Туркестан и Шымкент — культурные побратимы

6 Июн 2022 12:13
Количество просмотров: 1667

В театральной жизни Туркестана и Шымкента произошло несколько значимых событий: на сценах этих городов состоялись премьеры как местных трупп, так и приезжих

«Маленькие трагедии».

В мегаполисе побывал с гастролями Акмолинский областной русский драматический театр. Гости выступали сразу на двух сценах: в театре кукол и юного зрителя и русском драматическом театре. Взрослой аудитории были представлены мистическая драма Н. Садур «Панночка», комедия Н. Думбадзе «Учитесь жить, смеясь!», спектакль-исповедь  В. Легентова «Эдит Пиаф» и «Чичиков» по мотивам поэмы Н. Гоголя «Мертвые души».

Всегда хочется увидеть больше, нежели один спектакль. Нельзя делать выводы о работе и репертуаре театра по одной постановке. Но тот «Чичиков», которого посмотрел я, оставил неоднозначное мнение. Задумка молодого бишкекского режиссера Ш. Дыйканбаева где-то понятна. В его версии в Чичикове происходит борьба «белого» и «черного». Но почему-то эта борьба выражалась исключительно либо в сексуальных интригах и действиях, либо в шизофреническом запугивании главным героем всех остальных.

Многие зрители, пришедшие на «Чичикова» с цветами, как на праздник, с этими же букетами ушли домой. Некоторые сбежали во время антракта. Именно поэтому хочется, чтобы следующие гастроли прошли в полном понимании зрителем того, что происходит на сцене.

«Шопениана».

Клин клином вышибают. Поэтому в последний день апреля сходил в Шымкентский русский драматический театр на премьеру «Маленьких трагедий». И, как сказали бы психологи, закрыл гештальт. Ставил спектакль понятный для меня, небанальный режиссер А. Шемес. С ним удалось поговорить о новой постановке.

— Что такое «Маленькие трагедии»? Это повествование о человеческих пороках, которые заканчиваются определенным наказанием. Не довлеют ли шаблоны, ведь этот цикл пьес Пушкина хорошо известен в театральных кругах?

— К моей радости, я не видел ни одной постановки. За исключением советского фильма, который крутили в 70-ых или 80-ых годах прошлого века. Когда я стал разбирать сюжеты для сцены, оказалось, что это достаточно интересные и смешные истории, в основе которых человеческие пороки. Я не пытаюсь соревноваться с великими режиссерами, лишь хочу привнести в эту постановку что-то свое. Надеюсь, это у меня получилось.

— Есть неизменные постулаты. Но, возможно, время внесло свои коррективы и гений и злодейство слились воедино.

— Нет, время не внесло никаких корректив. Гений и злодейство несовместимы. Только гений может смеяться над собой. Бездарность никогда не сможет подшучивать, бездарность всегда обижена. Примеров у нас масса. Достаточно посмотреть вокруг. Чем талантливее человек, тем он легче в общении, тем у него меньше понтов.

— Критики отмечают, что Пушкин использовал противоположности. К примеру, скупой рыцарь, хотя рыцари — люди благородные и порой даже слишком расточительные. Или пир во время чумы — праздник на костях. Да и само название, хоть оно и не было дано автором, тоже, по мнению критиков, содержит противоречие. Что скажете?

— Нет, особых противоречий я не вижу. У нас и сейчас, куда ни посмотришь, пир во время чумы. А по поводу критиков, я их, конечно, всех люблю. Но по поводу них есть хороший анекдот: барин садится в кибитку. Кучер у него спрашивает: «Барин, вы кем работаете-то?» «Критик я», — отвечает барин. «Это что такое?» — «Кто-нибудь напишет роман, а я его критикую» — «Ишь, г*вна какая!»

Критики всегда найдут, что не понравится. А то, что другим не нравится, они могут возвести в ранг удивительного, интересного и положительного.

— В «Маленьких трагедиях» играют разновозрастные и разноплановые актеры. Не тяжело ли ставить спектакль с нашей труппой, большая часть которой молодежь, выходцы из театральной студии «Балаганчик»?

— Молодежь в русском театре драмы хорошая. У нее есть желание работать. В глазах ребят блеск, чувствуется интерес и желание. Молодые все хватают на лету. Это дорогого стоит. Нехватка возрастных актеров — это, конечно, беда. Приходится некоторым ребятам играть по нескольку ролей.

— Какой ассоциативный ряд Вы можете привести относительно спектакля?

— Понятно, что все эти истории актуальны всегда. Тут даже объяснять не надо. В любом месте земного шара. Неважно, где мы находимся: в Казахстане, Америке или Нигерии. Всевышний создал человека, и каждый считает себя центром вселенной. Поэтому человеческие страсти у всех одни и на все времена. Я взял за основу «Пир во время чумы». И уже внутри этой истории попытался распределить все остальные. Это и есть некая ассоциация с сегодняшним днем.

Доброту и чистоту помыслов нес в своих мелодиях и Коркыт ата. А талантливые люди смогли воплотить его образ в пластической постановке «Легенда о Коркыте», которая прошла на сцене Туркестанского музыкально-драматического театра.

«Легенда о Коркыте».

Пластический спектакль рассказывает о личности, оставившей глубокий след в истории кочевых народов и ценное литературно-музыкальное наследие.

В основе все та же борьба противоположностей. Языком оригинальной хореографии артисты показали непримиримую борьбу магических звуков кобыза Коркыта, насыщающих все вокруг гармонией, и колдовства пери Марту, сеющей хаос и разруху.

Режиссер и постановщик спектакля молодой российский хореограф и искусствовед К. Семенов в танце постарался показать душу мелодий Коркыта, рождение музыканта и его жизнь.

Музыку к спектаклю написал талантливый композитор туркестанского театра Х. Шангалиев.

Образ Коркыта создал артист балета Е. Абдыкалык. Молодая оперная певица М. Минизини, солистка Государственного театра оперы и балета «Астана-опера» (меццо-сопрано) исполнила роль Марту.

«Я впервые участвовала в проекте, где основными элементами спектакля являются хореография и пластика. Это абсолютно эксклюзивный проект и очень трудоемкий процесс. Мне было безумно интересно наблюдать за работой режиссера, понравилась молодая труппа Туркестанского музыкально-драматического театра. Артисты активные, мотивированные, я получила огромное удовольствие, работая с ними», — рассказала певица.

Пластических спектаклей на наших сценах не так много. Как сказала руководитель театра А. Копбасарова, подобные постановки еще не раз будут представлены зрителям. Ведь балетная труппа Туркестанского музыкально-драматического театра способна взять большие высоты.

Очень важная ремарка: за исключением роли Марту все остальные сыграли, а вернее, станцевали артисты туркестанской труппы. А это значит, что постановка может с успехом проходить не только в Казахстане, но и в Азербайджане, Турции, Туркменистане, Каракалпакстане, где чтут наследие Коркыта.

«Поистине счастлив тот, кому любимое занятие дает средства к жизни», — говорит герой пьесы «Пигмалион» Генри Хиггинс.

С этим и приехал в Шымкент российский театральный режиссер, некогда художественный руководитель Чимкентского областного театра драмы, открывший миру Т. Бекмамбетова, О. Белинский.

В июне на закрытие театрального сезона на сцене Шымкентского русского драматического театра перед зрителем разыграют сцены превращения простой цветочницы в настоящую леди. Самая популярная, пожалуй, пьеса Б. Шоу сохраняет свою магию и трогает сердца зрителей уже сто с лишним лет.

— Вы ставите в Шымкенте «Пигмалиона». Почему именно эта пьеса?

— Идея не моя, а Игоря Вербицкого. «Пигмалиона» я выбрал потому, что сюжет интересный сам по себе. Человека преображают на наших глазах. Здесь для меня главное, что происходит между создателем-творцом и его детищем. Здесь можно процитировать Антуана де Сент-Экзюпери: «Мы ответственны за тех, кого приручили». Герои пьесы сделали из цветочницы даму высшего света, а что с ней будет дальше, они не подумали. И если бы не чудо, что ее отец вдруг разбогател, неизвестно, какой была бы развязка. Тем более что у Бернарда Шоу финал несколько иной. Я посмотрел «Пигмалиона» в московском «Современнике». Мне абсолютно не понравилось. Играют звезды, но в целом все показалось ширпотребом. И в оформлении, и в игре они комикуют по-дурацки.

— Кто-то из сатириков высказал мысль, что публика, даже если она будет состоять сплошь из мужчин, ведет себя как женщина: она ждет удивления, чуда! Чему удивится шымкентская публика?

— В театре появился художник, который мне очень нравится. Очень талантливый человек. Как в свое время я открыл Тимура Бекмамбетова, так шымкентский театр нашел Максата Айдусенова. Я посмотрел его предпоследнюю работу «За двумя зайцами». Понравилось и оформление, и костюмы (художник по костюмам А. Суйкимбаева — авт.). Кстати, и в «Маленьких трагедиях» хорошая сценография.

— Шымкентский театр для Вас родной. Но тот театр, в котором когда-то служили, и сегодняшний, разные. Я говорю о труппе. Не сложно ли работать?

— Труппа, к сожалению, не укомплектована. И причины понятны. Нет возможности предоставить жилье, достойную зарплату. Я сам был в такой ситуации здесь. Хорошо, что при театре есть творческая мастерская. То, что ребята учатся в театральных вузах, замечательно. Но это и беда. Они их окончат, их увидят другие театры, а у тех другие возможности. Я люблю работать с людьми, которые хотят работать. Возьмем спектакль «Пролетая над гнездом кукушки». В нем был занят Ержан Мукаш. Он не артист. И его приходилось учить. Но он справился. В Павлодаре в «Поминальной молитве» у меня два человека были вообще с улицы.

С шымкентскими актерами я работаю легко и с удовольствием. Они прислушиваются и сами предлагают. Так не всегда бывает. Порой режиссер пытается что-то артистам предложить, а те сопротивляются. И, как правило, это заканчивается плохо. Все-таки актер исполняет только часть задуманного. Режиссер же видит целое. Я люблю преодолевать сложности. Сам себе барьеры ставлю.

Здесь же хочу поздравить шымкентский театр с великолепной находкой в лице режиссера Алексея Шемеса. Я посмотрел его работы, они мне очень понравились.

— Кто играет в «Пигмалионе» Элизу?

— Александра Калашникова. Ей нравится, но ей трудно. Таких ролей она не играла. В «Звездах на утреннем небе» она удачно попала в образ. Я тогда тоже мучился. И вдруг привели Александру, и я понял: «Все! Слава богу!» Замечу, что я пошел против Шоу! В моей трактовке последней сцены, хотя текст я не менял, герои признаются друг другу в любви. Зрительный зал мы превратим в улицу Лондона. Я хочу, чтобы публика оказалась в реальности. Есть один интересный момент, когда Элизабет выходит в свет. Но всему свое время. Приходите, смотрите и удивляйтесь.

«Чичиков».

В Шымкент приезжал Государственный академический театр оперы и балета им. Абая. Алматинские мастера на сцене русского драматического театра представили публике три одноактных балета: Ф. Шопена — «Шопениана», И. Баха — «Открывая Баха» и М. Равеля — «Болеро».

Перед началом представления в фойе прошла фотовыставка с участием ведущих солистов балетной труппы. Даже неискушенного зрителя работы известного казахстанского фотографа О. Постникова не оставили равнодушным. В них было все: цвет, экспрессия, жизнь.

Балетную труппу представила художественный руководитель и балетмейстер-постановщик Г. Туткибаева.

Шымкентского зрителя поразили мимолетность, воздушность и легкость исполнения. За это аплодисменты не только артистам и художественному руководителю с хореографами, но и Алматинскому хореографическому училищу им. А. Селезнева, большая часть выпускников которой служит на сцене театра.

Чтобы понять балет, нужно его смотреть полностью. Порой отрывки у обывателя оставляют не самые лучшие впечатления, а мастерство могут оценить только профессионалы. Но алматинцы сломали это мнение, показав на сцене и классику, и модернизм.

На вопрос, почему балет проходит на сцене драматического театра, а не оперы и балета, ответ был очевидным: все дело в сцене. Она должна быть профессиональной: просторной и глубокой. Увы, пока театр оперы и балета таковой не располагает. Возможно, и в Шымкенте, как обещал аким города М. Айтенов, когда-нибудь появится профессиональное здание театра оперы и балета и будет создана балетная труппа, которой тоже будут аплодировать стоя не только горожане, но и зрители других городов и стран.

«Театр вытаскивает обман и ложь из их кривых лабиринтов и показывает дневному свету их ужасную наружность. Театр развертывает перед нами панораму человеческих страданий. Театр искусственно вводит в сферу чужих бедствий и за мгновенное страдание награждает нас сладостными слезами и роскошным приростом мужества и опыта», — сказал когда-то И. Шиллер.

Наши артисты говорят нам со сцены о том, о чем мы порой умалчиваем, а если и говорим, то либо на кухне, либо за спиной.

В культурном плане Туркестану и Шымкенту повезло. Города, разделенные двумя часами езды, за последние три года стали культурными побратимами. И хорошо, что у наших зрителей есть возможность ездить друг к другу в гости.

 

Владимир Привалов

фото автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *