«Умный» город зажигает

22 мая 2019

Шымкент, если верить его властям, становится все умнее. Но при этом все менее уютным и элементарно удобным для проживания.

Растет поголовье шымкентских крыс. Если б удалось добиться такой плодовитости от баранов, мы стали бы самым счастливым городом в стране. Но крысы, увы, в нашей традиционной кухне не применимы. Комары стали настолько привычными спутниками горожанина, что никто уже не задумывается, а откуда они в нашем городе? О болотах в этих местах отродясь не слышали, природных водоемов со стоячей водой тоже не было. Шымкентские речки с чистой родниковой водой — среда для кровопийц не подходящая. И не было их годов до 80-ых. А теперь, на радость китайцам, быстренько наладившим выпуск репеллентов, комары прочно обосновались в наших домах. Крысы оккупировали подвалы. Чадящие автобусы заняли улицы. И современному шымкентцу остается только всю неделю ждать выходных. Чтобы без оглядки сбежать из нашего замечательного города. Куда глаза глядят — на дачу, на речку, в аул к родственникам. А там его, тепленького, с нетерпением ожидает клещ. Готовый поделиться конго-крымской геморрагической лихорадкой. В такой среде существа с более тонкой психологической организацией, слоны например, вымерли бы, как мамонты. А мы живем. И еще умудряемся любить свой город.

Парковка «по-нашему».

Общественный транспорт в Шымкенте, если по-честному, отсутствует как явление. Вместо него — стихия свободных рыночных отношений, свободных от всяких обязательств перевозчиков и вольных водителей: как хочу — так еду, когда хочу — тогда ухожу с маршрута. Редкие поездки первых лиц города на эту стихию производят впечатления не больше, чем дробина на слона.

Что же такое «умный» город не в местном, а, так сказать, в общечеловеческом понимании. Если коротко, то под этим понимается не всяческая дорогостоящая околоцифровая фигня, типа карточных терминалов в дышащих на ладан автобусах, точнее, и она тоже, но только как дополнение к полноценной инженерной и управленческой инфраструктуре городов. В каждом собственная специфика, экономический профиль, сочетание климатических, географических, структурных и других факторов. Базовые принципы организации такого города:

«умная» экономика — инновации, предпринимательство, внешние связи;

«умная» связь — среда передачи и обработки данных с учетом безопасности, открытых стандартов, высоких скоростей передачи;

«умная» мобильность — транспортная доступность;

«умное» правительство — электронные услуги, участие населения в принятии решений, прозрачность управления, социальные услуги;

«умный» образ жизни — медицина, образование, культура, наука, сообщества жителей по интересам;

«умные» жители — квалификация, вовлеченность в жизнь города, социальная активность;

«умная» окружающая среда — управление ресурсами, снижение экологических последствий;

«умные» электросети с элементами самобалансировки;

«умный» учет — дистанционное снятие показаний с приборов учета, управление потреблением ресурсов, диагностика состояния инженерного оборудования.

Перечень базовых вещей, без которых цифровизация просто бессмысленна, можно при желании продолжить. Но основное понятно.

Имеется ли хоть что-то из этого списка в нашем славном городе, каждый может убедиться сам. На собственном опыте ежедневного общения с отнюдь не ласковой к своим обитателям городской средой.

А был когда-то канал.

Где? «Озеро-Верхний рынок-Военкомат», «Прямой Бекжан», «Самал-Нурсат»… Вопли кондукторов автобусов заставляют людей, впервые попавших на шымкентские остановки, нервно вздрагивать. А слабонервным и людям с проблемами сердечно-сосудистой системы от поездок в нашем «общественном» транспорте вообще лучше воздержаться.

Хорошо, что в свое время у кондукторов изъяли громкоговорители. С их помощью они доводили информацию о своих маршрутах до жителей самых отдаленных закоулков города. На оживленных в часы пик остановках в спальных микрорайонах, когда одновременно орут от трех до десятка кондукторов, а водители автобусов остервенело давят на клаксоны, поторапливая конкурентов, можно легко получить звуковой удар по голове. Никто почему-то не замерял уровень шума, который создают в черте города наши владельцы «общественного» транспорта. Полиции это неинтересно, санитарной службе недосуг.

Где? Во время дождя улицы превращаются в реки, в жару асфальт и бетон раскаляют воздух далеко за пятьдесят, и уже второй десяток лет идут разговоры о восстановлении системы арыков. Благополучно уничтоженной еще в 90-ые. Тогда как-то не подумали об особенностях местного климата.

Непарадная Кошкарата.

Для коренного жителя Средней Азии арык не просто канавка, по которой из пункта А в пункт Б течет водичка. Арык для нас — символ жизни, стабильности, даже где-то вечности. Вода течет, не останавливаясь ни на минуту. Веками. Арыки, в которых мы, не задумываясь, охлаждаем раскаленные на летнем асфальте ноги или споласкиваем разгоряченное полуденным солнцем лицо, вполне могли видеть еще гоплитов Александра Филипповича Македонского или грозных воинов Шынгысхана. Если у воды есть генетическая память. Потому что, сколько ее утекло в наших арыках за тысячелетия, знает только Всевидящий и Всемогущий. В Средней Азии к арыкам всегда относились с особой заботой. Они давали жизнь полям, они питали корневища редких в нашем климате деревьев. Они давали питьевую воду людям и животным. До тех пор, пока евроцивилизация, или индустриальное общество, как кому больше нравится, не загадила источники до такой степени, что в арыках даже сполоснуть лицо стало опасно.

Теперь пришли концепции «городской агломерации» и «умных» городов. В этих городах пустые или малоэтажные пространства с энтузиазмом, достойным лучшего применения, уничтожаются. На их месте возводятся дома-муравейники, бетонные колодцы, клетки окно в окно на сотни квартир. По сути, эти дома – следующее поколение времянок, как когда-то «хрущевки», как безликие серые панельки 70-ых, быстро принявшие барачный вид. Индустриальное домостроение гонит объемы вверх. Когда-нибудь эти времянки снова придется ломать или бросать, проклиная все на свете. О его дальних социальных последствиях уже задумываются за рубежом. Российский публицист Я. Миркин прогнозирует перспективы концентрации населения в мегаполисах: «Хуже всего, что городская среда во многом определяет массовую психологию. Люди в этих муравейниках, бетонных колодцах – зависимые, ждущие социальных подачек. Это люди развлечений, хлеба и зрелищ, но не инноваций. C огромной отрицательной энергией: если что-то в снабжении пойдет не так. Уплотнение, перенаселение – за этим огромные риски социальных взрывов будущего».

Зачем идти по граблям — вопрос риторический. Что до концепции «умного» города в отдельно взятом Шымкенте, то простой здравый смысл подсказывает, что начинать надо не с «освоения средств» на внедрение цифровых технологий, а с вещей скучных, малоэффектных, но остро необходимых нашему городу еще вчера: выстраивания нормальной системы управления городской жизнью, восстановления разрушенной инфраструктуры, транспортной системы, строительства нормальной канализации на присоединенных к городу сельских территориях и еще тысячи и одной «мелочи», из которых состоит жизнеобеспечение города. Цифровые технологии реальной работы не заменят.

Игорь Лунин
фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *