«Я меньше, чем когда-нибудь, желаю оставить Сыр-Дарью»

9 Окт 2018

 

Т. Шевченко. «Укрепление Раим». Акварель. 1848 г.

 Научная экспедиция областного архива и управления по делам архивов и документации, организованная в рамках программы «Рухани жангыру», привезла из Санкт-Петербурга Российской Федерации новые документы, которые позволяют полнее и глубже изучать историю нашего края.

— Санкт-Петербургские научные учреждения хранят гораздо более обширные фонды, чем другие архивы стран СНГ, где нам приходилось работать в прежние годы в рамках программы «Культурное наследие», — рассказывает руководитель областного архива А. Исатаева. — И это вполне объяснимо: этот город много лет был столицей Российской империи, где сосредотачивались многочисленные документальные свидетельства о событиях в Средней Азии.

 Значительный блок новых документов — об освоении Голодной степи, строительстве ирригационных систем, о заселении киргизских степей русским крестьянством, образовании новых поселений.

 В облархиве уже хранилось несколько документов, которые касались создания Аральской флотилии.

Т. Шевченко. «Шхуна «Константин» на ремонте». Акварель. 1849 г.

Ее суда в большинстве своем работали на угле Татариновских угольных копей, находящихся в нашей области, который первоначально складировали в устье самой многоводной реки Арыси.

Новые знания о флотилии и организации судоходства по реке Сыр-Дарье пополнились еще несколькими документами.

Интерес к вопросам товаро-пассажирского пароходства был обусловлен непростыми отношениями Российской империи с Кокандским ханством, которое контролировало движение по реке на значительном протяжении: изымались грузы, захватывались люди. В Российской империи был и другой стимул изучить возможность судоходства по Сыр-Дарье с заходом в Аральское море: это доставка товаров и боеприпасов в построенный на реке форт Раим, впоследствии переименованный в Аральское укрепление.

Впрочем, обо всем этом весьма недвусмысленно высказался в статье на страницах известного издания «Русский вестник» экономист и финансист, член-корреспондент Императорской академии наук Юлий Андреевич Гагемейстер. Он обратил внимание на выгодный сбыт в Среднюю Азию по Сыр-Дарье «наших мануфактурных изделий, тогда как мы оттуда запасаемся разными сырыми произведениями». Он предложил занять верховье Сыр-Дарьи, чтобы обеспечить беспрепятственное плавание на ней небольших судов и снабжать войска Сыр-Дарьинской линии и экипажей судов местной флотилии продовольствием, строевым лесом и топливом. «Учредить (…) срочное от казны пароходство по Сыр-Дарье», — завершил он свой анализ выгодности предложенного проекта.

Из-за гражданской войны в Америке поставки хлопка в Россию в 1860-1861 годах сократились в шесть раз, а ввоз из Средней Азии увеличился всего лишь в три раза. Однако текстильным предприятиям Центральной России сырья явно не хватало. В связи с этим выросли цены на хлопок. На ярмарке в Нижнем Новгороде его стоимость подскочила с 4-5 до 7 рублей 50 копеек за пуд. И продолжала расти: в 1862 году она составила 12-13 рублей, в 1864-ом — уже 22-24 рубля за пуд.

Увеличить поставки хлопка на российские фабрики могли открытие судоходства на Сыр-Дарье и проход по ней кораблей Аральской флотилии. Благодаря усилиям научной экспедиции А. Бутакова этот проект удалось реализовать только в 1866 году.

Надо сказать, что уже было известно имя лейтенанта, а впоследствии контр-адмирала Алексея Ивановича Бутакова, исследователя Аральского моря. Изучить Сыр-Дарью на предмет судоходства ему было поручено лично императором. Понимая, в каких сложных условиях придется работать экспедиции, Бутакову было приказано «избегать неприязненных отношений с кокандцами». Однако, как свидетельствуют документы, сделать это удавалось не всегда.

Считалось, что реки Сыр-Дарья и Аму-Дарья впадают в Каспийское море. Но лишь благодаря исследованию членов экспедиции А. Бутакова было доказано, что путь этих рек направлен в Аральское море. Увы, из-за экологической катастрофы эти реки уже не несут столько воды в Аральское море, как прежде. Известен снимок, когда после обмеления моря на берегу остался ржаветь корабль как символ бедствия.

В тяжелейших условиях шло исследование Арала и Сыр-Дарьи, поскольку хивинцы препятствовали даже выходу на левый берег реки. Тем не менее, от императорского задания не отказались. .

Контр-адмирал А. И. Бутаков.

В 1848 году в Оренбурге построили парусную шхуну «Константин» длиной 14 метров. На подводах ее доставили в укрепление Раим и спустили в Сыр-Дарью. В экипаже было 27 человек, в том числе и отбывающий ссылку на Каспии украинский художник и поэт Тарас Григорьевич Шевченко. Он был приглашен лично Бутаковым, чтобы запечатлеть важные моменты исследовательской работы экспедиции. Шевченко сделал немало карандашных зарисовок, сохранившихся до наших дней.

А. Бутаков писал, как ими велось исследование: «Чтобы не возбудить подозрения хивинцев, отправлял ночью прапорщиков Поспелова и Акишева на шлюпке, чтобы промерить реку далее к югу. Давал им глухой фонарь, компас, достаточное количество огнестрельного оружия, приказав обтереть вальки весел, чтобы не было слышно гребли. Сам же оставался на судне, приведя его в совершенную готовность отразить всякое нападение».

Заслуга экспедиции А. Бутакова не только в том, что он исследовал Сыр-Дарью, Аму-Дарью, Аральское море, но и составил карту Арала, за что получил мировую известность.

Благодаря научным исследованиям экспедиции А. Бутакова, которым он отдал 15 лет жизни, по Сыр-Дарье, впадающей в северный угол Арала, суда могли подниматься вверх на 500 миль. Россия таким образом впервые открыла Европе безопасную линию сообщения между Китаем через Западный Туркестан. Когда Алексею Ивановичу приказали вернуться в Санкт-Петербург, он признался: «Я меньше, чем когда-нибудь, желаю оставить Сыр-Дарью».

В книге И. В. Аничкова «Киргизский герой Джанходжа Нурмухамедов» (очерк о первых шагах русских на Сыр-Дарье), посвященной Ольге Николаевне — супруге контр-адмирала Алексея Ивановича Бутакова, можно более подробно почитать, в каких условиях работала экспедиция.

Именем А. И. Бутакова назван южный мыс открытого им острова Барса-Кельмес.

22 января исполнилось 160 лет, как в Сыр-Дарьинской области начал работу статистический комитет. В объемном труде (около трехсот страниц) анализируется состояние экономики в Сыр-Дарьинской области в 1866-1867 годах, предшествующих открытию статкомитета, и содержится несколько обзоров начала ХХ века.

После обмеления моря на берегу остался ржаветь корабль, как символ бедствия

Обзор затрагивает различные сферы деятельности в южном регионе Средней Азии. Написан он живым языком, отличаясь глубиной анализа, чем не похож на некоторые нынешние статистические обзоры. Исследователей нового документа заинтересуют такие цифры, как состав населения в Чимкентском уезде. Число жителей — 129805 человек, проживающих в 35327 домах. Площадь под запашными землями составляла 70 тыс. 478 десятин. Средняя урожайность каждой десятины — 32,6 сам. Стоит пояснить, что «сам» — это мера измерения на Руси, которая определяет, сколько посеял, а сколько собрал. Например, посадил ведро картошки, а собрал шесть. Это будет 6 сам. Так что земли Средней Азии после ирригационных работ были весьма плодородными.

Анализируется, как колонизировали земли в Туркестанском крае. Статистики отмечали характерные черты хозяйственного положения русских поселков. Благодаря Великому князю Николаю Константиновичу Романову, вложившему средства в строительство канала «Николай Первый», и начатым оросительным работам в Голодной степи, появилось девять поселений. «Главная масса населения Голодной степи — бывшие строители канала имени Николая Первого, — отмечается в статистическом обзоре, — которые, естественно, комплектовались из самого нехозяйственного и склонного к бродяжьей жизни пришлого русского населения Туркестана, получившего от Великого князя дома и пособия. Землю им отводили по их указанию, без всякого внимания к интересам кочевого населения. Сравнительно легкие и выгодные заработки по постройке каналов устраняли необходимость и отбивали охоту к кропотливому и сравнительно плохо вознаграждаемому труду, которого требует земледельческое хозяйство при искусственном орошении. Не удивительно, что обитатели Голодной степи смотрят на себя, как на временных гостей».

Население Чимкентского уезда — 129805 человек, проживающих в 35327 домах.

Тем не менее статистики характеризуют типы уже созданных поселков.

Первый: бывшие солдаты, получившие земельные наделы.

Второй: переселенцы, явившиеся в область после ряда скитаний в поисках вольной жизни.

Третий: переселенцы, прибывающие в Голодную степь из России.

После того, как укрепились поселения, появились так называемые «билетные» из России. Например, в селе Георгиевском из 120 прописанных дворов 75 были «билетными», в Антоновском 16 из 26, в Ванновском—половина «билетных».

Их появление в поселениях было встречено негативно. Считалось, что они «понаехали» на все готовое. Как выразился священник отец Оиветский из села Ванновское, «билетным» «дышать не дают», «мужики мужика не жалеют». Несмотря на то, что скот выпасается бесплатно, с «билетных» требовали три рубля, столько же брали и за воду. Но «билетные» оказались очень предприимчивыми людьми. Приводится пример с селом Балыкчи, заселенным выходцами из Каневского района Киевской области — малороссами (украинцами). Им нарезали земли под усадьбы и огороды, но они стали арендовать земли у местного населения, нанимая их же на работу.

К началу ХХ века часть русских поселений «была хорошо обустроена». В их числе поселок Георгиевский, где «одних рабочих быков было 1000 голов, два табуна прочего рогатого скота. У каждого хозяина было по 2-3 лошади, у всякого есть полный плуг — супрягой никто не пашет, а есть по 2-3 плуга. Больших капиталов нет, но по 2-3 тысячи рублей имеют многие.

Благодаря оросительным работам в Голодной степи в Туркестанском крае появилось девять русских поселений.

В поселке Ванновском бедных нет, а богатые, у которых по 2-3 плуга, много. Дома хорошие, зелени много. Из наемных рабочих — киргизское население».

Средняя урожайность пшеницы и ячменя по Сыр-Дарьинской области составляла 7-8 сам, проса — 30-40 сам.

Богатая Корниловка в 1902 году дала урожай зерна около 150 пудов с десятины. В 1908 году ожидался еще больший урожай, но напала саранча, которая оставила на корню лишь по 50 пудов на десятину.

Появление первой саранчи зафиксировали в селе Беловодском в 1899 году, через три года от ее нашествия пострадало Антоновское.

«Что касается хлопка, грандиозного разведения американских сортов, то его сеют в окрестностях Туркестана, то есть севернее 43 параллели, — отмечают статистики. — Уже в 1892 году И. И. Гейер указывал на возможность эксплуатации земель путем посева хлопчатника, имеющего спрос на рынках».

В обзоре приводится пример успешного использования 600 десятин земли для посева хлопчатника 123 домохозяйствами села Сретенское.
Но пройдет несколько десятилетий, и Южный Казахстан превратится в единственный регион страны, где будут сеять хлопчатник преимущественно отечественных сортов.

— Ежегодно за счет финансирования государственных программ фонды областного архива пополняются очень интересными документами. Они углубляют наше знание о крае, в котором колонизация не всегда играла отрицательную роль, — сказала А. Исатаева. — И это важно для понимания того исторического пути, который прошла наша страна до провозглашения независимости.

Людмила Ковалева

 

1 комментария в “«Я меньше, чем когда-нибудь, желаю оставить Сыр-Дарью»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *