«Возьмешь горсть земли, а она хлебом пахнет»

11 Фев 2019

 Освоение целинных и залежных земель — это целая эпоха в истории СССР, важная страница в судьбе многих тысяч энтузиастов, патриотов,которые искренне считали, и это правильно, что страну, еще не отошедшую от войны, поможет накормить хлеб освоенных земель. В эти дни исполняется 65 лет с той исторической даты, когда эшелонами начали
приезжать на целину романтики и прагматики.

В 1954 году на февральско-мартовском пленуме ЦК КПСС было принято постановление

«О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Планировалась распашка не менее 43 миллионов гектаров земель в Казахстане, Сибири, Поволжье, на Урале и в других регионах страны. Что касается Южно-Казахстанской области, то здесь за целинные годы было освоено 200 тысяч гектаров залежных земель, на них создано четыре зерноводческих совхоза. Это даже больше, чем планировалось.

Южный Казахстан конечно же не мог сравниться с масштабами освоения целинных и залежных земель на севере Казахстана, куда в первую очередь отправлялись техника, семена, ГСМ, строительные материалы для возведения жилья, объектов соцкульбыта. Тем не менее была поставлена задача освоить залежные земли, и она была выполнена.

Директор совхоза имени Джамбула Владимир Яковлевич Кутиков приехал на целину из Москвы, оставив министерскую должность. В декабре 1954 года он отправил в обком партии аналитическую записку, где обозначил проблемы, которые были свойственны не только Чаяновскому району: «Чтобы подъем целины был закончен не позднее 30 июня, не более чем за сто дней, когда уже осадков не бывает, нужны 20 гусеничных тракторов, лимиты на ГСМ, бензовозы, семена (для овощей их закупили в Чимкенте), стройматериалы для щитовых домов… Определили место для центральной усадьбы совхоза, но нет средств ее обустроить. Нет телефонной связи, не решен вопрос с энергетикой для новых совхозов. В столовой картофельное блюдо с небольшим количеством мяса стоит четыре рубля 40 копеек, чай без сахара – 15 копеек, дороже, чем в ресторане. Если такие цены будут и дальше, совхоз растеряет все кадры».

Еще драматичнее описал ситуацию на целине А. Гостев, лектор ЦК КПСС, приехавший в этот совхоз с циклом идеологических лекций о необходимости освоения целинных и залежных земель, трудовом энтузиазме: «В одной комнате живут 30-40 человек. Люди согласны на любую работу. Аванс и подъемные израсходованы. Купить хлеб не на что. Столовая не оборудована. Крыша течет, ветер заносит в котлы песок. Поселок строится на голой горе, на сильном ветру, вдалеке от воды. Трактористы постоянно меняются. За четыре месяца на одном тракторе успели поработать четыре человека». В письме в обком партии А. Гостев просил обратить внимание на недопустимость подобной ситуации, на необходимость принять соответствующие меры.

Первоцелинники: директор совхоза «Алгабас» Александр Алексеевич Яковлев и директор совхоза «Бугуньский» Петр Иванович Кратенко. Снимки предоставлены государственным архивом общественно-политической истории (партархив) Туркестанской области.

Если газеты трубили об энтузиазме целинников, готовых мужественно преодолевать трудности, то в закрытых материалах обнажалась вся правда тяжелой целинной эпопеи.

Однако поток людей на целину не снижался. Директор совхоза «Алгабас» Александр Алексеевич Яковлев, приехавший в Южный Казахстан из Белоруссии, где возглавлял крупную птицефабрику, отправил в Москву в ЦК КПСС телефонограмму: «Посодействуйте строительству зернохранилища. Семена не убережем. 1500 тонн семян воруют безбожно». «Алгабас» был из тех хозяйств, которые в первую целинную весну выполнили план по освоению целинных земель на 112,5 %. То есть вспахал 13500 гектаров. Анатолий Григорьевич Таскаев на «ДТ-54» поднял целину на 327 гектарах, Федор Иосифович Шульженко — на 469, Андрей Сергеевич Лясоцкий — на 200.

Совхозы «Алгабас» и имени Жданова в первый год получили самые высокие урожаи пшеницы в области. Как свидетельствуют архивные документы, директора новых совхозов все были в выговорах, на что А. Яковлев отшучивался: «Быть на такой должности и не битым — нельзя».

Но и на севере Казахстана было не легче, хотя, как казалось южанам, снабжение там было намного лучше. Но климат был суровее. Вот что рассказывал мне Николай Остапович Каднай, награжденный медалью «За освоение целинных земель», знаком ЦК ВЛКСМ «За освоение новых земель», участник ВДНХ СССР. Он приехал в Кустанайскую область с Полтавщины по спецнабору, выучившись в числе 250 ребят в ремесленном училище на тракториста: «Поселили нас в здании барачного типа. Мы, дети войны, не были изнежены бытовыми удобствами, тем более что в нас жил дух целинной романтики. Через три дня пришла команда ехать на станцию получать технику – это был привет с моей родины, харьковчане прислали пахотные тракторы. Загрузили их, отправились путь, а тут началась такая пурга, да с воем! Мы застряли в степи, не зная, что делать. Но неожиданно все стихло. Выглянуло солнышко, засверкало вокруг серебром. Технику развезли по отделениям. Только в апреле начал таять снег. На образовавшиеся небольшие озерца прилетало много птиц, особенно лебедей, белых и черных, напоминающих о Полтавщине – у нас они тоже по весне собирались стаями, мы любовались ими в короткие минуты отдыха. Первые борозды были тяжелыми. Болты на плугах разрывались от крепости земли. Смена длилась сутки. Первый урожай наш совхоз имени Герцена получил небывалый – по 49 центнеров с гектара. Мой рост метр восемьдесят, но когда я заходил на поле, колосья закрывали меня. Многие приехавшие на целину впервые тогда наелись хлеба».

Первый урожай совхоз им. Герцена получил небывалый – по 49 центнеров с гектара.

Николай Остапович рассказал мне, что слово «целина» служило паролем для решения многих вопросов. Уже в Чимкенте, когда он работал инженером на строительстве птицефабрики, его послали в Полтаву «выбивать» для нее оборудование. Область там возглавлял Герой Социалистического Труда целинник Федор Трофимович Моргун. С ним Каднай встречался в Акмолинске как комсомольский вожак. Когда Моргун узнал, что в приемной гости из Казахстана, отложил все дела и принял их. И связался с директором завода. Разговор был коротким: «Казахстан просит. Надо помочь». И Украина помогла.

Спустя годы историки, экономисты по-разному стали оценивать освоение целинных и залежных земель, находя в нем много негативных моментов.

Сейчас по-разному оценивают освоение целины. Но те, кто в тяжелейших условиях впервые после войны накормил страну хлебом, верят, что трудности, которые они преодолели тогда, были не напрасными.

Но Н. Каднай, как и те, кто в тяжелейших условиях впервые после войны накормил страну хлебом, думает иначе. Верит в то, что трудности, которые они преодолели тогда, были не напрасными. Они подняли особую землю. Николай Остапович привел мне слова Героя Социалистического Труда, тоже целинника, Михаила Довжика: «Вiзьмеш жменю землi, а вона хлiбом пахне…»

А еще земля пахнет потом, пролитым на нее, когда переворачивали лемехами плуга нетронутую веками землю, чтобы был ХЛЕБ.

Людмила Ковалева

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *