В центре внимания — поливная вода

23 Янв 2021 09:30
Количество просмотров: 693

Прорыв дамбы Сардобинского водохранилища в мае прошлого года и затопление Мактааральского района показали, в каком плачевном состоянии находится ирригационная система Туркестанской области.

И в первую очередь — южных районов. В июне 2020-го произошла смена руководства филиала «Казводхоза». А уже осенью Глава государства отметил хорошую работу туркестанских водников и пилотный проект по цифровизации учета расходования воды на канале К-19 в Мактаарале.

Кызылкумский канал обеспечивает водой самые засушливые районы.

Еще один острый вопрос — вододефицит. В числе предлагаемых государством мер по недопущению вододефицита в Казахстане — масштабная реконструкция оросительных сетей, цифровизация магистральных каналов, применение водосберегающих технологий полива, строительство новых водохранилищ и многое другое.

По словам министра экологии, геологии и водных ресурсов М. Мирзагалиева, последние три года Казахстан находится в цикле маловодья. В ведомстве полагают, что этот цикл продлится до конца десятилетия. В прошлом году суммарный сток в Арало-Сырдарьинском бассейне составил чуть меньше 15 кубических километров воды, в то время как в 2010 году был почти 30.

Д. Коновалов и замминистра МЧС Узбекистана А. Кулдашев в Мактааральском районе.

В прошедшем году в Мактааральском районе провели успешный эксперимент. На канале К-19, который обеспечивает поливной водой 328 крестьянских хозяйств, цифровизировали учет расхода воды. Благодаря этому было обнаружено порядка 45 процентов перерасхода воды.

В Туркестанской области в сфере водного хозяйства за полгода сделано немало. Об этом не раз писал «ЮК». Корреспонденты обращали внимание не только на достижения, но и на проблемы.

Для понимания того, что сделано и что предстоит еще сделать в сфере водного хозяйства области, на вопросы «ЮК» ответил директор Туркестанского филиала «Казводхоза» Д. Коновалов.

— Денис Валерьевич, сразу же после встречи Нового года Вы уехали в столицу. Какова была цель служебной командировки?

— В Нур-Султане собирали руководителей филиалов «Казводхоза» южного региона. Мы отчитались о проделанной работе за 2020 год, а также обсудили планы и мероприятия на новый. Для Туркестанского филиала отчет прошел успешно. Получили отличную оценку. Основная задача на ближайшую перспективу — подготовка к паводкам и вегетационному периоду.

— Пока Вы были в столице, в Шардаринском районе прошла встреча сотрудников районного участка «Казводхоза» с фермерами, на которой рассматривались два вопроса. Первый — сокращение посевных площадей влагоемких культур, второй — дебиторская задолженность крестьянских хозяйств перед «Казводхозом» за содержание и обслуживание дренажных систем.

— Совершенно верно. 2021 год, как и несколько прошлых, будет засушливым. Поэтому сельхозпроизводителям были даны рекомендации о сокращении посевов хлопка и риса. По опыту работы мы знаем, что если год менее влагоемкий, то справедливого распределения воды не будет. Поэтому, как показывает практика, часть урожая начинает гибнуть. Чтобы этого избежать, мы проводим разъяснительную работу среди сельхозпроизводителей, чтобы они не шли на риски.

По второму запросу. Действительно, сегодня фермеры Туркестанской области задолжали 60 млн. тенге, 59 млн. из них — это Шардара. Составили графики погашения, есть протокольные поручения сельских акимов. Кто-то написал гарантийные письма. В отношении некоторых злостных неплательщиков мы подготовили исковые заявления в суд. Полагаю, что к середине марта этот вопрос закроется. Беспокойство фермеров можно было бы понять, если бы их обязали резко прекратить посевы влагоемких культур. Мы же предлагаем постепенное и поэтапное сокращение посевов хлопка, риса, пшеницы на орошаемых землях, и это правильно. Политику по сокращению посевов влаголюбивых культур в нашей стране начали проводить с 2005 года. Основным аргументом здесь становится общий дефицит поливной воды, особенно под трансграничными водными источниками, куда входит и Сырдарья.

Облицовка каналов сокращает потери воды.

— Уже не первый год по одной из бюджетных программ ведется реконструкция Шардаринского водохранилища. На каком этапе эта работа? Решился ли вопрос повышения сметной стоимости работ, который поднимался во время одного из визитов министра экологии?

— На сегодняшний день выполнена пригрузка барханным песком, отреставрирована коллекторно-дренажная сеть, продолжаются работы по устройству шпунта и габионов. Есть расхождения в смете, связанные с логистикой. В ПСД была заложена перевозка железобетона до 30 км, но на практике оказалось до 300. Пока этот вопрос с разницей в сумме есть и остается открытым. Но он будет окончательно решен после многофакторного обследования водохранилища, которое планируем провести в феврале. Поэтому пока однозначного ответа по корректировке бюджета дать нельзя.

— Прорыв дамбы Сардобы показал слабые стороны нашего водного хозяйства. Как Вы отмечали, большую роль в том, что потери оказались минимальными, сыграл вал, расположенный вдоль Голодностепского коллектора со стороны Узбекистана. Что сделано для защиты населения и сельхозугодий от подобных техногенных катастроф?

— Дело в том, что южное направление никогда не рассматривалось как паводкоопасное. К тому же общеизвестный факт, что Сардобинское водохранилище было построено без согласования с казахстанской стороной. Поэтому принят ряд решений, чтобы обезопасить себя. Мы полностью расчистили и восстановили коллекторно-дренажную сеть, провели большую работу по восстановлению мелиоративной сети, которая пострадала после паводков. Разрабатываются мероприятия, техническая документация для наращивания правой дамбы Голодностепского коллектора и крепление его бутовым камнем. Наши специалисты занимаются устройством конечных соединений на коллекторно-дренажных сетях, чтобы в случае форс-мажора вода не смогла пройти по ним. А также рассматривается вопрос сооружения сложных ловушек: это обваловка, дамбы, серпообразные ловушки, чтобы мы могли в низинах аккумулировать воду и отводить ее по существующим коллекторно-дренажным сетям.

— Благодаря усилиям министра и главы региона прошлый год прошел относительно спокойно, однако межгосударственные проблемы по распределению ресурсов трансграничных рек и каналов сохраняются. Каковы наши взаимоотношения с Кызылординской областью? Весь год фермеры там жаловались на нехватку воды. Хотя большая часть воды Шардаринского водохранилища уходит именно туда.

— Проблема есть. Мы работаем в тесной связке с соседями. В прошлом году наши специалисты выезжали для оказания помощи коллегам. Во время совместной работы мы установили фактическую площадь посевов риса и точное вододеление. В прошлом году в Коксарайском контррегуляторе остался мертвый объем в 160 млн. кубических метров. Для дополнительного обеспечения кызылординских фермеров поливной водой был выкопан прокоп длиной шесть километров. Наши сотрудники помогли провести правильное вододеление. Таким образом, того объема воды, который у нас имелся, хватило на две области.

Сейчас говорить о том, какая ситуация будет с водой, еще рано. Шардаринское водохранилище еще не набрано. Коксарай готов к приему паводковых вод. Но баланс воды мы будем точно знать перед началом активной фазы вегетации. Поэтому к этому разговору вернемся в марте.

— В один из приездов министра Мирзагалиева Вы ему показывали производственную базу по ремонту глубинных насосов, находящуюся в одном из районов области. И просили помочь в создании еще нескольких. Какие-то шаги в этом направлении предприняты?

— Речь идет о производственном участке в Жетысайском районе. Там мы организовали цех по ремонту глубинных насосов для скважин вертикального дренажа. Со стороны министерства была оказана помощь. Мы получили необходимые материалы и оборудование. В этом году включили эти затраты в 101-ую бюджетную программу. Планируем создание ремонтной базы на машинном канале. Здание у нас есть. Сейчас работаем над вопросом поставки оборудования. Есть протокольное поручение министра.

— Под конец прошлого года в одном из СМИ вышел материал, в котором обсуждался вопрос стоимости поливной воды. Из чего складывается тариф и есть ли посредники между «Казводхозом» и крестьянскими хозяйствами?

— В тариф включаются все расходы, связанные с деятельностью нашего предприятия: зарплата, ГСМ, запчасти, ремонт и т. д. Мы формируем этот тариф и отправляем на рассмотрение в Комитет водного хозяйства в столицу. Существуют ли посредники между РГП и конечным потребителем? Да. В качестве примера — Жетысайский и Мактааральский районы, где действуют СПВК (сельские потребительские водные кооперативы). Работаем с ними на основе договоров. Мы им отпускаем воду по нашим утвержденным тарифам, СПВК своими протокольными решениями устанавливают цену. Но водный кооператив — это не константа. Если сельхозпроизводитель считает необходимым и нужным заключить с нами прямой договор, это приветствуется. Мы готовы обеспечить фермера поливной водой от точки водозабора до поля.

— На пресс-конференции по итогам года и выполнению поручений Главы государства министр Мирзагалиев сообщил, что одной из самых острых является проблема потерь воды, которые составляют до 40 процентов по стране. «Требуется повсеместная цифровизация учета. Здесь важна сознательность самих фермеров, которые должны рационально использовать этот ресурс», — сказал Магзум Маратович. Каковы на сегодня потери воды по каналам?

— Это действительно очень серьезная проблема при сохраняющемся вододефиците. Нашими сотрудниками и подрядными организациями проведена масштабная работа по облицовке каналов различными материалами. В результате реконструкции ирригационной системы мы увеличили КПД каналов с 0,47 до 0,85. То есть если в позапрошлом году мы теряли больше половины поливной воды, которая, просачиваясь, уходила в почву, не доходя до полей, то на конец прошлого года с одного литра мы имеем лишь 15 миллилитров потерь. И работы по реконструкции и облицовке каналов продолжатся.

В Жетысайском районе сотрудники сами ремонтируют глубинные насосы.

— В недавнем выступлении заместитель генерального директора РГП «Казводхоз» Е. Садвакасов отметил, что паводковый период наступает в большинстве регионов Казахстана в начале марта, исключение — южные регионы, куда талая вода приходит уже в начале февраля. Февраль не за горами. Стоит ли жителям переживать по этому поводу?

— За паводки надо переживать всегда. Сегодня не только Туркестанский филиал «Казводхоза», но и подразделения МЧС и МВД ведут подготовительные работы. Недавно уже был прецедент. В Отрарском районе намечалась чрезвычайная ситуация. Все службы оценили ситуацию и оперативно отреагировали. В район возможного паводка в срочном порядке была переброшена техника, возведены перемычки для усиления дамб.

На базе нашего предприятия созданы три аварийные бригады из техники и сотрудников. Первая находится на Шардаринском водохранилище, вторая — в Шымкенте, третья — на Коксарайском контррегуляторе. К тому же осуществляется круглосуточный мониторинг по паводкоопасным направлениям. В феврале «Казгидромет» предоставит информацию об объемах влагозапасов и глубине промерзания грунта, тогда сможем определить регионы, находящиеся в зоне риска во время весенних паводков. Также на основе сведений метеорологов скорректируем режим работы водохранилищ. Это делается для своевременного выявления опасных гидрологических явлений, контроля за состоянием гидротехнических сооружений.

Владимир Привалов
фото автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментария в “В центре внимания — поливная вода

  1. В справочнике по Средней Азии указано что по прошлым данным сток реки Сыр-Дарьи — 60 куб.километра, а Аму-Дарьи 30 куб.километра. В настоящее время министр экологии заявляет что сток составляет всего 15 куб.километра. Это произошло потому что исчезли ледники в горах и уменьшились осадки в них. Причина этого не в маловодье а в исчезновении Аральского Моря в котором и испарялись эти 90 куб.километра воды, и которая проливалась дождями в Средней Азии, России и Казахстане. Вывод — скоро не будет в реках и этих несчастных 15 куб.километра, а выход из этого — подача 90 куб.километра воды из реки Иртыш по каналу, на высоту 40 метров по руслу реки Тобол до Тургайского прогиба,создавая водохранилища глубиной 15 метров. Можно конечно и подождать пока весь регион не превратиться в пустыню, а потом слинять за границу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *