Вирусная нагрузка

23 Дек 2020 19:14
Количество просмотров: 578

Как так случилось, что в XXI веке все человечество оказалось на карантине?

Казалось бы, наука развивается семимильными шагами: фантастические технологии, освоение космоса, опасные инфекции, вроде чумы, холеры, оспы, уносившие миллионы человеческих жизней, побеждены. Однако появившийся в этом году вирус SARS-CoV-2 быстро и жестко выявил слабые места, изменив не только привычный уклад нашей жизни, но и сознание. 

Мы все живем надеждой, что рано или поздно коронавирус отступит, будут созданы эффективные методы его
профилактики, но мир точно не будет прежним.

Гигиена, санитарно-эпидемиологическая безопасность и социальная дистанция — это надолго. К этому придется привыкнуть.

Специалисты регионального филиала Национального центра экспертизы (НЦЭ) одними из первых «познакомились» с новым вирусом. Когда все мы еще жили в счастливом неведении, строили планы на лето, а дешевые маски в аптеках никто не покупал, здесь уже шла работа в штатном режиме по проведению исследований на определение SARS-CoV-2.

Это был январь 2020 года. А уже весной началась долгая и изнуряющая вахта. Вирусологическая лаборатория филиала НЦЭ на тот момент была единственной в Южном Казахстане по проведению ПЦР-исследований. В день поступало 800-1000 анализов. Работали не только на Шымкент и Туркестанскую область, приходилось обслуживать Тараз и Кызылорду. А пандемия только набирала силу. Впереди было страшное лето 2020-го.

Спустя почти семь месяцев, наконец, могу расспросить сотрудников филиала об этом периоде работы в разгар пандемии.

«Ситуация стабилизировалась, все наши лаборатории работают в штатном режиме. Но это не значит, что мы вздохнули и успокоились, — пояснил директор филиала А. Абдразаков. — Впереди сезонные инфекции грипп и ОРВИ, да и коронавирус никуда не делся. Так что мы в полной боевой готовности. Вирусологическая лаборатория сосредоточилась на проведении исследований, остальные сотрудники занимаются внесением данных в базу, выпиской протоколов и другими обязательными процедурами».

По словам А. Абдразакова, коллектив численностью 250 человек в самый сложный период работал как один большой слаженный механизм.

К слову, проходя по коридорам центра экспертизы, не увидела ни одного человека без маски: здесь не нужно никого убеждать в необходимости соблюдения санитарно-эпидемиологических норм, личной гигиены и дистанции. Эти специалисты лучше других знают, с чем мы столкнулись и как долго это продлится.

Заместитель директора филиала А. Аккошкарова — опытный вирусолог высшей категории. Редкая по нынешним временам профессия в Казахстане — не больше полусотни специалистов на всю страну. Вирусологов, как, впрочем, и врачей санэпидслужбы, сегодня не готовит ни один вуз в Казахстане. Последствия этого упущения проявились в полной мере во время пандемии.

30 января Айнура Омиржановна начала работу с вирусом SARS-CoV-2. Этот день, по ее признанию, не забудет никогда.

«В начале года три сотрудницы вирусологической лаборатории одна за другой ушли в декретный отпуск, — рассказывает она. — Поэтому параллельно с первыми пробными тестированиями, как вирусолог, занялась обучением наших сотрудников, которым предстояло работать со мной – привлекли бактериологов, специалистов лаборатории особо опасных инфекций. Масштаба надвигающейся опасности тогда не ощущали, все шло в штатном режиме. Тем не менее полностью переключилась на работу в лаборатории. Дело в том, что SARS-CoV-2 отнесен ко второй группе патогенности, что означает, что и меры предосторожности при работе с ним должны быть соответствующие. Вирус новый, малоизученный, что, безусловно, осложняло процесс. Старались максимально себя обезопасить — нам ни в коем случае нельзя было заразиться».

Вирусологическая лаборатория НЦЭ.

Что удивительно, ни Айнура Омиржанова, ни ее молодые коллеги-лаборанты, коронавирусом не заразились, хотя находились в более чем прямом контакте: сказались максимальная осторожность, соблюдение всех правил безопасности и готовность работать, несмотря ни на что.

«Не знаю, как мы вообще выдержали, — говорит А. Аккошкарова. — Все это время не видели родных, домой вернуться не могли. Количество ПЦР-анализаторов увеличили с одного до пяти приборов. Но материала на исследования поступало все больше. Мой личный рекорд — трое суток не выходила из лаборатории. Работали в три смены и все равно едва успевали. Чувствовали себя заключенными: выйти никуда не могли, контакты ограничены, пространство замкнутое. Отключили все чувства и эмоции — только работа!»

В конце марта исследования для Кызылорды и Тараза были приостановлены, они начали работать самостоятельно. Зато увеличился поток из Шымкента и Туркестанской области. Везли из всех медучреждений — нагрузка на тот момент была колоссальная. Никто не ожидал, что все будет так масштабно, молниеносно.

Качество тестирования в первую очередь зависит от того, насколько правильно произвели забор материала. Мелочей тут нет, важно все: как проведут процедуру, при какой температуре и как быстро доставят материал в лабораторию. От итогов исследования зависели все дальнейшие действия: постановка диагноза, назначение лечения, изоляции, определение контактных лиц. А. Аккошкарова, добиваясь максимального качества ПЦР-исследований, проводила семинары и тренинги для ответственных специалистов по забору и транспортировке материала. Видеоконференциями ей удалось охватить и районных специалистов.

А. Аккошкарова.

«Наш центр, помимо проведения исследований, обеспечил и организационно-методическую подготовку лабораторий, которые срочно переключали на ПЦР-тестирование, чтобы немного разгрузить наших специалистов, — рассказывает начальник отдела НЦЭ Б. Тулендиев. — Тем не менее обеспечение тест-системами шло через нас. Логистика была сумасшедшей: нужно было просчитать расход тестов и вовремя пополнить запасы. Надо было позаботиться и о наших сотрудниках, обеспечить хоть минимально комфортные условия. За это спасибо гостинице «Өрлеу», где наши специалисты жили все эти месяцы. Пять с лишним месяцев, наверное, считаются для нас, что называется, год за два. Жизнь разделилась на до и после. Главное стало по-настоящему главным: здоровье, семья, рядом дети и родители, близкие люди, мирное небо над головой. Простые человеческие радости приобрели иную ценность. Ради этого можно и карантин пережить, и к санитарным нормам привыкнуть, и строго их соблюдать – лишь бы поскорее отступила эта пандемия. Соблюдение социальной дистанции — ключевое требование. Это залог того, что вы не вдохнете порцию чужих вирусных частиц. И маски обязательны, и санитайзеры. Они должны войти в привычку, если человек заботится о своем здоровье».

Коронавирус SARS-CoV-2, вызвавший пандемию, скорее всего, приспособится и уже не исчезнет из человеческой популяции, уверена вирусолог А. Аккошкарова.

«Думаю, эта ситуация нас может многому научить. Миру нужна работа над ошибками, — говорит Айнура Омиржановна. — Если мы теряем бдительность, случается беда. Инфекционные болезни опасны своей заразностью и непредсказуемостью. Без кинотеатров и массовых мероприятий мы точно сможем прожить, а вот болеть и умирать никому не хочется, как и терять близких. Поэтому карантин — это правильная мера, все мы должны это понимать и неукоснительно его соблюдать.

Уроки пандемии нам еще предстоит усвоить. Хотя некоторые из них уже дают результаты. К примеру, положено начало возрождению санитарно-эпидемиологической службы Казахстана — краеугольного камня в деле обеспечения безопасности и здоровья общества. Больше пяти лет ее официально даже не существовало — итог бесконечного реформирования системы здравоохранения.

Этот год уже вернул стране Комитет санитарно-эпидемио-логического контроля. Реформу инициировал Глава государства К. Токаев, заявив, что «пора вернуться к доказавшей свою эффективность модели СЭС. Уже начаты работы по созданию нового комитета, значительно повысятся статус и полномочия главного государственного санитарного врача». Одним из важных приоритетов должно стать здоровье нации, и каждый из нас должен стремиться его сохранить и приумножить.


ПЦР-тест — лабораторное тестирование методом полимеразной цепной реакции (ПЦР), который достоверно выявляет наличие или отсутствие вирусного генома SARS-CoV-2 у человека в первые три дня заражения. Даже до начала проявления симптомов болезни COVID-19 (если человек является только носителем вируса и не болеет). Это самый достоверный метод диагностики коронавируса во всем мире.

Алиса Масалева

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *