вы прекрасно исполняете, Вы хороший папа! А есть любимая роль на сцене? Есть роль, которая отображает самого Игоря Вербицкого?

— Нет, наверное, такой роли нет. Есть роли, значимые для меня, все любимые, выстраданные. Есть удачные, есть неудачные. Это другой вопрос. Для меня очень значимая роль Нерона в спектакле «Театр времен Нерона и Сенеки». В новой версии постановки Султана Назировича Абдиева я сыграл там все — от комедии до трагедии. Или, например, как могу обойти вниманием роль Чингизхана в спектакле, который 20 лет идет на сцене, как и Луиджи. Очень дорогая для меня роль Макмерфи в «Полете над гнездом кукушки». Не написали еще пьесу про Игоря Вербицкого, но частичка меня есть в каждой роли.

— А Нерон и Чингизхан изменили Вас как человека?

— Как человека — нет, как актера — да. Это же две такие величины — Айтматов и Радзинский.

— Какой критике в свой адрес и в адрес театра Вы доверяете?

— Профессиональной и компетентной. Когда люди, не понимающие искусство театра, в частности, и искусство в целом, начинают говорить «мне не нравится», я такой критике не доверяю. Если человек четко формулирует мысль, почему и что ему не понравилось в спектакле, по каким критериям оценивает, я отношусь к этому положительно. Мы как-то уже разговаривали на эту тему. Если критик прав, а не хайпует или умничает, стараясь укусить побольнее, я воспринимаю правильно и стараюсь учесть замечания. Прекрасно понимаю, что уровень у нас не московский, но то, как нас принимают коллеги и зрители в Алматы, Нур-Султане, Таганроге, доказывает, что шымкентский театр достиг определенных высот, его знают и приглашают на гастроли.

Сцена из спектакля «Полет над гнездом кукушки».

— А как Вы относитесь к провокационному театру?

— Если на сцене показывать голую задницу, я к этому отрицательно отношусь. Я против таких провокаций, против матов на сцене. Мы итак опустились ниже плинтуса в поведении, общении, в целом в культуре. Сейчас в обществе нахамить, ответить грубо или вообще не ответить — в порядке вещей. Это стало нормой после 90-ых. Такого не было раньше. Люди соблюдали этику, старались не обижать друг друга. Мы должны возрождать культуру, в том числе поведения. Со сцены открыто говорить об этом. Кто, если не деятели культуры, скажут, что такое хорошо и что такое плохо?

— У вас это получается?

— Трудно сказать, получается или нет, но мы стараемся.

— Есть ли будущее у русского драматического театра в Шымкенте?

— Трудности есть, но надеюсь, что пока в Шымкенте есть наш зритель, есть поклонники, у театра есть будущее! А театральное искусство не умрет.

— Что бы Вам хотелось изменить как руководителю театра?

С любимой дочкой Евой.

— Отношение государства. И это касается не только нашего театра. Театральное искусство должно дотироваться в большем объеме, пора пересмот-реть зарплату сотрудников и актеров. (Монтировщики, например, у нас получают 50-60 тысяч тенге, а ведь у них физический труд). Мы вернем вложенное не деньгами, а воспитанием духовности в людях — это намного важнее для государства. Ему нужны умные, воспитанные, культурные люди. И поддерживать надо не только театр, но и библиотеки, музеи, выставочные залы, писателей и художников. Необходимо не только требовать от культуры, как это происходит сейчас, но и вкладывать в нее.

— В чем смысл Вашей жизни?

— В театре, в дочке. Для чего я пришел в этот мир? Для того чтобы сделать нечто значимое и оставить что-то после себя. Благодарю Бога, что в какой-то момент судьба направила меня в драмкружок к Анне Ивановне Пащенко. Если бы я делал не то, что надо и что от меня ожидают, наверное, свыше ни мне, ни театру так не помогали бы.

От себя и коллектива нашего театра поздравляю всех с профессиональным праздником. Коллегам и зрителям побольше хороших постановок и ролей. Любите театр!

Об экспериментах на театральной сцене, о спектакле «Гамлет», о том, что ждет зрителя на закрытии театрального сезона, вы можете послушать в подкасте полной версии интервью на сайте «ЮК» yujanka.kz.

Послушать >

 

Владимир Привалов

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *