Туркестан — город старинный, столичный

1 Фев 2021 09:56
Количество просмотров: 1651

Туркестан за свою древнюю историю, как столица духовного мира, переживал разные времена. Но сейчас наступил период его расцвета. Он раскрывает свои давние тайны, возрождая лучшее, что было у него, пишет новые страницы истории.Город всегда восхищал и манил к себе тюркской культурой, духовностью. И те преобразования, которые происходят на наших глазах, делают Туркестан более привлекательным для паломников и туристов.

Туркестан с восточной стороны, М. Приоров.

В наши дни Туркестан — областной центр, однако во времена Российской империи он, а не Чимкент, был уездным городом. Таким его объявил приказом от 17 марта 1872 года «после некоторых колебаний и опыта» Константин Петрович фон
Кауфман, туркестанский генерал-губернатор. И пребывал древний город таковым несколько лет, до 12 июня 1886 года. Затем опять стал безуездным и вошел в состав Чимкентского уезда. И в «Адрес-календаре Туркестанского края с иллюстрациями, календарем на 1910 год, картами и объявлениями» Туркестан уже будет обозначен как «заштатный город, расположенный на линии Ташкентской железной дороги, в 248 верстах от города Ташкента, центра Сыр-Дарьинской области». Тем не менее с созданной городской инфраструктурой, отнюдь не отсталой в те времена.

Первым уездным начальником в Туркестане был подполковник Алексей Густавович Реймерс, дважды занимавший эту должность в общей сложности 12 лет. С именем Реймерса связывают появление в городе раньше других общественных садов — Церковного, а затем и Городского. Почетный гражданин Туркестана А. Абдуразаков, для предков которого Туркестан был родным и любимым, стал моим добровольным экскурсоводом. Он подолгу и с удовольствием рассказывал об истории древнего города.Вспоминал из своего детства, что именно этот городской сад в советское время мог какое-то время носить имя Николая Шумилова, одного из туркестанских комиссаров, расстрелянных во время Осиповского мятежа в Ташкенте.

— Вход в парк Шумилова был платным, возможно, из-за аттракционов, — предположил аксакал, — но цена была минимальная. В кинотеатре, кстати, висел большой портрет Николая Васильевича — этакого усатого революционера. Директором парка был товарищ Орлов — очень строгих правил мужчина, его побаивалась детвора, стараясь обходить стороной. Был в городе и женский монастырь.

Часть города Ходжалык, 1871-1872 гг., И. Пашино.

В уездном городе Туркестане существовал детский сад, а также садик, заложенный участковым приставом Николаем Клавдиевичем Калмаковым. В 1912 году, как свидетельствуют документы, «здесь найдут приют заведения, имеющие стремление перейти в увеселительные. Упразднителем садов был только один человек — участковый пристав Николай Семенович Масич, вырубивший массу деревьев». «Этого туркестанцы простить не могут», — так написал один из исследователей нашего края. Но вряд ли сейчас найдется немного жителей областного центра, которые вспомнят имя Масича. Вырубка деревьев под подобные заведения — уже не редкость в нашей жизни. И не такой уж великий, к сожалению, грех.

Еще в городе был Лалекинский бульвар, устроенный участковым приставом Валентином Васильевичем Лалекиным, будущим с 16 апреля 1908 года до 25 августа 1910-го чимкентским уездным начальником. Личность удивительно скандальная. Например, газеты писали о том, как он «арестовал» понравившихся ему индюков, принадлежавших местному купцу. И только присутствие в Туркестанском крае в это время с инспекторской проверкой сенатора графа Палена, к которому обратился с жалобой купец, не изменило местожительство индюков — они остались у хозяина. Но не будем обращать внимания из-за давности лет на шалости чиновника. Именно Лалекин, будучи поручиком, организовал в Туркестанском генерал-губернаторстве первую военно-голубинную станцию для связи. О своих успехах в этом деле Валентин Васильевич рассказал в газете «Туркестанские ведомости».

В 18 верстах от города, имеется в виду Кентау, была заложена роща. Своим существованием она также обязана Реймерсу. А. Абдуразаков объяснил, что роща существовала до 70-ых годов прошлого столетия, носила название Воробьиной. Рядом в ключах Булаки водились раки.

Что касается фруктовых садов в городе и окрестностях, то они занимали весьма ограниченную площадь — всего около 70 десятин. Город никогда не испытывал достатка поливной воды. В 1909 году Туркестан решил воспользоваться предложением инженера фон Габера, представителя фирмы «А. Кнопъ», вырыть артезианский колодец, чтобы орошать 150 десятин земли. Колодец вырыли.

А теперь обратимся к публикации в «Туркестанских ведомостях»: «Воды в нем до сих пор нет. Артезианский колодец фон Габера напоминал в миниатюре водопровод С. К. Глинки-Янчевского в Ташкенте. Стоимость артезианского колодца — 13200 рублей, из которых 10200 рублей заплатил город, а 3000 рублей пожертвовал богатый сарт Ибадулла Ишан-Ходжинов, бывший арендатор всех городских оборочных статей в Туркестане».

Между прочим, Туркестан отпускал на ежегодную ирригацию 12300 рублей. Стоит признать, что инженер фон Габер одним махом съел почти целую статью расходов городской казны. И не понес наказания.

Колодец Станислава Казимировича Глинки-Янчевского, на который ссылается газета, был чистой воды авантюрой. Взяв из ташкентской казны 180 тысяч рублей, он обещал в течение шести лет провести по каналу воду. Но, как написал в газете «Русский Ташкент» Н. Маев, канал был «построен зигзагами, орошать можно было только сад самого Глинки».

Улицы Туркестана не были мощеными. Художник Дмитрий Васильевич Вележев, выпускник Императорской академии художеств, во время путешествия по Туркестанскому краю с Петром Ивановичем Пашино сделал рисунок «Базар в Туркестане», на котором видно, что городским властям еще было над чем работать, чтобы придать ему вполне цивилизованный вид. А другой путешественник, историк и этнограф Александр Иванович Добросмыслов, видимо, созерцал уже другой город: «Туркестан — город старинный, столичный…».

Только в 1909 году была протянута шоссейка от города до железнодорожной станции протяженностью 4,5 версты, что обошлось Туркестану в девять тысяч рублей.

Тротуары строили из жженого кирпича. Освещение — фонари-коптилки, их заменили в 1906 году керосинокалильными фонарями, представляющими собой высокий цилиндр. Надо отметить, что первые подобные осветители появились в Санкт-Петербурге всего на пять лет раньше, чем в Туркестане.

Туркестан, базар, Л. Вележев.

В 1878 году телеграфная станция Туркестана была соединена с Европейской Россией через Западную Сибирь. В 1911 году почтово-телеграфная контора была «повышена с 4 класса на 5».

Благоустройству города придавали огромное значение, поэтому расходы по этой статье занимали первое место. Например, в 1887 году, когда Туркестан уже не был уездным городом, они составляли в бюджете 40 % (2911 руб.), в 1902-ом — 44,2 % (12587 руб.). В эти же годы на народное образование выделялось из бюджета соответственно 5,5 % и 7,3 % (400 и 2092 руб.), а на содержание правительственных учреждений в отдельные годы — меньше процента. Причина нелюбви контролеров местной палаты к чиновникам объяснялась подозрением, что деньги могут уйти на ремонт и отопление квартир уездных начальников, приобретение мебели. Поэтому не стоит делать их содержание высоким.

Для интереса заглянула в расходные книги Чимкента, чтобы сравнить, как распределяли в эти годы бюджет уже в уездном городе.

Благоустройство не было в приоритете. В 1887 году эта статья расходов составляла лишь 13,7 % (1300 руб.). Только в 1897 году она выросла до 34,3 % (5193 руб.). И это была самая существенная трата в течение десяти лет. К сожалению, не удалось найти данных за 1902 год, чтобы сравнить с Туркестаном. Зато чимкентцы не жалели денег на образование: в 1887 году выделялось 36,2 % (3447 рублей). Правда, через десять лет, видимо, посчитав, что народ уже достаточно грамотен, на образование городская казна выделила всего 3,1 %, это 476 рублей.
Сравнения говорят о том, что бюджет Чимкента был все-таки больше, чем Туркестана. И это подтверждается документами областного государственного архива за 1887 год. Соотношение такое: 8143 и 5693 рубля.

Казна Туркестана формировалась в основном из доходов, получаемых с городского имущества и оборочных статей, затем оценочного налога с недвижимого имущества, как это происходило и в других городах Сыр-Дарьинской области. На собранные средства, а также пожертвования благо-устраивались города, строились различные объекты, имеющие значение для Туркестана.

Сюда так и просится замечательный пример устройства в 1881 году за свой счет учителем Глуховым метеостанции, которая производила наблюдения до мая 1884 года. (Поздравляю туркестанцев с 140-летием первой в нашей области метеостанции, хотя «Казгидромет» считает, что данные о наблюдении с туркестанской метеостанции начали поступать с 1882 года. Может, они и правы. Мой источник — историк А. Добросмыслов).

Дальнейшие подробности существования метеостанции в Туркестане такие: эстафету от Глухова принял Ротмиров. Через год обязанности метеоролога принял на себя начальник телеграфной станции Зеленко. Понимаю, что казна уже озаботилась финансированием метеорологов. Но 19 мая 1885 года произошла сильнейшая буря, которая разрушила станцию. Новую устроил смотритель ташкентской обсерватории Гультяев. Почти 20 лет метеостанцией занимался Н. С. Николаев.

Любопытно сравнить данные первой переписи населения в 1897 году, чтобы хотя бы поверхностно представить, какой город по численности был больше. В Чимкенте проживали 11194 человека, из них мужчин — 6185, женщин — 5009, в Туркестане — 11253 человека, мужчин — 6037, женщин — 5216.

По отчетам участкового пристава Туркестана, в 1910 году население выросло до 15236, по отчету чимкентского уездного начальника — до 15940 человек. И опять почти равные данные.

Какой бы статус ни был у Туркестана, он всегда был в центре внимания, на его земле была построена святыня — мавзолей Ходжи Ахмета Ясави, который до сих пор привлекает паломников и туристов.


Уездный город, заштатный… Он прошел разные периоды своего существования. Но полнее всего величие Туркестана раскрывается в наши дни, когда он стал областным центром. Предугадал А. Добросмыслов его будущее столичное обличье.

В настоящее время тот размах преобразований, которые происходят в Туркестане после того, как он приобрел статус областного центра, напоминает строительство новой столицы Казахстана после ее переезда из Алма-Аты. В город уже вложено больше 400 миллиардов тенге различных инвестиций, давших толчок развитию нескольких направлений, являющихся сопутствующими, вспомогательными для развития туристической индустрии. Построены отели, рестораны, спортивные и торговые объекты. Это уже не тот город, который нарисован художником Вележевым. Он приобрел вид, который, по архитектурным замыслам и их воплощению в жизнь, не похож на другие города. Он своеобразен в каждой мелочи, детали. Надо пройти по городу, чтобы понять, как быстро он меняется. При этом остается тот самый налет древности, который привлекает.

Туркестан был и остается интересным как туристический, духовный центр, для чего у него есть такая мировая сокровищница, как мавзолей Х. А. Ясави, внесенная в список объектов культурного населения ЮНЕСКО.

По государственной программе развития туристической индустрии в РК до 2023 года область включена в кластер возрождения Великого Шелкового пути, Туркестан определен как основной объект.

Туркестан — город жаркий, сухой. Зеленый пояс, инициатива создания которого принадлежит акиму области У. Шукееву, сможет нивелировать экологические проблемы города. По генеральному плану предстоит озеленить 7700 гектаров территории. Для этого создали питомник с миллионными саженцами. Высаживают ясень, дуб, ель, сосну, березу, клен, тополь… И не просто те саженцы, которые понравились, а те, которые легко адаптируются к местному климату. Эти рекомендации дают специалисты.
Город озеленяют всем миром. Для этого его разбили на 32 сектора, за каждый из них отвечают акимы районов, городов и руководители отделов.

— Со временем город будет полностью озеленен. Зеленый пояс — это легкие города, позволяющие людям дышать свежим воздухом. Посажены многолетние деревья, защищающие город от ветра и пыли, — объяснил глава области, почему так важен зеленый пояс. — В городе увеличилось количество парков и скверов. Создаются все условия для отдыха горожан. В свою очередь, жители должны содержать свои дворы и прилегающую территорию в чистоте и порядке.

Это уже не город XIX века, в котором фруктовые деревья располагались лишь на 70 десятинах земли. Тысячи саженцев яблонь, персика, груши, вишни, сливы… высаживаются в городе и окрестностях.

Территория города увеличилась на три тысячи гектаров.

Показатель привлекательности Туркестана — это увеличение числа жителей. В 2018 году, когда город стал областным центром, в нем проживали 165 тысяч человек, а сейчас — 176 тысяч. Генеральным планом развития города до 2035 года прогнозируется, что продолжится рост численности населения. Этому будет также способствовать развитие малого и среднего бизнеса, строительство социально-культурных объектов. Предполагается, что в 2025 году население города уже будет 250 тысяч, в 2035-ом — 350 тысяч.

…За свою долгую историю Туркестан только сейчас получил возможность в полной мере реализовать свой потенциал.

Может быть, наступит время и кто-то будет сравнивать, как это делалось в начале XX века, два города — Шымкент и Туркестан, кто из них успешнее, быстрее и за счет чего развивается. И с удовлетворением отметит, что Туркестан по-прежнему держит марку культурного города.

Людмила Ковалева

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *