Загадочная трава степи

20 Дек 2018 11:59
Количество просмотров: 16841

Как-то работа занесла меня в областной центр Туркестан. Надо было встретиться с гончаром А. Рысбаевым. В ходе теплой беседы Абай взял сазсырнай и заиграл. Из инструмента полилась протяжная щемящая душу мелодия. А в воздухе ощущался ни с чем не сравнимый сладко-горький запах полыни.

В казахской культуре полынь и степь — символы Родины, памяти, времени.

Полынь украшает степь, лечит животных и людей, в холод служит надежным топливом. Запах полыни напоминает номаду его родной край и детство. Полынь в казахской культуре – источник поэтических и литературных образов. О значении полыни в своих произведениях писали Д. Молдагалиев, Е. Елубаев, А. Шамкенов. Но лучше всего роль полыни в жизни степняка описана в стихотворении А. Майкова «Емшан», сюжет которого был взят из Волынской летописи. Если кратко пересказать историю, то она заключается в следующем.

Это было в далекие-далекие времена. Однажды утром войско половцев под предводительством двух ханов-братьев, Отрока и Сырчана, было разбито русскими воинами во главе с Владимиром Мономахом. Сырчан ушел в глубь степей, а Отрок перебрался на Кавказ. Прошло время, окрепла сила степной орды. Стал Сырчан звать к себе брата Отрока. Не раз приглашал его вернуться в родные края, но тот уже привык к чужбине, и ни сказания, ни песни предков не увлекали его. Тогда Сырчан приказал привезти из степи пучок полыни и отправил его брату. Вдохнув запах сухой травы, беглец не смог устоять против могучего зова родины и приказал седлать коней.

С тех давних пор полынь стала вечным символом Великой степи и ее народа. В одном из своих интервью Н. Назарбаев рассказал, что звучание домбры может понять «только казах, родившийся с запахом полыни в носу». Традиции почитания полыни живы до сих пор. Дань этой траве отдают не только литераторы, но и театральные деятели. Одним из таких примеров стал спектакль «Жусан» на сцене театра «Astana Ballet». Впервые в отечественной хореографии создана одноактная постановка, посвященная национальной истории. «Для меня трава – это бессмертие, и полынь – это память. Такой образ помогает быть свободным в путешествии по пространству истории. Жусан символизирует и память, и казахский народ в целом», — рассказал автор либретто Б. Каирбеков.

Полынь нашла отражение и в народном фольклоре. Есть у казахов масса пословиц и поговорок, связанных с ней: «Тамырсыз жусан да өспейді» (Без корня и полынь не растёт) или «Жусан саттым, шөп саттым, шөп сатсам да, ұқсаттым» (Хоть и полынь с травой продаешь, все равно торговлю ведешь).

Цитварная полынь на гербах Шымкента 1909 и 2000 годов.

Древняя народная казахская медицина основывалась на лечении лекарственными растениями. Жусан, степную полынь, справедливо величают королевой полыни.

Ее целебные свойства людям были известны давно. В рецептах Авиценны полынное масло, настойка, экстракт и зеленая кашица дармины рекомендованы как составная часть многих лекарственных смесей.

Сохранилась древняя легенда. Была у знаменитого Хорезм-хана красавица дочь, страдавшая страшным недугом. Ни один из самых искусных лекарей Востока не мог излечить девушку, и ее дни, казалось, были сочтены. Но вот пришел с Севера безвестный эскулап, принес откуда-то из-за Сырдарьи пучок засушенной травы. Поколдовал над настоями и в несколько дней вылечил больную. Порозовело лицо девушки, пришли веселье и бодрость, а вместе с ними и радость в ханский дворец. А коварный и жадный хан вместо обещанной награды силой заставил пришельца открыть секрет врачевания и тут же послал в казахские степи воинов, которые оттеснили кочевников, нашли чудодейственную траву и целыми верблюжьими караванами стали привозить ее в Хорезм. С тех пор трава широко распространилась на Востоке, вошла в средневековую арабскую медицину.

Лечебные свойства дармины в Средней Азии открыты очень давно.

Греки называют ее артемизия — трава здоровья, в литературе она известна как дармина, а больные, обращающиеся в аптеки, знают ее как цитварную полынь. Врачи Востока издавна использовали ее для лечения ревматизма, кожных, простудных и многих других заболеваний. Дармина очень высоко ценилась. А когда в середине XIX века немецкие химики научились извлекать из дармины сантонин, она стала, как говорят, на вес золота.

Ареал произрастания дармины достаточно мал. Максимально сконцентрирован этот степной эндемик в районе Красного моста Туркестанской области.

В 20-ых годах прошлого столетия по нашим краям в поисках цитварной полыни путешествовал ученый П. Массагетов. Вот что он писал по прибытии в Южный Казахстан: «Мы едем к Красному мосту, в один из центров заготовки дармины… Окончились серые холмы, и впереди открылась равнина с морем темной зелени. Меня охватило чувство торжественной приподнятости, праздничности. Она! Спутники понимают мое состояние — молча смотрим на зеленую равнину, тающую к горизонту в дымке. В ее зеленом цвете особенный, новый, незнакомый мне строгий оттенок, и эта необычность придает картине какую-то нереальность, сходство с миражем. Зеленый тон степи написан способом лессировки по красной основе. Смотрю на зеленый простор и не пытаюсь объяснить причины нахлынувших воспоминаний… Вот почему так легко и радостно. Изящество и красота дармины идеальны, форма и цвет лаконичны и просты. Среди сонма полыней цитварная полынь — как породистый конь среди разномастных сивок. Стебелек дармины имеет форму кипариса. Все веточки густо усеяны мелкими, как бусинки, цветочными бутонами четко вылепленной яйцевидной формы с черепитчато-выпуклой поверхностью. Ничего лишнего. Никаких обычных для полыней волосков — опушения нет. Вот оно какое, «цитварное семя»!».

В Казахстане растет еще множество других видов полыни. Это пряный эстрагон, кормовые – жусан, ермен, майкара, декоративная «елочка», почвозащитные – солончаковая, полевая, сизая. На пастбищах полынь нередко растет большими массивами, становясь доминирующим признаком при образовании топонима. Так появились названия Жусан-дала – Полынная степь, Ерментау – Полынные горы, Майкара-сай – Полынный лог.

 Полынь играла большую роль в жизни и хозяйстве многих народов. Но стать деталью официальной эмблемы города – такого отличия была удостоена только дармина.

Шымкент спас дармину, дармина подняла Шымкент. С ветки дармины начинается промышленная биография города.

Дармина вывозилась отсюда в разные страны. В 1830 году из нее впервые было выделено кристаллическое вещество сантонин. А с 1838 года началось промышленное производство сантонина в Германии: из пятидесяти пудов дармины получали пуд сантонина, который стоил 1750 рублей. Сырьем служила казахская дармина. Ее заготовляли здесь до 100 тысяч пудов в год. Казахи на месте получали за пуд 6-8 копеек, а в Германии он стоил 19 рублей. Германские фирмы ежегодно зарабатывали на дармине более миллиона.

Затем все заросли дармины арендовал оренбургский купец Савинков. В 1883 году он построил в Чимкенте сантонинный завод. Цитварное семя продавал за границу по 7 рублей за пуд, а сантонин — по 500 рублей. Казахи же продолжали получать те же 6-8 копеек.

В конце XIX века заросли дармины в Южном Казахстане занимали 400 тысяч десятин земли (436000 га). В горы, даже в предгорья она не заходит. Каратау — ее естественная граница. На север заросли тянутся еще верст сорок. Полоской между холмами прорывается дармина на запад к Сырдарье, переходит реку и образует заросли вдоль реки. Дальше на запад преграда — пески Кызылкумы. В книге П. Массагетова «Заветные травы» сказано также, что «если дармина попадает в условия повышенной влажности, в затопляемое место, то она изменяет свой облик, «перерождается» в чагыр-джусан — седую, с простертыми ветками полынь; если же выходит на холмы, превращается в совсем белую, сильно опушенную полынь — боз-джусан, а когда попадает в пески, становится менее опушенной — керь-джусан».

Относительно происхождения родового латинского названия нет единого мнения.

Большинство считает, что оно произошло от греческого artemes — здоровый, так как во все времена и у всех народов она считалась эликсиром здоровья. Согласно другой версии, растению дано имя Артемизии, жены царя Мавзола, которая излечилась этим растением, по третьей — имя Артемиды, покровительницы рожениц (полынь раньше применяли для лечения некоторых женских болезней). Русское название полынь произошло от славянского полети — гореть, из-за очень горького вкуса, от которого во рту горит. Есть также версия, что название свое полынь (пелын) получила из-за характерного для нее серовато-пыльного цвета. В Библии полынь – символ суда Божия за отступничество и непослушание; символизирует горечь наказания за человеческие грехи и пороки. У восточных народов полынь – символ родины и памяти о предках. В древней Руси – символ вдовства и печали, олицетворение несчастной любви, горечи утраты и обиды. В Западной Европе полынь считается одним из символов любви. Народные ее названия – молодой любовник, поцелуй меня скорей, девичья погибель.

На земном шаре насчитывается более четырехсот видов полыни. Но об этом знают только специалисты. На территории бывшего Советского Союза ботаники обнаружили около 180 видов этого растения. Однако в народном хозяйстве нашли применение немногие, ибо все виды содержат токсические вещества.

Интересен такой исторический факт. В 1722 году Петр I собрал поход на юг. Через леса и горы, через реки и степи шло русское войско. Однажды оно остановилось на ночлег возле селения Кизляр, что неподалеку от Каспийского моря. Разместились воины в шатрах да в наскоро построенных шалашах, пустили коней гулять по полю. А поутру, когда стали собираться в дорогу, обнаружили, что лошади заболели какой-то страшной болезнью. Животы у них раздуло, глаза помутнели, жестокие судороги сводили туловища. За одни сутки войско Петра I без боя потеряло более пятисот лучших армейских лошадей. Позднее выяснилось, что кони отравились полынью, точнее, ее особым видом — таврической полынью, которая буйно произрастала в тех местах.

Сегодня во многих странах возделываются культурные сорта полыни. Около ста лет выращиваются Русский и Французский сорта. Широко распространен Грибовский 31, отличающийся нежными стеблями, эфиромасличностью и высокой урожайностью. И по-прежнему живы старинные поверья и легенды. Так, космонавты берут с собой по традиции веточку полыни – она дольше всех трав охраняет аромат, напоминая о Земле.

Владимир Привалов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *