Утильсбор и платные дороги. Для чего или для кого?

18 Фев 2022 11:43
Количество просмотров: 1885

Пять лет применения нового налога на автотранспорт, а утильсбор, как бы его ни камуфлировали, именно налог, всеобщий и обязательный, привели к результатам прямо противоположным заявленным.

Вместо бурного роста и обновления автопарка страны он за эти годы съежился и сильно постарел. Вместо мусороперерабатывающих заводов, которые обещали построить на собранные деньги, просторы Казахстана превращаются в глобальную свалку. Подорожали, став из средства передвижения снова предметом роскоши, не только легковые автомобили, вокруг которых было больше всего шума. Импортеры сельхозтехники, обложенные новыми поборами, вынуждены были поднять цены. Отечественные аграрии, в свою очередь, добавили новые расходы в стоимость своей продукции. И далее — по цепочке.

Накрутка себестоимости

Условное крестьянское хозяйство хочет приобрести трактор или комбайн «казахстанского» производства отверточной крупноузловой сборки за 100 миллионов тенге. У хозяйства есть всего 15 млн. Недостающую сумму крестьяне берут в кредит или лизинг на 10 лет. Возвращает более 150 млн. тенге. Все эти выплаты хозяйство вынуждено перенести на себестоимость продукции, что в обязательном порядке ведет к повышению цен. Такая же ситуация с грузовыми автомобилями, спецтранспортом, легковыми автомобилями.

«Поддержка» государством сельхозпроизводителей в виде субсидирования части процентов по займам на самом деле поддержка банков, которые свое все равно получают. Крестьяне получают увеличение долговой нагрузки, все мы вместе — рост цен и инфляцию.

Активисты движения «Нет — утильсбору» предлагают альтернативную схему: устранить нагромождение искусственных препонов — утилизационного сбора, пошлины за первичную регистрацию и прочего. Тогда условное крестьянское хозяйство сможет приобрести ту же единицу сельскохозяйственной техники, бывшую в употреблении от трех до пяти лет, за треть нынешней цены или новую, но уже от других производителей по более низким ценам.

«Смысл сбора за первичную регистрацию, — говорит руководитель группы общественного мониторинга Б. Исалиев, — вообще непонятен. Если процедуры осмотра новой и десятилетней давности машины абсолютно одинаковы, почему владелец старой должен платить на 1,5 миллиона тенге больше? При устранении искусственных барьеров себестоимость производимой продукции снизится, что позволит аграриям, перевозчикам и индивидуальным предпринимателям быть более гибкими в ценообразовании за счет снижения себестоимости товаров и услуг».

Деньги мимо кассы

Деньги ушли куда-то не туда. Или как раз туда, куда авторы идеи планировали изначально.Так у нас часто бывает: хотели как лучше, сделали как попало и получилось как всегда.

Если, конечно, изначально хотели сделать лучше, а не получить дополнительный источник гарантированного дохода для узкого круга своих. Это удалось на все сто.

Допустить, что те, кто инициировал все, не предвидели таких последствий, значит допустить, что законы у нас разрабатывают профнепригодные специалисты, а принимают — некомпетентные депутаты. Но мы же не можем о них так думать.

Потребовалось вмешательство Главы государства, чтобы ответственное за это дело Министерство экологии прозрело и вплотную озаботилось созданным его же усилиями положением.

Второй месяц на организованной Минэкологии диалоговой площадке идет бурное обсуждение вопросов, связанных с утильсбором. Начиналось все достаточно оптимистично — с требований вообще отменить этот уже нанесший огромный вред экономике налог. Надежды на такое единственно справедливое и эффективное решение проблемы быстро угасли. Рамки, заданные Президентом страны, оказались гораздо уже желаний широкой общественности.

Оставь надежду…

«У предпринимателей и в целом в обществе, — сказал К. Токаев, — множество вопросов вызывает деятельность компании, которая называется «Оператор РОП». Дошло до того, что было организовано некое общественное движение против этой частной компании. Я поручаю Правительству принять меры по прекращению утилизационного сбора и распоряжению утилизационным сбором «Оператором РОП». Этим должна заниматься государственная организация, как положено в зарубежных странах».

На самом деле «некое общественное движение» требовало не замены одного сборщика дани другим, а отмены несправедливого налога. Этого, как теперь уже ясно из хода дискуссий при Минэкологии, точно не будет. Речь идет только о некотором снижении ставок.

«Что касается самих сборов, — сказал К. Токаев, — следует пересмотреть их ставки. Функции государства по утилизации, поддержке автомобильной промышленности и сельхозмашиностроения никто не отменял. Нужно конструктивно обсудить данный вопрос с бизнесом и общественностью. Следует рассмотреть вопрос предоставления покупателям отечественных автомобилей и сельхозтехники ваучеров за счет утилизационного сбора. Проработайте и иные общественно полезные способы использования его средств».

После такого уточнения Президента о радикальном отказе от утильсбора речи уже всерьез не ведется. Самое смелое предложение, прозвучавшее в ходе обсуждения косметических изменений в этом деле, — снизить ставки сбора в десять раз, а суммы, выплачиваемые за сданные на утилизацию автомобили, немного увеличить.

Косметическая корректировка

«Если смотреть расходы «Оператора РОП», — объясняет председатель правления Союза независимого автобизнеса Казахстана Б. Заиров, — то из всех собранных денег на утилизацию автомобилей и на сертификаты для сельхозтехники выделено 59,4 млрд. тенге (30,2 млрд. тенге – выкуп автомобилей, 29,2 млрд. тенге – сертификаты за сданные на утилизацию). Это меньше 10 процентов денег, полученных оператором от утильсбора.

Следовательно, ставки должны быть снижены более чем в 10 раз. Если утилизационный сбор на автомобили снизят до 100 000 тенге, они подешевеют на 1-3,5 млн. тенге.

При этом хотелось бы отметить, что после снижения ставки утилизационного сбора в страну не будут поступать совсем старые автомобили, так как есть утвержденный техрегламент ЕАЭС».

По мысли авторов идеи десятикратного снижения ставок, это позволит «сбить цены на автомобили, а значит, положительно скажется на экономической ситуации». С чего бы вдруг? Разве что несколько снизить. Но уж точно не настолько, чтобы покупка нового автомобиля или комбайна стала для казахстанцев намного доступнее, автопарк и парк сельскохозяйственной и специальной техники начал бы обновляться, и все это положительно сказалось на экономической ситуации.

Для начала стоило хотя бы поставить телегу и лошадь в нормальное положение — отказаться от уплаты сбора за утилизацию авансом.

«У нас так любят ссылаться на мировую практику, опыт развитых стран, — говорит Б. Исалиев. — Особенно, когда хотят какие-нибудь новые поборы ввести или штрафы, или ограничения. Так вот нигде в мире сбор за утилизацию не собирается при покупке техники. По самому названию логично предположить, что уплачивается он после окончания ее эксплуатации. При сдаче в утиль. Этот сбор — классический пример того, как делать не надо. Пятилетний опыт доказал это более чем убедительно. Тем не менее мы вновь наступаем на те же грабли, пытаясь некоторыми смягчениями, уменьшением сумм сборов, сменой оператора и прочими косметическими мерами устранить пагубные последствия непродуманных действий. И почему-то надеемся, что это удастся. Но ведь пять лет назад было то же самое!»

Благие намерения и реальность

Утильсбор вводился, во всяком случае официально, для улучшения окружающей среды за счет обновления автопарка, стимулирования производства автомобилей и сельхозтехники, переработки отходов, финансирования научно-исследовательских работ.

Хоть одна из декларированных целей хотя бы наполовину была достигнута?

По данным Союза независимого автобизнеса Казахстана, с начала работы «Оператора РОП» общая сумма собранного утилизационного сбора составила более 614 млрд. тенге. Больше всего — 46,9% — заплатили импортеры транспортных средств (288 млрд. тенге). Еще 40,5% — производители транспортных средств (248 млрд. тенге). Дальше по мелочи: 5,8% — производители сельскохозяйственной техники (35 млрд. тенге), 5,5% — производители и импортеры комплектующих (33,9 млрд. тенге), упаковки – 604 млн. тенге (0,1%), кабельно-проводниковой продукции – 110 млн. тенге (0,02%). Полных данных по расходам оператора за пять лет работы нет. Известно, что на стимулирование «отечественного» автопрома, включая сельхозтехнику, направлено 295 млрд. тенге. Производителям сельхозтехники достались смешные 7,4%. Еще 48 млрд. тенге (11%) «Оператор РОП» истратил на оплату корпоративного подоходного налога. Всего 7% — 30 млрд. тенге — ушло на выплаты за сдачу в утиль старых автомобилей.

Характерно, что на главное, из-за чего все затевалось — «внедрение технологий и совершенствование материально-технической базы организаций, осуществляющих сбор, транспортировку, подготовку к повторному использованию, сортировку, обработку, переработку, обезвреживание и утилизацию отходов» — оператор программы потратил скромные 25 млрд. тенге, или 5,8% своих доходов. Зато 29,5% собранных денег — 181 млрд. тенге — ушло в неизвестном направлении, и об их судьбе ничего не известно.

«Кроме этой суммы, — подытоживает Б. Исалиев, — в сухом остатке мы имеем удорожание автотранспорта и техники, цены на которые растут вслед за повышением месячного расчетного показателя, к которому привязаны ставки утильсбора. И, условно, «отверточный» казахстанский автопром, который имели и без этих сложностей, с 30-процентной локализацией, если верить официальной статистике. Правда, никто не видел в стране заводов по производству комплектующих для этого автопрома. Зайдите на авторынок, у нас даже копеечные и примитивнейшие хомуты для патрубков — из Тайваня. Заметного прогресса в этой отрасли давно не наблюдается и при новом-старом подходе не предвидится».

Шествие по граблям

За шумом, поднятым вокруг отмены/уменьшения ставок утилизационного сбора, как-то совсем не слышно о другом начинании прежнего правительства, резко поднявшем цены на все товары и подстегнувшем инфляцию — платных автодорогах.

Крайне непопулярная мера в свое время вызвала большой общественный резонанс и возмущение, прежде всего грузоперевозчиков. После скандала с «Оператором РОП» и неизвестно куда ушедшими миллиардами, которые он собирал, аналогия с компанией, получившей эксклюзивное право получать деньги за проезд по автодорогам страны, напрашивается сама собой.

В конце прошлого года это счастье дошло и до нас. В Туркестанской области в платный режим переведен 321 км автодорог 1 категории: Шымкент – Ташкент, Шымкент – Кызылорда и Шымкент – Тараз. Бесплатным остался только сорокакилометровый объезд долгостроя — тоннеля на перевале Шакпак баба.

Официальные лица АО НК «Казавтожол» в центре и на местах преисполнены оптимизма. После введения платности на всех автодорогах 1 категории вопрос финансирования их содержания должен быть наконец-то решен. Руководители нацкомпании предвкушают если не финансовое изобилие, то хотя бы конец вечного дефицита средств. И уверены, что уж на этот раз деньги, собранные за проезд по дорогам, пойдут исключительно туда, куда надо.

«Все деньги, собранные с платных автодорог, — разъяснил заместитель директора Туркестанского областного филиала АО НК «Казавтожол» Н. Беков, — будут аккумулироваться на счетах структурного подразделения «Казавтожол» — Дирекции платных автодорог. Система прозрачна. Будет фиксироваться, с какого участка, в какое время, сколько поступило денег. Это позволит в режиме реального времени получать данные о транспортных потоках в масштабах всей страны. По закону эти деньги могут быть использованы исключительно на содержание платных автодорог. Излишки — перечисляться в бюджет. «Казавтожол» получит возможность оперативно направлять их туда, куда необходимо, без многомесячных конкурсов и бюрократических проволочек. Особенно это важно в зимний период, когда часто требуются экстренные меры по обеспечению работы автодорожной инфраструктуры. Внутри Дирекции платных автодорог собранные деньги будут перераспределяться между участками с большой интенсивностью движения, как в нашей области, и заведомо убыточными, как в Кызылорде».

На самом деле не все так радужно. Начиная с того, что всех денег, собранных за проезд по платным автодорогам (а прогнозный план достигает 70 млрд. тенге по стране и не менее 4 млрд. по Туркестанской области ежегодно!), «Казавтожол» не получит.

Нацкомпания сможет только полюбоваться ими на счетах Дирекции платных автодорог. Откуда они немедленно переместятся в безразмерные карманы частных компаний, задействованных в техническом обеспечении проекта. По официальным данным того же АО «НК «Казавтожол», стоимость обслуживания систем взимания оплаты на всех 11 тысячах километров автодорог страны, которые планируется перевести в платный режим, превысит 100 млрд. тенге в год. Так что нацкомпания по итогам взаиморасчетов еще и должна останется.

В 2020 году с действующих участков было собрано 6 млрд. тенге, а обслуживание систем взимания платы обошлось в 12 млрд.

«Кассовый аппарат», хоть и цифровой, оказался дороже проданных билетов. Такое, наверное, только у нас могло случиться.

 

 

 

Игорь Лунин

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *