Вот она какая, сторона родная!

28 мая 2020 09:53
Количество просмотров: 865

Взглянуть по-новому на край, знакомый с детства, жителю аула Жабаглы Тюлькубасского района Руслану Каратаеву помогли иностранные туристы.

То, что было привычно глазу и не вызывало особых эмоций, вдруг раскрылось во всей своей красе.

И началась фотоохота! Цветы, птицы, животные и даже жуки со змеями — многочисленные обитатели заповедных мест есть сегодня в объемном фотоархиве Руслана, которым уже можно проиллюстрировать небольшую энциклопедию. И все это — наша, южная, флора и фауна. И пока казахстанцы рвутся отдыхать за границу, в Аксу-Жабаглы едут иностранные туристы, мечтающие увидеть не тронутую человеком природу.

Вид на турбазу «Руслан».

Семья Каратаевых — коренные жители здешних мест. Родители, дети, внуки — никому не приходило в голову податься за лучшей жизнью в большие города. Потому как лучшая жизнь, как оказалось, в родных местах.

— Отец наш, Саги Каратаев, работал всю свою жизнь. Механиком, животноводом. Не помню, чтобы у него выходные были, не говоря об отпуске, — вспоминает Руслан. — Землю любил, умел работать на ней, знал технику, как скот разводить. И нас всему научил. Лишь однажды он уехал отсюда надолго — на службу в армию. Вернулся из Ростова-на-Дону не один, привез невесту. Наша мама Наталья — донская казачка. Поехала за отцом в незнакомый край, который теперь для нее самый родной.

На берегу извилистой горной речки Жабаглы в низовьях ущелья Жетiмсай после развала Союза появилась ферма Каратаевых. Глава семейства Саги получил ее в счет долгов по зарплате после развала Союза. Колхоз обанкротился, работы не стало вовсе. Выручали лишь земля и скот, но требовали много усилий.

А осенью 2000 года на ферму Каратаевых неожиданно нагрянули гости. Буквально свалились как снег на голову. Две туристки из Германии — Ира и Занна. Ира — бывшая казахстанка, привезла подругу познакомить со своей Родиной. Таксист из Шымкента, авторитетно заявив, что главная достопримечательность юга Казахстана — это заповедник Аксу-Жабаглы, привез их в аул. Это сейчас в Жабаглы есть гостевые дома, а тогда приходилось рассчитывать лишь на гостеприимство местных жителей. Попросились к Каратаевым. Буквально на два дня, а остались в итоге на десять. Повезло даже на тое погулять, увидев все традиции настоящей казахской свадьбы. Уезжали уже как родные и настоятельно советовали подумать о туризме.

Р. Каратаев.

— Мы, честно говоря, даже не знали, с какой стороны к этому подойти, — рассказывает Руслан. — В голову не приходило, что будут к нам приезжать туристы, да еще иностранные. Не знали, как их приглашать, как их принимать. И учиться было не у кого.

А потом в их жизни произошла еще одна судьбоносная встреча. К ним приехал гость. На сей раз из Нидерландов. Группу голландских туристов дождь застал прямо в горах. Единственное спасение — ферма, стоявшая неподалеку. Туда и побежали. На одну из трех дочерей Саги Каратаева турист Ламмерт Бис сразу обратил внимание. Пообщаться молодым людям толком не удалось: говорили на разных языках. Но настоящая любовь преград не знает. Поэтому спустя пару лет в Жабаглы сыграли свадьбу Ламмерта и Эльмиры. Местные дивились: у Саги Каратаева зять — иностранец! А что удивляться, если в семье полный интернационал и при этом абсолютное взаимопонимание. Ламмерт, плечистый голубоглазый голландец, сразу пришелся по душе родителям Эльмиры. Молодые и поныне живут на две страны: Казахстан не отпускает. С легкой руки зятя в живописные места Тюлькубасского края потянулись туристы из Нидерландов. Каратаевым пришлось перестраиваться. Ламмерт направлял и подсказывал, какими должны быть стандарты приема гостей. Так появилась турбаза «Руслан», названная в честь единственного сына и продолжателя семейного дела. Работали снова всей семьей. Когда не хватало рук – приглашали местных женщин на сезонную работу. Построили гостевой домик, затем кемпинг. И начали учить английский, чтобы общаться с иностранными постояльцами. А потом и географию — по странам, из которых к ним приезжали туристы.

— Тогда мы и поняли, что такое экологический туризм, — говорит Руслан. — Когда люди преодолевают огромные расстояния, только чтобы увидеть всю красоту нашей природы, нашего заповедника. И такое бережное отношение к окружающей красоте, что хочется им сказать спасибо!

В прошлом году приехали на турбазу орнитологи из Гонконга, чтобы своими глазами увидеть многовидовое птичье царство заповедных мест. Поездка удалась. Вставали засветло, наскоро завтракали и отправлялись в горы. Просматривая вечером камеру, удивлялись отснятому. Насчитали 158 видов пернатых! Такое биоразнообразие привело их в полный восторг. Интерес иностранцев к нашей флоре и фауне оказался заразительным для Каратаевых. Освоили съемку на профессиональном фотоаппарате, так появилось семейное хобби. Теперь, кто раньше встал, того и камера. Главное — не просто снять причудливую птичку, красивый цветок, жучка, змейку, а если повезет, то и дикое животное, а обязательно найти, что за вид и описание. Порой такие экземпляры встречаются, что только в научных энциклопедиях отыщешь. Популяризация родных мест оказалась весьма увлекательным делом. А в дни вынужденного простоя из-за карантина еще и спасением от тревог и переживаний по поводу того, что открытие туристического сезона сорвано и запланированные визиты явно не состоятся.

— У нас ведь действительно уникальные места, — говорит Руслан. — Вырос здесь, мальчишкой облазил все горы, а только теперь стал понимать, что это по-настоящему райский уголок, ради которого стоит ехать, лететь за тысячи километров.

Впрочем, одним туризмом, даже при всей красоте здешней природы, сыт не будешь. Сезон длится с марта по октябрь. А вот тюлькубасская земля, буквально созданная для садоводства, при грамотном уходе может дать много. Два года назад заложил Руслан яблоневый сад.

Первые пять гектаров. Яблоньки уже набрали силу. Зеленеют, радуют глаз — такой вот сад надежды.

В первый раз ущелье Жетiмсай, на одной из сторон которого раскинулась турбаза «Руслан», я увидела ранней весной. Крутые склоны уже зеленели, воздух был наполнен ароматом весенних трав. Прошедший накануне дождь лишь усилил дивные запахи. Пики вершин вдалеке были снежно-белыми. Граница зимы и весны. Стоя на краю ущелья в умиротворяющей тишине, получала наслаждение от каждого мгновения. Дух захватывало от красоты той панорамы.

Позже узнала историю ущелья, протянувшегося на пять километров в буферной зоне заповедника. В начале двадцатого столетия здесь еще действовали шахты по добыче меди. Путь к рудникам по горным тропам был извилистым и очень трудным. В 1926 году шахты были закрыты в связи с тем, что на карте Казахстана появился первый центральноазиатский государственный заповедник Аксу-Джабаглы. Категория — строгий природный резерват, от того и в буферной зоне не должно быть никаких посторонних работ по добыче ископаемых. Ущелье было спасено.

Вид на каньон Аксу.

Его печальное название Жетiмсай (сиротское ущелье) местные жители связывают больше не с сиротами, а с одинокими путниками, странниками. Попав сюда, именно этого и хочется: оказаться в самом сердце ущелья, побыть в одиночестве, наедине с первозданной природной красотой. Кто-то из великих сказал, что тишина мира успокаивает лучше, чем миллионы ненужных слов. Так и есть. Главное — не навредить.

Алиса Масалева
фото Алисы Масалевой
и Руслана Каратаева

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *