«Все оставляю людям…»

17 Янв 2020 15:59
Количество просмотров: 1415

Имена таких людей, как Герой Социалистического Труда Александр Дмитриевич Туманов, к сожалению, чаще остаются в памяти людей того поколения, с которыми он жил и работал.

Молодому поколению хочется строить новую жизнь на новом фундаменте, перечеркивая прошлое.

Но прошлое, связанное с именем А. Туманова, – это тот опыт, который нужно переносить в настоящее и будущее.

Он был директором Састюбинского цементного завода,строил его, сделал одним из передовых в Союзе, затем Чимкентского цементного имени Ленина, получившего при нем за свои показатели орден Трудового Красного знамени.

В 1971 году предприятие выдало более двух миллионов тонн цемента 19 видов и марок – такого богатого ассортимента не производил ни один цементный завод в СССР.

И еще один выдающийся показатель в Союзе — проектная мощность Чимкентского цементного завода была перекрыта на 200 тысяч тонн. В 1967 году заводу было присвоено звание «Предприятие коммунистического труда».

Чимкентский цементный завод за победу в социалистическом соревновании 17 раз награждался переходящими Красными Знаменами ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ЦК ВЛКСМ и ВЦСПС.

В 1953 году, когда начал строиться Састюбинский цементный завод, лучшей кандидатуры на должность директора, чем Туманов, министерство не нашло.

Но надо обратиться к биографии человека, ставшего величайшим организатором производства, чтобы понять, как создавать коллектив, готовый преодолевать трудности и добиваться больших успехов.

Елена Тимофеева, сотрудница Государственного архива общественно-политической истории Туркестанской области (партархив), познакомила с текстом отзыва машиниста Петра Егоровича Геращенко на директора завода Туманова (отзыв написан в связи с предстоящим награждением Александра Дмитриевича): «У директора нет отрицательных качеств: он уважает коллектив, мы уважаем его. Он многое делает для нас». Многое — это, наверное, то, что с приходом Туманова на должность директора производительность труда на заводе за пять лет выросла на 35 %, средняя зарплата – на 28 %, общественный фонд составил 1941 тысячу рублей. За счет этого фонда были построены: детсад, санаторий-профилакторий, клуб, жилые дома, солидные суммы шли на поощрение рабочих и инженерно-технических работников, развитие предприятия.

Александр Дмитриевич Туманов родился в 1923 году в многодетной крестьянской семье в старинном селе Шиханы Вольского района Саратовской области, основанном еще в 1820 году героем Отечественной войны 1812 года в качестве усадьбы графа
В. В. Орлова-Денисова, где служили предки Туманова.

Саша мечтал стать летчиком, для чего посещал местный аэроклуб, прыгал с парашютом. Но когда пареньку исполнилось пятнадцать лет, родители настояли, чтобы он поступил учиться на механика в Вольский технологический техникум, который находился всего в полутора десятках километров от дома.

Но техникум он окончить не успел: 2 августа 1941 года третьекурсник Александр Туманов ушел бить врага.

Его взяли в разведку. За время войны старший лейтенант был награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», орденом Боевого Красного Знамени. Позже – орденом Отечественной войны второй степени. Он дошел со своими боевыми товарищами до Варшавы. За столицу Польши он получил медаль «За освобождение Варшавы». Но, по его воспоминаниям, все годы у него болью в душе «сидел» тот бой у села Красная Яруга Белгородской области, где полегли его командир полка и однополчане. Сам Туманов в том бою едва выжил. Через много лет работы в Южном Казахстане министр строительных материалов СССР предложил Александру Дмитриевичу, тогда уже известному организатору цементного производства, возглавить Московский НИИ «Гипроцемент», но Туманов отказался. И попросился в Белгород: «Простите, но я хочу быть рядом со своими боевыми товарищами».

А министр обрадовался отказу: «Дорогой вы наш Александр Дмитриевич, как я рад этому. Цементный завод в Белгороде в полном упадке, мы не знали, кого направить туда, чтобы его модернизировать! Лучшей кандидатуры, чем ваша, на должность директора и не придумаешь!»

Туманов уедет в Белгород, выведет завод в число крупных промышленных предприятий СССР. Будучи директором завода в России, он не терял связи с Чимкентом. По его просьбе Волжское пароходство назвало один из теплоходов «Чимкент», на котором совершали экскурсии по великой русской реке школьники из нашего города. Их поездки организовывал Туманов.

Александр Дмитриевич умрет скоропостижно 24 мая 1991 года. Похоронят его в Белгороде, на аллее Героев.

Когда министр согласился направить Туманова в Белгород, он не сомневался, что этот трудолюбивый и ответственный человек сможет поднять предприятие с колен. Он очень хорошо знал способности и возможности Александра Дмитриевича, его биографию.

В 1947 году после фронта Туманов вернулся домой. Окончил свой техникум, после чего был направлен в Эстонию, где работал по специальности, но потом вернулся в Вольск, где уже жили его родные, устроился на цементный завод «Коммунар»: сначала мастером, потом начальником цеха.

Особенность руководителей советской поры: они не были «мастерами на все руки», согласными на всякую работу, лишь бы руководить, а были глубокими специалистами в своей профессии. Карьеру начинали с низов и всю жизнь учились, обогащаясь опытом и знаниями. И потому были ценными и надежными профессионалами.

Туманов был настолько яркой фигурой, что в 1953 году, когда начал строиться Састюбинский цементный завод, в министерстве решили направить из Вольска в Чимкент Туманова.

Как вспоминал бывший рабочий Иван Сидорович Плетнев, у него было впечатление, что директор не покидал предприятие, жил в нем. Как ни придешь на завод, а Туманов уже там. Однажды он даже спросил у Александра Дмитриевича, которому было всего 30 лет: «А у вас что, семьи нет?» Туманов ответил: «Все у меня есть, Ваня, да только завод надо побыстрее до ума доводить. Видишь, какие дела вокруг разворачиваются?»

А они действительно разворачивались: в Казахстане полным ходом осваивались целинные и залежные земли, надо было возводить объекты соцкультбыта. А без цемента решить эту задачу было невозможно. И коллектив вместе с Тумановым построил завод, который стал выпускать качественный цемент, который шел на целину. Но не только целина требовала стройматериалов. Надо было поднимать города и села Союза, через которые прошел фашист, из руин.

Во время Великой Отечественной войны в СССР резко сократилось производство цемента.

Для справки, чтобы понять масштаб сделанного цементниками: с 1946 по 1975 год были построены самые крупные цемзаводы в Казахстане – Карагандинский и Чимкентский. Но уже в 1962 году СССР вышел на первое место в мире по производству цемента.

Судьба Туманова как директора Састюбинского цементного завода была решена — его направили в Чимкент директором цементного завода. Импульсом к его развитию могла стать реконструкция предприятия, что позволило бы увеличить проектную мощность на 225 тысяч тонн продукции в год. Ускорил реализацию этого проекта приезд в Чимкент Первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Д. Кунаева, который обратился к Туманову:

— Вы человек в своем деле опытный, нам нужна ваша помощь. На Байконуре строится космодром, не хватает цемента высоких марок. Что будем делать?

— Модернизировать предприятие, Динмухамед Ахмедович.

Но в обкоме партии возмутились такому обещанию директора:

— Представляете, что будет, если завод остановится на реконструкцию? Кто будет давать план?

Специалисты «Южгорпроекта» на этом же бюро обкома партии высказали свое соображение: замена каждой печи потребует четыре месяца, а это десятки тысяч тонн цемента. Значит, простой? А что скажем товарищу Кунаеву?

Но Туманов никогда не бросал слов на ветер.

Внешне в некоторых ситуациях он казался рубахой-парнем, когда пел на празднике со своими товарищами, танцевал, тамадил на свадьбах друзей. Но если ставил цель, это уже был другой Туманов: упертый, сосредоточенный. К моменту реконструкции завода Александр Дмитриевич уже был дипломированным инженером. Окончив заочно Казахский технологический институт, он крепко связал себя с выпускниками вуза: Александром Вериным, Геннадием Щипачевым, Николаем Гайду и Геннадием Быковым, которые вместе с ним разрабатывали разные варианты замены двух печей, от которых на 25 процентов зависело выполнение плана. Все расчеты сводились к тому, что модернизировать предприятие можно за полмесяца. Расписали все по минутам, вплоть до того, кто и где должен находиться. Специалисты проектного института предлагали старый фундамент холодильника разбивать пневмомолотом, отведя на это пятнадцать дней. Группа Туманова взорвала его, потратив всего 17 часов. Работали день и ночь: на первой печи холодильник заменили за двенадцать дней, на второй — за тринадцать. Во время реконструкции сам Туманов предложил несколько новшеств. В их числе — замена баббитовых вкладышей на деревянные. Они были настолько дешевыми и рациональными, что экспонировались в Москве на ВДНХ СССР. Вся модернизация предприятия завершилась за тринадцать дней. После чего мощность завода увеличилась на 200 тысяч тонн цемента.

Впервые в СССР на Чимкентском цемзаводе освоят способ утилизации печной пыли путем ее обжига во вращающейся печи, разработают способ получения комбинированных удобрений из пыли, уловленной электрофильтрами вращающихся печей.

На чимкентском цементе были построены не только космодром Байконур, но и Карагандинский металлургический завод, две ГЭС — Бухтарминская и Нурекская, Каракумский канал.

Чимкентский цементный завод «впитывал» в себя все новшества отрасли, находил для повышения производительности труда все новые новаторские идеи.

В частности, впервые в СССР здесь освоят способ утилизации печной пыли путем ее обжига во вращающейся печи. Вместе с учеными кафедры «Процессы и аппараты химического производства» Казахского химико-технологического института инженеры завода разработают способ получения комбинированных удобрений из пыли, уловленной электрофильтрами вращающихся печей, на что было получено авторское свидетельство. Заводчане первыми в Казахстане перейдут на комплексную автоматизацию производства, на новую систему планирования и экономического стимулирования.

91-летняя жительница Шымкента, бывшая сотрудница ЖКО завода Тамара Васильевна Демидова десять лет отработала с Тумановым, а ее муж Сергей Кузьмич почти двадцать – он был парторгом предприятия.

— Такой директор, как Александр Дмитриевич — редкость, — говорит она. – Он не о себе думал, а о людях, чтобы они жили лучше.

Порядочный, честный человек, о котором ни слова плохого никто и никогда не говорил, потому что видел: Дмитрич старается не для себя, а для нас.

Коллектив был большой – полторы тысячи человек, но было ощущение, что это небольшая семья, в которой все друг за дружку держались и помогали, отметила Тамара Васильевна.

— Когда Туманов умер, нам позвонила Надежда, супруга Александра Дмитриевича, — рассказала Тамара Васильевна. — Мой сын Саша оповестил всех, кто с ним работал, они воздали Туманову достойные почести. Сослуживцы Туманова рассказали, что вторая дочь Туманова, Евгения, пошла по его стопам. Она преподавала в Белгородском университете на кафедре технологии цемента и композитных материалов.
Перед отъездом в Белгород А. Туманов, глядя на свой любимый завод, сказал:

— Все оставляю людям. С собой ничего не беру.

Он надеялся, что оставленным, выстраданным им распорядятся с умом.

Что взял с собой Александр Дмитриевич?

Любовь и уважение тех, с кем работал. И память. Что ценнее – решайте сами.

Людмила Ковалева

Снимки предоставлены Государственным архивом общественно-политической

истории Туркестанской области и областным госархивом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментария в “«Все оставляю людям…»

  1. Я училась в школе Маяковского и прекрасно помню Туманова. На каждой более-менее праздничной линейке он был в нашей школе. Наши шефы были частыми гостями у нас в классах. А мы участвовали в субботниках на территории завода и вокруг него. Мы дружили с теплоходом «Чимкент», который ходил по великой реке Волге. Летом они приглашали учеников вместе с учителями к себе на теплоход, чтобы дети могли лично поучаствовать в деле навигации на реке. В 1972 году мне посчастливилось попасть в их число. Это было незабываемое путешествие. Два месяца вместе с командой мы постигали премудрости речного пароходства, Стояли за штурвалом, конечно, под руководством опытных речников. Парни стояли вахту в машинном отделении. Девочки на камбузе. Мы увидели красоту великой русской реки, увидели много городов, стоящих на Волге, впервые увидели каналы. По воде мы добрались до Москвы, до Ленинграда, потоп обратно. А с Сашей, сыном Туманова, мы учились в одном классе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *