Вместо деревьев — пни

29 мая 2019

«Представляешь, там все деревья вдоль кромки воды повырубали! И там, где мы обычно для детей коврики стелили, и там, где ты с удочкой сидела — теперь только пни!» — голос дочери звенел от слез и гнева, а я все никак не могла поверить, что речь идет о моем, да и не только моем любимом месте отдыха — озере Колькент, расположенном на территории Карабулакского сельского округа Сайрамского района. Озере, окутанном легендами, водоеме, являющемся для местных жителей особенным, сакральным местом, почитаемым еще их далекими предками.

Когда-то само озеро и окружающая его территория находились на балансе завода всесоюзного значения «Манкентсельмаш», расположенного в районном центре Сайрамского района Аксукенте. В тяжелые 90-ые, пытаясь сохранить предприятие, руководство «сбросило» свою зону отдыха, ставшую ненужным балластом. С тех пор кому оно только не принадлежало и кто там только не командовал, всех и не припомнить. Сначала там выращивали рыбу. Огромные сазаны подплывали к лодкам и к восторгу не только детей, но и взрослых с чавканьем ели почти из рук вареную кукурузу. Следующий временный хозяин поставил там что-то типа деревянных вигвамов, и по выходным и вечерам на озеро зачастили дорогие тонированные машины. Ездить туда семьей, а тем более с детьми в то время не рекомендовалось.

Затем местный предприниматель решил выращивать то ли ондатр, то ли нутрий. По берегам появились специализированные строения и клетки для этих ценных пушных зверьков. Не знаю, что или кто помешал бизнесу, но ферма просуществовала недолго. А вот нутрии в озере живут до сих пор.

Зачем я их всех перечисляю? Затем, чтобы отметить, что, чем бы все вышеперечисленные ни занимались, никому из них ни разу не пришла в голову мысль спилить хотя бы одно дерево.

Довольно долго видимого хозяина у водоема не было. И на его тихих берегах можно было встретить только любителей рыбной ловли и семьи с детьми. Причем, удивительно, но куч мусора никто за собой не оставлял. Может быть, побаивались гнева Колькент аты, мавзолей которого уже много веков стоит на берегу озера. По преданию, этот святой старец, сопровождаемый драконом, устав от странствий, искал тихое живописное место, чтобы прожить оставшиеся годы в уединении и покое. Дракон у старца был чудесный: где он проползал, появлялись родники, питающие землю, и земля расцветала. Оглядев с холма низину, старец решил, что живописнее места не найти. Вот только с водой у местных жителей в этих краях были проблемы. Тогда попросил святой своего дракона свернуться кольцом на дне ложбины, и разлилось там озеро кристальной чистоты, а по берегам его поднялись и зашумели деревья. Место это, как и озеро, местные жители назвали Колькент, а старца признали отцом озера.

В ноябре 2016 года на берегу озера появились серьезные люди и стали уверенно расхаживать по его берегам, энергично жестикулируя. Как оказалось, землю, прилегающую к водоему, взяли в аренду, чтобы построить санаторий для кардиобольных. Предприниматель Н. Тулендиев рассказал, что специально приглашал ученых, которые после необходимых исследований заявили, что все в этих местах способствует оздоровлению и благотворно влияет именно на сердечно-сосудистую систему. В разговоре бизнесмен поделился планами, что и где будет располагаться, и заверил, что на экосистему озера его проект не окажет даже малейшего негативного влияния.

С тех пор до этой весны на берегах озера ничего не менялось, если не считать топчанов и переоборудования под кухню помещения, оставшегося еще со времен пушной фермы.

Любители рыбалки и семейного отдыха на природе продолжали приезжать в любимые места. Правда, теперь за ловлю рыбы нужно было платить. Но плата была невысокой, и прошлой осенью я почти каждое воскресенье привозила семью, чтобы посидеть на берегу озера и, глядя на поплавок, послушать шелест листьев ивы над головой. Предвкушала такие поездки и нынешней весной. То, что зеркало озера лишилось большей части своей зеленой оправы, стало горькой неожиданностью. Чтобы выяснить, кто дал распоряжение на вырубку, связалась с акиматом Карабулакского сельского округа. Но заместитель акима Б. Шамуратов заверил, что хоть озеро и находится на их территории, распоряжаться там они не вправе.

«Мы пару лет назад туда подъезжали, — сказал Б. Шамуратов. — Предприниматель показал документы, которые давали ему право на хозяйственную деятельность возле озера. Он их получил вроде бы от Арало-Сырдарьинского бассейнового управления, точно не помню. Так что мы ничего не могли сделать».

Звонок в Арало-Сырдарьинское бассейновое управление ясности не добавил. Взявший трубку специалист, покопавшись в бумагах, убедительно заявил, что никому никаких разрешений по этому водоему не выдавали. И предположил, что, вероятно, озеро относится к территориальной инспекции по охране лесов и животного мира, поскольку с начала 2000-ых имеет паспорт особо охраняемого памятника природы.

Но в инспекции от Колькента тоже открестились. Заместитель руководителя Б. Калымбетов уверил, что на балансе его организации водоем не значится, а находится в резервном фонде управления природных ресурсов и природопользования Туркестанской области. Это оказалось не совсем так.

«На нашем балансе только само зеркало озера и очень небольшая часть его прибрежной зоны, — внес ясность руководитель управления природных ресурсов и природопользования Б. Крыкбаев. — Это водоохранная зона по периметру общей площадью 1,2 гектара. Эта земля вместе с озером на балансе Бадамского лесхоза. Кто хозяйничает на остальной территории, не знаю. Попробуйте спросить в кадастровом отделе Сайрамского районного акимата».

Руководитель Бадамского лесхоза Н. Жумагулов откликнулся сразу и всю дорогу увлеченно рассказывал, как много сделано его специалистами за десять лет, когда озеро было временно передано на баланс его организации: и дно вычищали, и деревья подсаживали. А подъехав к озеру, расстроился: «Похоже, убирая сухостой, перестарались наши ребята».

Чтобы понять, насколько ребята перестарались, достаточно было посмотреть на прибрежную линию. Вместо десятков деревьев — свежие почти под самый корень пни, уже успевшие дать молодые веточки, наглядно доказывающие, что дерево на момент вырубки было жизнеспособно. А между ними гнулись от ветра двухметровые тоненькие стволики недавно посаженных березовых саженцев. Утешив себя тем, что ивы растут быстро и уже скоро поросль с пеньков снова будет дарить отдыхающим тень, идем дальше. За изгибом озера, скрытым от глаз чудом уцелевшей огромной ивой, взгляду открывается более страшная картина: ряд выкорчеванных пней, сваленных аккурат под табличкой, призывающей беречь наш лес — наше богатство. Правда, ничего, доказывающего, что деревья росли от воды не дальше пары метров, не обнаружилось. Зато чуть дальше от озера оказалась глубокая траншея, рядом с которой валялись остатки погибших деревьев — ветки, куски ствола, корни.

«Это уже не наша территория, — поспешил заверить Н. Жумагулов. — А за пределами наших двух метров мы не распоряжаемся».

Чтобы выяснить, кто сегодня является хозяином этой земли и каким образом получено разрешение на такое безжалостное отношение к этой еще недавно прекрасной зеленой зоне, мы обратились с официальным запросом в акимат Сайрамского района. В ответе райотдела архитектуры — только список владельцев 12 участков. Так что точку в этом деле ставить рано, поэтому обещаем отслеживать судьбу озера и продолжать искать ответы на вопросы. И один из них — к акиму Карабулакского сельского округа А. Абдукадирову: «А Вы куда смотрите?».

Ирина Притула

фото автора

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *