Врачебная ошибка или халатность?

12 Фев 2020 12:27
Количество просмотров: 995

Об этой трагедии впервые услышал из телевизионных новостей: в июне 2019 года ребенку в Сарыагашской районной больнице сделали операцию по удалению аппендикса, после которой он стал инвалидом. Новость взбудоражила общественность, но короткий телесюжет не отразил всех подробностей случившегося. Причиной моего очередного визита в Сарыагашский район стала попытка разобраться в ситуации.

Пообщаться со всеми участниками случившегося не удалось, но беседы со специалистами многое прояснили.

— Вы знаете, этот случай с мальчиком до сих пор не дает нам покоя, — сказал заместитель главного врача районной больницы по лечебной части Б. Оспанов. — Конечно, сказать о допущенной в этом конкретном случае медицинской ошибке или халатности медиков может только специальная комиссия.

Отец девятилетнего Нуртаса К. Абенов не обратил внимания, когда сын пожаловался на боли в животе. Мама ребенка в этот момент находилась в Алматы. Три дня у Нуртаса болел живот, и лишь когда боли стали невыносимыми, отец вызвал скорую помощь. По прибытии в больницу врачи констатировали у мальчика приступ аппендицита. Учитывая, что у него был сильно ослаблен организм, медики все же приняли решение провести операцию по его удалению. Вот именно с этого момента и начинается вереница загадок. Когда ребенку сделали разрез, то оперировавший его хирург А. Тюмебаев установил: начался перитонит. И необходимо было провести все хирургические действия, предусмотренные при данном диагнозе. Но хирург почему-то ограничился частичными: не произвел широкую обработку брюшной полости от гноя и микробов. После операции в реанимации температура у Нуртаса была высокой и стабильно держалась на отметке 40 градусов. На третьи сутки у ребенка стали проявляться внешние признаки: одышка, рвота и вздутие живота. После консилиума было решено провести повторную операцию. Ведь шло медленное отравление организма мальчика из-за осложнений после перитонита, которое в итоге привело к интоксикации и поражению головного мозга. Учитывая состояние пациента на тот момент, была проведена предоперационная подготовка, включающая и дезинтоксикационную терапию. Планировалось дать ребенку общий наркоз, иначе мог бы произойти шок. Еще до очередной операции у Нуртаса уже начались проблемы со зрением и слухом.

Б. Оспанов.

В телесюжете мать ребенка З. Абенова обвинила медиков в неправильной дозировке снотворного, что привело к печальным последствиям.

— Я не раз объяснял, что с моей стороны не было допущено ошибки. Дозировку введенного мальчику наркоза проверяли. Эту же схему дозирования я применял и в последующих операциях, — говорит врач- анестезиолог Е. Ибрагимов. — Мне неприятно это говорить, но этот слух пустили те, кто хотел снять с себя ответственность за случившееся. Задача анестезиолога заключается не только в том, чтобы дать пациенту дозу наркоза, но и благополучно вывести его из этого состояния. Нуртас после операции проснулся, пришел в себя, и это могут подтвердить коллеги реаниматологи.

После ухудшения состояния мальчика были вызваны через санавиацию невролог, реаниматолог и хирург из областной детской больницы. По итогам обследования был установлен диагноз: «спайка тонкой кишки кишечника вследствие перитонита». После этого ребенка забрали в областную детскую больницу, где прооперировали и ликвидировали спайку. Через месяц Нуртас вновь был доставлен в районную больницу для прохождения дальнейшего курса реабилитации. Но в декабре 2019 года у ребенка вновь диагностировали спайку и для очередной операции вызвали хирурга из области. Анестезиологом во время операции вновь был Е. Ибрагимов.

— У нас есть реабилитационное отделение, — говорит заместитель главного врача Б. Оспанов. — Но оно предназначено для взрослых.

Родители Нуртаса настаивали, чтобы их ребенка направили для дальнейшего лечения в Алматы или Нур-Султан. Но, учитывая его состояние, транспортировка была невозможна. Мы вызвали хирурга и реаниматолога из детского реабилитационного центра «Аксай» при медицинском университете имени Асфендиярова Алматы, которые также порекомендовали повременить с транспортировкой пациента. Лишь после стабилизации состояния 21 января он был отправлен в Алматы под присмотром представителя реабилитационного центра врача Л. Ахтаевой. За все это время девятилетнему мальчику пришлось перенести в общей сложности семь операций.

Е. Ибрагимов.

Конечно, коллективу Сарыагашской районной больницы не хотелось выносить сор из избы, но попытка утаить такой факт от общественности — должностное преступление. Сегодня З. Абенова с Нуртасом находятся в Алматы. В телефонном разговоре Закира сказала, что сын находится в тяжелом состоянии. Уже восемь месяцев она не отходит от его постели.

— Надежды на полное выздоровление моего Нуртаса нет, — сказала она. — Врачи сказали, что даже если произойдет чудо, то ребенок поправится процентов на десять. У меня три сына. Нуртас — самый младший. Сегодня его состояние тяжелое. Мне приходится его кормить через катетер. Не знаю, как быть. Денег нет, даже памперсы ребенку не могу купить. Мне говорят, что в сложившейся ситуации имеет место врачебная ошибка. Но, как бы то ни было, никто не вернет здоровье моему ребенку.

В конце нашего разговора З. Абенова сказала, что перед отъездом она оставила заявление в Сарыагашский районный отдел полиции. И думает идти до конца, пока виновные в трагедии, случившейся с ее сыном, не понесут наказания. Что же касается хирурга Абая Тюмебаева, оперировавшего Нуртаса Балтабайулы, то после полученного строгого выговора он уволился и сегодня оперирует уже в Туркестанской городской больнице.

Берик Монтаев
Фото автора

Читайте нас в Telegram

 

 

1 комментария в “Врачебная ошибка или халатность?

  1. Возмутительно. Родившегося здоровым ребенка медики «залечили». Несчастный мальчик перенес столько мук. И впереди у него горькая судьба. Кто за это ответит?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *